Денис Шпека
сентябрь 2016.
519

Насколько весом вклад Ходоровски в видение кинематогрофа как феномена?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
3
1 ответ
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Вклад Ходоровски довольно парадоксален.

С одной стороны, огромное количество культовых фигур своего времени, от Дэвида Линча до Джона Леннона, успели так или иначе подтвердить, что это пиздец. Как бы, непиздец не будет сорок лет распространяться почти исключительно из рук в руки, при этом заработав себе статус инструмента культурной инициации.

С другой — никто до сих пор не знает, что с этим пиздецом делать.

Казалось бы, все компоненты Ходоровски не сложно перечислить, к тому же, что он не настрогал так уж много картин: это сонм вырванной из контекста религиозной символики, фонтанирующий гротеск мирского, и периодически возникающая толпа карликов-инвалидов. И теоретически, его принципы и эстетику не трудно было бы скопировать — особенно с учётом того, насколько кустарными методами всё это делалось изначально.

И тем не менее, продолжателей нет. Подражателей тоже. Нельзя назвать ни одного режиссёра, который бы прямо наследовал Ходоровски.

Причина этого конечно понятна: для того, чтобы это всё не просто присутствовало на экране, а складывалось единственно правильным образом, оно требует довольно высокого порога культурного опыта, и вместе с тем — совершенно несерьёзного к себе отношения. Для этого действительно нужно родиться в Чили в семье украинских беженцев, десять лет колесить по всему миру с бродячим цирком, успеть побывать католиком, анархистом, абсурдистом, клоуном и дзенским монахом. Иначе к этому просто не подступиться.

Но главная ирония тут в том, что продолжить линию Ходоровски не получается не только у других режиссёров, но в первую очередь у него самого — живой аллегорией чему служит затянувшаяся на двадцать лет, пережившая три инкарнации под тремя названиями, и так и не осуществившаяся попытка снять продолжение El Topo о сыновьях Крота.

Сыновьям Крота просто некем быть. Они при всём желании не смогли бы продолжать опыт своего отца. Так что не удивительно, что в новых фильмах Ходоровски занимается не попыткой рассказывать что-то новое, а копанием собственных семейных корней.

Что подсказывает и вторую причину, ещё более подтверждающую первоначальный тезис (что это пиздец): Ходоровски занял совершенно пустую нишу, о существовании которой никто больше даже и не подозревал, и занял её настолько полно, что добавить к этому что-то ещё просто чрезвычайно трудно. Не исключено, что для этого должно пройти достаточно долгое время, чтобы контекст восприятия достаточно изменился, и от этой ниши отпочковалась бы какая-нибудь другая.

А до того момента мы так и будем пересматривать El Topo и The Holy Mountain — истории, которые сами создают свой канон, и сами же его закрывают.

Полнее вклада и не придумаешь.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
6
Прокомментировать
Ответить