Вячеслав Загрийчук
октябрь 2016.
1280

Что обычные люди, нехудожники, находят в живописи? И чем восхищаются?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
4
4 ответа
Поделиться

Все наверное знают эту детскую головоломку, когда нужно нарисовать квадрат с крестиком, не проводя два раза по одной линии, и не отрывая ручки от бумаги. Все наверное помнят, что сделать это невозможно. А головоломка состоит в том, чтобы подставить дополнительный лист бумаги и провести по нему лишнюю грань.

Так вот, картины — это лист с дополнительной гранью, остающийся после решения головоломки.

Вот я не художник, и не искусствовед, и не культуролог, и не критик, и не историк, и не даже не бабушка на музейной табуретке, гоняющая школьников от сисек мраморной Венеры. Собственно, я гораздо ближе к этим школьникам, нежели к какой-либо из вышеупомянутых профессий. К тому же, присутствующий в моём случае конфликт интересов с литературой и не позволяет придвинуться ближе.

Но разве это чем-нибудь важно? Механизм интерпретации у всех работает более-менее одинаково, пусть и разводит подчас в прямо противоположные стороны. Мы интерпретируем картину точно также как книгу, музыку или даже события собственной жизни — и в плане самого механизма интерпретации между картиной и собственной жизнью нет практически никакой разницы.

А это подсказывает вещь, которую все, в сущности, понимают, но очень мало кто формулирует: картины предлагают нам больше, чем сюжеты или стереотипы, или исторические реалии, или воплощения каких-то художественных стилей.

Картина — каждая картина — это интерпретация мира. Вольная или невольная.

Боттичелли — красота, не природная, но надприродная. Карраваджо — личное, но чужое спасение. Микеланджело — неразделимость плотского и духовного. И так далее.

И в этом смысле между абстрактной живописью, поп-артом, импрессионистами, классицизмом, барокко, иконами и наскальной живописью — нет абсолютно никакой разницы. Они все это делают.

Другое дело что чтобы вычленить оттуда этот смысл, человек должен быть способен сам его сформулировать — и здесь нужно учиться открывать собственные калитки восприятия, поскольку дикарь конечно ткнёт в музее в шедевр, но вместо "Критики способности суждения" выдаст максимум "ммээ ммээ". Вот и толку от этого шедевра будет для него столько же.

Но в картинах это всё есть — так же как есть в литературе, музыке, хорошем кинематографе. И это, может быть, и есть главный критерий искусства не как формы, не как метода, а как сути — это то, что привносится для решения головоломки.

И далеко не всё что угодно туда подходит.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
19

Мне очень понравился ответ, он оказался самым доходчивым! Вопрос 2, как это вообще увидеть/ощутить? То есть воспользоваться информацией, которая по сути закодирована в картине? И реально ли это вообще?:)

0
Ответить

Да элементарно — просто много смотреть картины, и каждой уделять достаточно времени. Для разбора большинства картин хотя бы на базовом уровне вообще не требуется никаких знаний (правда, ключевое слово тут базовый). А для более плотного — ну просто выбираете картину, которая интересует, и начинаете выяснять всё, что можно по поводу неё выяснить.

Пример. Вот Карраваджо изображает апостола Павла на пути в Дамаск. Историю все знают: Павел, тогда ещё Саул, был фарисеем и гонителем христиан. По пути в Дамаск у него произошел религиозный опыт, в ходе которого он ослеп и упал с лошади, и пробыл в ослепшем состоянии до принятия крещения.

Так вот — Карраваджо не изображает видение Павла, как это делают обычно. Собственно, не обязательно знать, как это делают обычно — достаточно видеть, что Карраваджо его не изобразил. Хотя очевидно, мог. А вот что он изображает вместо этого: Павел, падая, как бы обнимает находящийся перед ним овал, что-то, что он с закрытыми глазами видит, а мы не видим. С него падает шлем, меч откинут в сторону, и над ним занесённое копыто — он уязвим и беззащитен. Буквально прямо затылком чувствуешь, что он сейчас треснется и разобьёт голову.

Но лицо его при этом абсолютно умиротворено, и его руки явно принимают всё, что ему в этот момент даётся. Потом замечаешь, что он освещён. А откуда — непонятно. У лошади сверху тень — значит свет идёт из середины овала.

Это и есть то, как Карраваджо воспринимал христианство, что, кстати, есть во всех его картинах — принятие уязвимости, разоружение, абсолютно личный опыт, который со стороны вообще может не выглядеть религиозным и восприниматься как таковой. Прозрение — это когда ты обнимаешь светящуюся пустоту. Ну пиздец же.

И всё это выводится с минимальным знанием контекста. Расширяя контекст — расширяются и смыслы.

+1
Ответить

Вот вообще не понимаю, откуда это берётся, я не вижу ничего такого. Я вижу потягивающегося после сна мужика в древней одежде и коня, который странно смотрит, при этом передвигаю конечностью, не более)

-2
Ответить
Ещё 3 комментария

Ну как бы, что это Павел будет написано в названии, а всё остальное просто на холсте. Нигде ничего искать не надо.

+2
Ответить

То есть, всё-таки, без знаний о том, что же это такое нарисовано, вряд ли понять что-то можно?

0
Ответить

Легенда об ослеплении Павла — наверное, сама известная во всех Деяниях, ну а при необходимости гуглится по названию и прочитывается минут наверное за одну, можете с секундомером засечь. Так что "знания" — это в данном случае слово великоватое.

Ну или можно вообще ничего не знать, как вот я ничего не знаю о контексте восточной гравюры, но глядя на "Большую волна в Канагаве" как-то таки допираю, что рыбакам придётся сейчас несладко.

+1
Ответить
Прокомментировать

Прежде всего нужно знать предысторию той или иной картины, век, в который она была написана, стиль живописи, иначе лббование техникой не несет познавательной ценности, а только художественную

2

Хмм.. А в чём заключается интерес знать такой набор данных? Или это нужно быть хотя бы чуть-чуть искусствоведом, чтобы это интересовало?

-1
Ответить
Прокомментировать

Произведения искусства восхищают не только своей красотой и искусностью исполнения, они позволяют прикоснуться к некоему большему, не тому, что бросается в глаза при первом взгляде.

Во-первых, они являются проводником к "я" своего творца. Подойдя к "я" художника, мы можем начать с ним общаться, стать с ним "мы". Не "я и ты", а именно "мы", то есть больше, чем "я" и "ты" по отдельности и даже когда рядом: "я и ты". Это уже новое состояние присутствия в этом мире, большее во всех отношениях, которое может быть недоступно в обычной жизни или оно есть, но его не хватает в данный момент.

Во-вторых, это приобщение к культуре изображённых героев. А культуру творят люди, поэтому это приобщение к людям той эпохи.

В-третьих, если изображены какие-то универсальные, всеобщие сюжеты, то это прикосновение к Универсуму, Абсолюту, единение с миром вообще.

Круто же)

0

Любая вещь, созданная человеком, является проводником к "я" своего творца, например тумбочка у меня дома, или дверь. А ведь за ними тоже может быть богатая история. Более того ощущения я испытываю где-то такие же, и это как раз причина, почему я тут вопрос такой задал:)

0
Ответить

Конечно. Так и есть. Только в отношении произведений искусств ещё справедливы пункты 2 и 3, а не только 1.

0
Ответить

И, собственно, ввиду наличия возможностей, описанных в пунктах 2 и 3, общение с творцом, которое описано в пункте 1, куда более интересно, чем с создателем тумбочки массового производства.

0
Ответить
Ещё 4 комментария

В метро ехал, недописал. Насчёт второго - при всём желании не могу, да и время пренеприятнейшее было раньше, мне себе такого не представить, а насчёт третьего - снова не понял ничего из вашей формулировки

0
Ответить

Создателей у тумбочки массового производства целая куча, по сути, если вникнуть в технологический процесс и сколько в этом людей участвовало, да и если брать эволюцию тумбочек и интерьера в принципе, то можно проследить, почему нынешняя выглядит именно так, и вообще вокруг что угодно можно ведь окружить большим числом словесных манипуляций?

-3
Ответить

Насчёт второго. Вы говорите, что не можете. Я же верю, что можете. Просто нужно начать общаться, перейти в отношении к миру из субъект-объектной позиции в субъект-субъектную. Может показаться, что это непросто, но когда получится, поймёте, что ничего проще нет.

Насчёт третьего. Категории "универсальное" и "абсолютное" из области философии. Они указывают на то, что справедливо для всего и каждого, причём не только в материальном мире, но и в области идеального. Кстати, как и искусство философия стремится показать связь человека и универсального, единичного и общего, только применяет для этого предельно общие понятия, в то время как искусство использует художественный образ. И мастерство художника заключается в том, чтобы показать в своём произведении, в создаваемом образе эту связь. Если это получается, то как же не заинтересоваться личностью художника? Ведь каким талантом он обладает, каким необычным взглядом на вещи — в общении с творцом мир открывается с другой, непривычной стороны. Это уже вызывает интерес.

0
Ответить

Насчёт второго, считаю напрасно, я к нынешнему обществу себя приобщить не могу, куда уж там к обществу прошлого)

Насчёт третьего поразмыслю, идею пока что не понял

0
Ответить
Прокомментировать
Читать ещё 1 ответ
Ответить