Антошко Третьяков
октябрь 2016.
3771

Правильно ли министр культуры Мединский назвал историков-ревизионеров «кончеными мразями»?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
2 ответа
Поделиться

Для тех, кто не в курсе: ведущие российские интернет-издания приводят свежую и небезынтересную цитату министра культуры России Владимира Мединского, посвящённую подвигу 28 героев-панфиловцев: «Мое глубочайшее убеждение заключается в том, что даже если бы эта история была выдумана от начала и до конца, даже если бы не было Панфилова, даже если бы не было ничего – это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, мрази конченые».

На ситуацию, я считаю, стоит всерьёз посмотреть с двух разных углов. Во-первых, на то, как эта цитата характеризует нынешнего министра культуры России Владимира Мединского. Во-вторых, как она характеризует сегодняшние проблемы, связанные с доставшимся в наследство от СССР «пантеоном героев».

Первое. Министр культуры Владимир Мединский является автором серии книг, которые, по его убеждению, развенчивают негативные зарубежные мифы о России (на моём истфаке одно время была настоящая спортивная игра – сколько фактических ошибок найдёт студент, открыв книгу Мединского на случайной странице). Владимир Мединский также позиционирует себя как человек, который очень печётся о том, чтобы никто не порочил светлую память о советских героях Великой Отечественной войны.

Взглянем в глаза реальности: а кто же ещё так цинично порочит светлую память героев Великой Отечественной, как не сам Владимир Мединский? Ужели не при широкой поддержке возглавляемых Мединским Российского военно-исторического общества и Министерства культуры вышел фильм «Битва за Севастополь»? Я в своё время подробно писал про эту картину – реальная история о советском снайпере Людмиле Павличенко была перенесена на экран примерно следующим образом: сексапильная главная героиня, страдающая садистскими наклонностями, ложится на фронте то под одного, то под другого, да ещё и получает по лицу от пьяных красноармейцев как «офицерская подстилка». Много вопросов мне хотелось бы задать Мединскому по поводу фильма «А зори здесь тихие…», вышедшего в 2015 году, – в нём повесть Бориса Васильева была вульгарным образом обращена в настоящую порнографию – как в переносном, так и в прямом смысле (народный артист Андрей Мартынов, исполнивший роль старшины Васкова в картине Станислава Ростоцкого, едва не умер от сердечного приступа, увидев по телевизору этот «римейк»). И к слову о порнографии – какая бы отечественная пошлятина, в том числе и с «туалетным юмором», ни шла в российских кинотеатрах – почти везде значится, что фильм снят при поддержке Министерства культуры. Подробные разборы таких «шедевров», кстати, уже много лет делает отличный российский блогер Евгений Баженов, и материала для изучения у него с годами меньше не становится.

А вот цитата Владимира Мединского по поводу картины «Утомлённые солнцем 2» Никиты Михалкова: «Обязательно пойдите, посмотрите этот фильм сами. Лучше в кинотеатр, потому что только это даст вам полное представление о масштабах снятого. Михалков, может быть, как всегда эпатажен, назвав это "великим фильмом о великой войне", но, знаете – чёрт возьми – это правда. Это действительно выдающееся кино… Я считаю, что это очень правильный по замыслу своему, по реализации, по идее фильм. Я хочу, чтобы этот фильм посмотрел каждый школьник (школьников действительно насильно приводили на сеансы – Р. Ж.), он тяжёлый – наверное, каждый школьник старшего школьного возраста. Чтобы этот фильм в обязательном порядке показали каждому служащему Советской армии (видимо, Мединский имел в виду Российскую армию – Р. Ж.). Чтобы его в обязательном порядке посмотрел каждый офицер. Чтобы бесплатно сделали сеансы, бесплатно показали каждому оставшемуся в живых ветерану войны, чтобы показать, как на самом деле мы относимся к тому выдающемуся подвигу дедов и прадедов в годы войны…»

Характеристика, данная Владимиром Мединским, вполне однозначна. На съёмки «Утомлённых солнцем 2» было выделено около полутора миллиардов рублей. И это при том, что у Минкульта нет денег для последнего корифея советской режиссуры Марлена Хуциева, который почти десять лет не может доснять свою картину об Антоне Чехове. А ведь Хуциеву – автору «Заставы Ильича», «Июльского дождя» и «Послесловия» – уже за девяносто, и второго такого режиссёра не будет никогда и нигде!

