Тоня Самсонова
сентябрь 2016.
7666

Что будет, когда закончатся деньги в Резервном фонде?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
6
3 ответа
Поделиться

Что будет, когда ничего не будет? То есть, не, вообще, ничего, а когда у Минфина закончатся деньги в Резервном фонде (РФ) и Фонде национального благосостояния (ФНБ) (для простоты текста буду их вместе называть «резервами Минфина» или «резервными фондами»)? Для ленивых отвечу сразу: 1) это случится не завтра, 2) ничего страшного. А теперь, поподробнее.

Первое, количество денег в резервных фондах – величина, зависящая от курса доллара, т.к. основная часть резервов Минфина вложена в валютные активы. По состоянию на 1 сентября в резервных фондах было $104,9 млрд., что по текущему курсу рубля равно 6,6 трлн.рублей. Вычтем отсюда «удачно вложенные» в неликвидные проекты $24 млрд. (спасение ВЭБа, банков и олигархов в кризис 2008-го и 2014-го, инвестиции в Новатек, РЖД и пр.), остается около 5 трлн.рублей. Если предположить, что курс доллара изменится на 1 руб./$, то резервы Минфина вырастут или уменьшатся на 80 млрд.руб.

Второе, дефицит федерального бюджета в этом году может составить 3,5-3,7 трлн.рублей, то есть строго арифметически имеющихся резервов хватит примерно на полтора года. Но скорость расходования резервов зависит от величины дефицита федерального бюджета (который, в свою очередь, зависит от доходов и расходов) и от того, может ли Минфин найти иные источники финансирования дефицита. Понятно, что в нерастущей экономике при нерастущих ценах на нефть рост бюджетных доходов будет определяться темпами инфляции, которую (как назло!) Центральный банк пытается всеми силами погасить. То есть доходы расти будут, но очень медленно. Общие расходы бюджета (пока) по предложению Минфина правительство решило заморозить на три года, то есть они в целом не будут расти, но за счет роста одних статей другие будут сокращаться. Если такую конструкцию бюджета удастся выдержать на протяжении трех лет, то в 2019 году дефицит бюджета в номинальном выражении будет примерно в 2 раза меньше, чем в текущем году, т.е. средств резервных фондов хватит на более длительный срок. Конечно, есть вероятность и того, что правительство или президент вдруг решат решительно поддержать концепцию Глазьева-Титова и начнут резко наращивать бюджетные расходы, но тогда вопрос о достаточности резервных фондов потеряет всяческое значение.

Третье, имеющийся дефицит бюджета Минфин может (и должен) финансировать не только за счет резервных фондов, но и за счет других источников, крупнейшими из которых являются поступления от приватизации (вспомните обещания получить 1 трлн.рублей от продажи акций «Башнефти» и «Роснефти») и заимствования на внутреннем и внешнем рынках (сегодня государственный долг России составляет чуть более 16% ВВП, что существенно ниже любых границ безопасности). Если правительство будет продавать свои акции и занимать деньги на рынках, то сможет не тратить средства резервных фондов так быстро.

Подведем промежуточный итог: похоже, при нынешней бюджетной политике средств Минфиновских резервов хватит для финансирования расходов на 2,5-3 года.

А теперь, главное, что же будет, когда эти средства закончатся? Пусть даже через три года? И бюджетный дефицит будет такого размера, что Минфин не сможет финансировать его исключительно за счет рыночных заимствований и приватизации? Отвечу так: единственным источником финансирования дефицита останется Центральный банк (то есть та самая эмиссия, про которую многие говорят; и не важно, будет это делать ЦБ напрямую, кредитуя Минфин, или косвенно, выкупая у банков те ОФЗ, которые они будут покупать у Минфина, или кредитуя напрямую инвестиционные проекты, выбранные правительством), но последствия такой политики будут зависеть от масштабов эмиссионного финансирования дефицита. Если правительство сможет сдерживать свои аппетиты в пределах 1% ВВП, то, думаю, никаких серьезных последствий для экономики это не вызовет. Возможностей и инструментов у Банка России хватит для того, чтобы, давая деньги Минфину одной рукой, изымать их у банков другой, не допуская девальвации рубля и разгона инфляции. Если же аппетиты правительства будут более серьезными, то ЦБ не сможет реализовывать свою озвученную политику (инфляция не выше 4% в год и плавающий курс рубля) и должен будет согласиться либо с более высокой инфляцией, либо с перманентным ослаблением рубля, либо с потерей своих валютных резервов. Но, повторюсь, это не вопрос сегодняшнего дня.

В результате: спите спокойно, жители России! Резервов у Минфина для того , чтобы обеспечить плавное (а не резкое) снижение вашего уровня жизни на ближайшее время хватит. А что будет через 3 года? Давайте не будем гадать, слишком много событий может случиться за это время.

31
-4

1) это случится не завтра

1 февраля Резервный фонд РФ прекратил свое существование через десять лет после создания.

0
Ответить
Прокомментировать

Тут вот профессор Европейского Университета в Санкт-Петербурге пишет: "Реалистичный анализ варианта Медведева предполагает только одно: надо выяснить, как залатать дыры в бюджете, из-за которых у государства сокращаются возможности финансирования военных и социальных расходов. Дело ведь в том, что вот-вот закончится Резервный фонд, а за ним через два-три года — и Фонд национального благосостояния. Сегодня из этих денег бюджетные потребности с трудом, но покрываются, а завтра придется либо сокращать расходы, либо повышать доходы" 

Подробнее здесь: www.rosbalt.ru

1
0
Прокомментировать

Думаю, это сильно зависит от обстоятельств, при которых они закончатся (цена на нефть, войны), но оценить влияние Резервного фонда на нашу жизнь можно, например, по высказыванию бывшего министра финансов Алексея Кудрина, в котором он сказал, что если бы в свое время не был создан фонд, то пенсии сейчас пришлось бы снизить на 30%. Пенсии, конечно, снижать никто не будет, но дефицит бюджета придется покрывать другим способом (печатание денег, заемные средства, увеличение налогов).

Источник: https://lenta.ru/news/2016/04/20/pensions/

0
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью