Irina Pichugina
октябрь 2016.
351

Должен ли человек иметь подготовку для того, чтобы понимать современный театр?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
2 ответа
Поделиться

Мне кажется, у зрителя должно быть только одно умение, да и не только у зрителя, но и у человека вообще. Это очень непросто, это далеко не у всех получается (и у меня не всегда получается!), но это важно. Речь идет о внутренней готовности к новому и неизвестному.

На самом деле к этому невозможно быть готовым, но уже мысль о том, что я могу быть готовым к чему-то неизвестному, мне кажется, уже многое дает. И эта идея, в действительности, очень жизненна, потому что мы же не знаем, что день грядущий нам готовит. Так же и с театром. Я понимаю людей, которые приходят в театр и оказываются глубоко потрясены происходящим, задаются вопросами: «Зачем это происходит? Мы пришли в театр, но где театр?» Такие люди часто, конечно, хотят просто прийти и получить что-то уже им заранее известное, хотя бы здесь, в театральном пространстве. Но, мне кажется, не в этом смысл и задачи театра.

1
0
Прокомментировать

Я открою вам маленький секрет: никто никому ничего не должен. Если вас это как-то радует, тянет, возбуждает – вы приходите. Безусловно, есть момент роста и прихода к каким-то вещам. Есть какие-то вещи, которые вам недоступны, а потом вы начинаете и в этом разбираться. Простой пример: наши стали ездить в Италию туристами. Им там ничего не понятно. Но потом съездил раз-два, и на третий раз он уже знает, что такое bonjorno и quando costo. Потом узнаёт другие слова. А потом приходит и работает на этом языке, рассказывает, как всё хорошо, как он всё понимает.

Образовательную функцию культуры никто не отменял. Но это не значит, что вот ты обязан что-то. Нет, ты ничего не обязан. Был такой случай, когда Филипп Григорьян сделал, опять же в рамках фестиваля «Территория», замечательный спектакль «Полнолуние». Мы это дело впервые показали в Сочи. Курортный культур – всё понятно, курортный культур везде одинаковый. И не надо говорить, что у нас на курорте слушают Стаса Михайлова, а в Ницце, значит, слушают Баха. Я вас умоляю, всё то же самое. Курортный культур – как бы развлекатель, и вот что там происходит. Танец Буто – это же очень сложная вещь: говорят, что он родился после бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, тогда человек как бы внутренности вот эти выворачивал, в бинтах весь, процесс рождения между мирами… И вот этот один, в бинтах, заходит, и зал: «ха-ха-ха». А он продолжает работу. Зал затихает. Никто не ушёл. В начале было такое: «Мань, что за х*ня? – я просто цитирую, справа из-за спины, – пойдём отсюда!» Отвечает: «Не, посмотри, у них вон там…» (а у них там такие лесные олени выходят, такие пластические красивые вещи). Он говорит: «Ну смотри, вон олени идут, да замечательно, то, сё…» Ладно. Финал. Эти же люди выходят – и такой текст: «Мань, я них*я не понял, но это интересно». Была выполнена просветительская функция. В следующий раз он придёт, а через пять-семь спектаклей он скажет: «Знаете, я всё-таки думаю, что это тенденция…» И понесёт его. Вот и всё. Культура – это и есть момент просвещения. Культура – это не театр и музей, а способ коммуникации, который мы себе позволяем.

1
0
Прокомментировать
Ответить