Так что же представляет собой самый дорогой фильм в истории российского кино, так страстно поддержанный борцом за непорочный образ России Владимиром Мединским? Первая часть под названем «Предстояние», в числе многих прочих, содержит следующие сцены:

  • на 45 минуте красноармейцы на грузовике, под крики «Дави его!», давят командира, который призывает их не дезертировать с фронта, в этом же эпизоде советские идиоты-сапёры взрывают мост вместе с несколькими сотнями советских мирных граждан;
  • на 50 минуте советский бронекатер, вместо того, чтобы взять на борт раненых красноармейцев, эвакуирует в тыл бюсты Сталина;
  • на 54 минуте немецкие бомбардировщики обнаруживают советское госпитальное судно. Командир звена напоминает подчинённым о международной конвенции, запрещающей атаковать суда, защищённые Красным крестом (надо же, какие новости, оказывается, нацисты чтили на территории СССР все военные конвенции!). Поэтому один из нацистских лётчиков решает «бомбить» советское судно не авиабомбами, а фекалиями своего бортового стрелка (процесс дефекации показан на экране крупным планом). Один из раненых красноармейцев убивает немецкого стрелка выстрелом из сигнального пистолета (попав сигнальной ракетой прямо в летящий самолёт). В отместку немецкий пилот обезглавливает капитана советского судна (с помощью шасси своего самолёта). Немецкий командир кричит в эфир – Что ты натворил? Вот теперь нам придётся их всех убить, как свидетелей! Эпизод заканчивается тем, что безногий священник с потопленного немцами судна, ухватившись за проплывавшую мимо морскую мину, сбивает один из вражеских самолётов с помощью молитвы (если вы думаете, что я вру, что я вообще мог придумать что-то подобное – просто посмотрите эпизод сами).
  • на 106 минуте боец элитного подразделения Красной армии умудряется перепутать немецкий танк Panzer III с советским КВ. Он с радостью несётся навстречу германской машине. Высунувшийся из люка нацистский танкист дарит красноармейцу шоколадку с изображением Адольфа Гитлера и просит его отойти в сторону, чтобы он его ненароком не задавил. Испугавшись, боец элитного подразделения РККА пытается пробить броню танка штыком от винтовки.
  • на 141 минуте немецкие оккупанты сжигают деревню вместе с советскими мирными жителями. Согласно сюжету фильма, всё это… справедливое возмездие за природную подлость советских граждан! Более того, один из положительных персонажей объясняет, почему эти люди заслужили, чтобы их сожгли немцы.
  • на 162 минуте обожжённый советский танкист умоляет медсестру, чтобы перед смертью она показала ему голую грудь.

И я уже не говорю о том, что в этом фильме главный герой в исполнении Никиты Михалкова носится, как супергерой, с перчаткой с выдвигающимся лезвием и остаётся цел после того, как по нему гусеницей проезжает танк, не говорю и о многих других несуразностях.

Расскажу о сюжете второй части «Утомлённых солнцем 2» под названием «Цитадель». Это действительно важно, ведь сию киноленту с таким искренним упоением поддерживал главный борец против фальсификаций истории Владимир Мединский! Согласно сюжету «Цитадели», Иосиф Сталин набирает десять тысяч гражданских с недавно освобождённых территорий СССР, «вооружает» их деревянными черенками от лопат и отправляет штурмовать немецкую цитадель. Сталин хочет убить двух зайцев одним выстрелом: во-первых, он собирается показательно наказать тех, кто «отсиживался» на оккупированных землях, во-вторых, он намерен подставить нацистов: после того, как немецкие пулемёты скосят всех гражданских, советские корреспонденты сфотографируют трупы и представят международной общественности сфабрикованные «доказательства» военных преступлений, якобы совершённых нацистами (я не шучу, таков сюжет «Цитадели»). Благородные нацисты, кстати, не в восторге от того, что Советы вынуждают их убивать мирных жителей: «Я солдат, а не палач!» – заявляет командир немецкой цитадели. Однако, по сюжету, весь план Сталина проваливается… из-за белого мышонка. Маленький питомец одного из немецких пулемётчиков, бегая по столу, двигает очки своего хозяина таким образом, что они фокусируют солнечный свет на каких-то бумагах – они загораются, начинается пожар, и вся цитадель взлетает на воздух.

Странное у Владимира Мединского двоемыслие. Исследователи, пытающиеся разобраться в исторических фактах, по его мнению, совершают надругательство над честью Родины. А вот фильмы с описанными выше сюжетами – честь Родины, значит, приумножают (михалковщина, кстати, по протекции Минкульта, была отправлена позорить нашу страну на крупнейшие международные кинофестивали). Впрочем, двоемыслие – это всё-таки особенность мыслительного процесса. В наличии такового у Владимира Мединского я серьёзно сомневаюсь – иначе бы он не написал настолько беспомощной докторской диссертации по истории, которую на моём историческом факультете вообще не допустили бы до защиты даже в качестве бакалаврского диплома (я ориентируюсь на недавно опубликованные в прессе выдержки из докторской диссертации Мединского, которые демонстрируют, что министр не освоил даже школьной программы).

И вот ещё. Министр культуры (культуры!), на мой взгляд, не имеет права употреблять в своей речи выражений наподобие «мрази конченые». Таких выражений не позволяют себе даже представители отечественного военного ведомства, а ведь им сейчас приходится иметь дело с такими запрещёнными в России организациями, как «Исламское государство», Аль-Каида (она же – «Джебхат ан-Нусра», «Джебхат Фатах аш-Шам», «Джейш аль-Фатх»), «Ахрар аш-Шам» (вместе с «Джебхат ан-Нусрой» он входит в якобы «умеренный» «Джейш аль-Фатх»), «Нуриддин аз-Зинки» и «Джейш аль-Ислам». Ничего – военные в состоянии подбирать конвенциональные выражения даже в отношении тех, кто режет головы и торгует людьми. Например, генерал Игорь Конашенков говорит на брифингах для прессы, что такой-то объект террористов уничтожен «вместе со всем своим содержимым». Зато главный в России по культуре – не в состоянии сказать что-то более культурное, чем «мрази конченые», в адрес российских историков, которые, в отличие от «доктора Мединского», выполняют свою работу.

Впрочем, с культурой у Владимира Мединского явно какие-то проблемы – о чём, например, свидетельствует то, что министр считает писателя Сергея Довлатова «выдающимся литературным явлением второй половины XIX века». Сей опус ещё можно было бы считать единичной оговоркой (подумаешь, доктор исторических наук перепутал века!), если б Мединский не «блистал» цитатами наподобие этой: «Я считаю, что после всех катастроф, которые обрушились на Россию в двадцатом веке, начиная с Первой мировой и заканчивая Перестройкой, тот факт, что Россия еще сохранилась и развивается, говорит, что у нашего народа имеется одна лишняя хромосома».

Второе. В годы Великой Отечественной обе противоборствующие стороны создавали для своего внутреннего потребления образы могучих героев. В условиях тотальной войны с максимальным напряжением материальных и моральных ресурсов было бы как раз странно, если б пропаганда воюющих государств не занималась подобным мифотворчеством.

Немцам, в силу их национального характера, были более всего по душе «рыцари-профессионалы», которые на поле боя добивались фантастических результатов боевой эффективности – причём обязательно аккуратно посчитанных до каждой единицы уничтоженной вражеской техники. Например, «белокурый рыцарь Рейха» Эрих Хартманн, согласно сообщениям ведомства Йозефа Геббельса, сбил аж 352 вражеских самолёта (документально подтверждены, если мне не изменяет память, лишь около 40% его воздушных побед – это тоже совсем не мало, однако воспоминания самого Хартманна содержат рассказы о том, как он прямо уклонялся от выполнения опасных боевых задач, самовольно покидал район ведения боя с целью поиска в небе одиночных вражеских самолётов: список воздушных побед Хартманна стремительно рос, но задачи по прикрытию наземных объектов от бомбардировщиков противника срывались). Или вот другой немецкий лётчик-ас, Ганс-Ульрих Рудель – по официальным сводкам геббельсовской пропаганды он лично уничтожил 519 танков (!!!), 1000 грузовиков и паровозов, 150 орудий, 70 десантных барж, четыре бронепоезда, три крупных корабля, да ещё и сбил в воздухе 9 вражеских самолётов. Нужно ли говорить, что один пилот физически не мог добиться таких результатов боевой работы? А ведь самая высокая военная награда Третьего Рейха – Рыцарский крест с Золотыми Дубовыми листьями, Мечами и Бриллиантами – была учреждена Гитлером специально для того, чтобы с помпой наградить Ганса-Ульриха Руделя.

Советский официоз, главным образом, направлял лучи своих прожекторов на героев другого толка – мучеников. Николай Гастелло, погибший, направив свой подбитый самолёт на колонну немецкой техники. Зоя Космодемьянская, замученная в плену у немцев. Александр Матросов, который пожертвовал собой, закрыв телом амбразуру. И так далее. Принципиально важно то, что «официальными героями» у нас становились те, о ком писали органы советской печати (не сильно заботившееся о фактологической достоверности описанных подвигов). И при этом самые удивительные подвиги – имевшие все необходимые документальные подтверждения – оставались (и остаются!) неизвестными, поскольку на них просто не обратила внимания советская пропаганда.

Сколько идеологических баталий развёрнуто вокруг подвига Александра Матросова! Матросов – фигура, безусловно, спорная. Зато есть бесспорные данные о других – более чем двухстах военнослужащих Красной армии, которые закрывали вражеские амбразуры собственными телами. Многие из них совершили свой, документально подтверждённый, подвиг ещё до того, как это, предположительно, сделал Александр Матросов. Среди них была как минимум одна женщина. Большинство из них удостоены звания Героя Советского Союза. Несколько человек смогли получить Звезду Героя прижизненно! Среди тех, кто выжил, закрыв телом амбразуру, был сержант Товье Хаймович Райз – он выдержал 18 пулевых ранений (!) – однако в силу своей еврейской национальности вместо Золотой звезды Героя был удостоен лишь Ордена Славы III степени (уважаемая среди фронтовиков награда, однако неадекватная для такого рода подвига). Ни о ком из этих, как минимум, двух сотен героев наши сограждане не знают – по той лишь причине, что в годы войны предполагаемый подвиг Матросова удобно «приурочили» ко Дню Красной армии (плюс к февральской победе под Сталинградом), а двух и более «Александров Матросовых» советской пропаганде уже не нужно было.

Нам повезло, что в своё время журналист Борис Полевой и режиссёр Александр Столпер обессмертили имя Алексея Петровича Маресьева – советского лётчика-истребителя, летавшего без обеих ног (лично сбил 11 вражеских самолётов, 7 из них – после ампутации нижних конечностей) – иначе бы, возможно, и о нём мы бы ничего не знали, довольствуясь лишь «культом мёртвых героев». Хотя и тут не всё так просто: Алексей Маресьев – не единственный советский лётчик, воевавший без обеих ног. Но у других героев не было своего Бориса Полевого, поэтому о них известно лишь узкому кругу интересующихся специалистов. А известно ли хоть кому-нибудь о советском асе Иване Антоновиче Леонове? Этот человек, между прочим, занесён в Книгу рекордов Гиннеса, так как в годы войны он совершил несколько десятков боевых вылетов… после ампутации левой руки. А по окончании войны он вместе с супругой усыновил нескольких сирот. Золотую звезду Героя Иван Леонов получил лишь в 1995 году. Кстати, на момент написания этих строк он ещё жив.

Ещё меньше, чем об Иване Леонове, известно россиянам о Дважды Герое Советского Союза Василии Степановиче Петрове. Артиллерийский офицер, Герой СССР, Василий Петров вновь встал во главе полка после того, как лишился обеих рук. Уже после этого страшного ранения (казалось бы, Петров должен был остаться беспомощным инвалидом) этот невероятный человек смог честно заслужить вторую Золотую звезду Героя! В апреле 1945 года Дважды Герой Советского Союза Василий Петров был под Берлином вновь тяжело ранен и потом вновь оправился от ран (после войны смог даже защитить диссертацию кандидата военных наук). Для лучшего понимания: из 36 миллионов человек, прошедших через ряды Красной армии в годы Великой Отечественной войны, Героями СССР стали около 11800, а Дважды Героями – примерно 110 человек. Среди этих ста десяти оказался офицер без обеих рук. Если бы в какой-нибудь западной стране был свой Василий Петров, то, уверен – его биографию изучали бы в каждой школе. Сняли бы несколько фильмов. Однако в России о нём не знает никто.

К чему весь этот экскурс? Да к тому, что советский пантеон героев Великой Отечественной войны – это, вопреки мнению Мединского, отнюдь не священная корова. Этот пантеон можно и даже необходимо пересматривать – в силу того, что советский официоз оставил за бортом народной памяти массу уникальных историй о подвигах – и при этом возвысил истории сомнительные.

Что же до 28 героев-панфиловцев – просто физически невозможно, чтобы 28 человек смогли остановить 50 немецких танков. И с бешеной пеной у рта отстаивать эту неправдоподобную легенду – крайне вредно. По одной простой причине: героев-панфиловцев было на самом-то деле не двадцать восемь, а целая дивизия. Дивизия, которая благодаря большим усилиям генерала Ивана Панфилова, осенью 1941 года представляла собой не «пушечное мясо», а обученное подразделение, которое было избавлено от повальной танкобоязни (есть такой военный термин) и умело грамотно сражаться против численно и качественно превосходящих сил противника. Панфиловцы действительно вели тяжелейшие оборонительные бои в ноябре 1941 года на Волоколамском направлении и действительно достойны называться героями – как спасители нашей столицы. Это и есть историческая правда, которую не следует подменять старой сказкой про то, как 28 отдельно взятых богатырей смогли остановить нацистскую армию. Легенда была актуальна для военного времени, когда существовала необходимость воодушевить солдат невероятным примером и, главное, побороть в них страх перед немецкими танками. Но сейчас-то уже можно спокойно и без истерик оперировать историческим материалом, а не мифами. Благо что материал, будучи избавлен от мифологии, даёт не меньше, а больше поводов для гордости. Жаль, что один лицемерный «ревнитель», ставший министром культуры, не хочет этого понимать. Доктор исторических наук…

Роман Жигунотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
176
-13

Даже добавить нечего. 

+13
Ответить

а зачем нам такой министр?

+10
Ответить

Он послан нам за наши грехи (шутка). 

+19
Ответить
Ещё 14 комментариев

Оп-оп, носители победобесия минусуют!

-3
Ответить

А почему минусы? Адекватный и развернутый ответ.

+2
Ответить

TIMA, букв много

-1
Ответить

Вау!

+1
Ответить

Спасибо за отличный пост.

+8
Ответить

Ого. Пока читал (не отрываясь, всё с удовольствием прочитал), рейтинг был -3. Я удивился, хотел в комментах написать: "За что?!". Потом обновил страницу, а рейтинг уже около тридцати. Даже полегчало, как быстро справедливость восторжествовала)

Не кривя душой, очень хорошо написано, особенно вторая часть. Сохраню даже себе.

+19
Ответить

Браво!

+5
Ответить

Прекрасный ответ. Спасибо за ответ.

+3
Ответить

Спасибо.

+3
Ответить

Потрясающий ответ. В "Избранное"

+3
Ответить

Блестяще, талантливо, с грамотным посылом, без "Мединсковщины" и оскорблений  личностей :-) 

+2
Ответить

Снимаю шляпу за такой шикарный ответ !

+1
Ответить

Запомнила новые "А зори..." как нечто бледное и лишенное героического ореола, который был у советской экранизации. Но порнографии и чего-то прямо чудовищного не помню. А что там было?

0
Ответить

Самый лучший ответ, что я видел на этом сайте.

+1
Ответить
Прокомментировать

Сформулирую кратко. Доктор исторических наук Мединский (полагающий, что православные, включая, видимо, греков и эфиопов, читали Библию на русском, а протестанты - на латыни, черпающий информацию с сайтов бесплатных рефератов, составляющий библиографию к собственной диссертации методом копипасты etc) назвал "кончеными мразями" тех, кто утверждает будто

 - в бою под Дубосеково участвовало не 28 человек, а куда больше;

 - ими было подбито не 50 немецких танков, а меньше десяти;

 - некоторые, из перечисленных в списке погибли до боя, а некоторые, числящиеся героически погибшими, служили в оккупационных частях гитлеровцев.

Правильно ли такое утверждение - пусть каждый решает сам. Но все перечисленные пункты имеют документальное обоснование.

18
-4
Прокомментировать
Ответить