Wikimedia Commons
Мелисса Волк
сентябрь 2016.
4098

Как живется русским во Франции?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
9
4 ответа
Поделиться

Я переехала в Париж в 2011 году из Санкт Петербурга. Здесь все, конечно, немножечко по-другому, не как в России. Здесь другой менталитет и люди более толерантные. Здесь можно быть другим, не таким как все и это воспринимается нормально. Мне кажется, что люди относятся ко мне более заинтересованно, всегда внимательно слушают, что я говорю.

Для французов русские это экзотично, к русским здесь очень хорошо относятся с вниманием и интересом. Русских девушек во Франции точно любят, это факт, хотя их и везде любят. Про отношение французов к русским мужчин затрудняюсь ответить.

Потом при переезде из одной страны в другую у тебя расширяется кругозор, ты получаешь кардинально новый жизненный опыт и отступает страх перед новым, неизвестным и приходит понимание, что ты теперь можешь со всем справиться, где бы ты ни жила в любой точке земного шара.

Точно могу сказать, что качество моей жизни в Париже лучше, чем в Питере. Здесь все как-то интереснее, кажется, что здесь больше развлечений, может быть, потому что здесь все новое для меня и все это новое нужно исследовать.

Мой круг общения здесь совершенно интернациональный, в Питере это были только русские. Россия в этом плане более замкнутая на себе страна.

Климат мне здесь тоже больше нравится, зимой не бывает снега, не надо носить шапку и варежки, потому что зимняя температура в Париже обычно +10 градусов тепла.

Я инженер и зарплаты инженеров здесь гораздо выше, если сравнивать с Россией, поэтому я могу здесь больше себе позволить. Плюс ко всему моя жизнь здесь комфортнее в социальном плане: страховки, пособия и т.д. Здесь ты чувствуешь себя защищенным, если с работодателем не складываются отношения и тебя увольняют или заканчивается контракт и его не продлевают, то государство выплачивает тебе пособие по безработице в размере 65-70 процентов от суммы твоей зарплаты в течение того времени( месяцев, лет), что ты работал и платил налоги.

28

Спасибо за полноценный ответ. Было увлекательно читать. Долго ли вы решались на переезд?

+1
Ответить

Есть ли в Париже и других городах Франции клубы или кафе, где выступают не очень раскрученные русские музыканты и куда могут сходить послушать русские песни живущие во Франции русскоговорящие жители?
Проводятся во Франции музыкальные концерты типа квартирников?
Эту информацию я узнаю для Миши Башакова. Он уже 10 лет ездит выступать в Америку, выступал и в Германии на небольших площадках и квартирниках.
Хотелось бы для него открыть и Францию. А живущих во Франции русскоговорящих познакомить с его творчеством. Можете помочь или назвать людей, кто бы мог помочь?
Он есть в контакте и в Фэйс буке.

0
Ответить
Прокомментировать

Как живется сейчас нам русским переехавшим во Францию? Точно так же как и французам, что называется. Потому что мы французы давно уже, мы работаем на французских работах, мы воспитываем французских детей, многие дети уже не говорят по-русски, а если и говорят, то только потому, что родители хотят сохранить исконный язык…

К русским во Франции относятся с большой симпатией, правда, некоторые еще думают, что мы по утрам пьем шампанское и бьем бокалы об пол. И все еще есть такое романтическое понятие как l'âme slave, славянская душа… Это все идет от «белой» эмиграции, но отношение к ним перешло и на нас. Позднее, конечно, еще на это наложилось такое понятие как «новые русские». А сейчас, и «путинские русские», сумасшедшие, которые бомбят Сирию. Я стараюсь все время объяснять, что вот я лично, против, что я не поддерживаю Путина. Мне это самой важно, не знаю, как делают другие русские.

Я считаю, что к русским относятся хорошо. Вот в Америке, где я тоже жила, всем было совершенно наплевать русская ты или нет, там миллионы национальностей и поэтому русский ты там или китайский, там совершенно это все равно. А здесь русский это такой аристократический образ. Он, конечно, не имеет к нам никакого отношения, но идея вот такого русского праздника как в песне Робби Вильямса «Party like a Russian» имеет место. Есть что-то такое плюс воспоминания о «белой” эмиграции, которую мы не застали, но незаслуженно пользуемся. 

Быть русским хорошо во Франции.

А что касается нашей эмиграции 25 лет назад нам было очень тяжело всем, очень тяжело. Во-первых, мы уезжали еще из Советского Союза, и мы не понимали вернемся или нет, у меня было ощущение, что я уезжаю и, может быть, никого больше не увижу. Сейчас в это уже сложно поверить, но было очень непросто с кем-то связаться по телефону, я уже не говорю о том, что не было интернета, телефонные звонки были ужасно дорогие, нужно было ходить к каким-то знакомым, договариваться на определенное время, дозванивались часами, потому что линий телефонных как таковых не было хороших.

Мы от родных были оторваны абсолютно, но, может быть, не так как когда люди уезжали в 70-е годы, когда вообще стена была между Советским Союзом и остальным миром. И, нам было очень трудно материально. Я уехала в самом начале 91-го года, еще при Горбачеве и Советском Союзе. Когда мы уехали, очень многие оставшиеся называли нас «колбасной эмиграцией». Им казалось, что в России, в Советском Союзе уже безопасно и что мы поехали на чужбину за деньгами. И это какая-то жуткая несуразица, потому что на самом деле деньги текли рекой в России, а здесь мы тяжело пробивались в чужой стране. Мы же не были политическими эмигрантами, у нас не было никакой помощи в принципе, мы пробивались все абсолютно сами. Нам вот всегда говорили: «Вот вы уехали, вот у вас там сытно и как бы скучно, а у нас в России бедно, но весело». Но было наоборот- нам было страшно интересно, мы вливались в новую жизнь, мы должны были себя переделать, потому что эмиграция это когда ты ставишь под вопрос абсолютно все. А в России как раз наоборот потом стало скучно, начался обычный маразм вот такой политический как при Брежневе. И поэтому я считаю, что несправедливо было нас так называть.

Я приехала, потому что меня пригласило французское государство, они искали молодых франкофонов, чтобы устанавливать связи. И у меня на первое время была очень маленькая стипендия, примерно 800 евро в месяц. На эти деньги можно было снять квартиру, мы постоянно куда-то переезжали, в первый год – 12 раз, в разные города. Одно время мы жили в Русском старческом доме, Николай Васильевич Вырубов мне помог и поселил нас там, я разбирала там библиотеку. Там была русская библиотека. Моя работа всегда была связана с языком, у меня, правда, был хороший французский язык. Я начала писать статьи и это было тяжело, потому что я прекрасно уже говорила по-французски, но писать статьи это был все-таки уже другой коленкор. У меня на статью уходило какое-то чудовищное количество времени, это была пытка, но у меня были хорошие редакторы, я уже писала для хороших журналов и им была важна та информация, которую я подавала, поэтому они терпеливо правили со мной эти тексты и таким образом обучали меня писать. Так я научилась писать по-французски и теперь мне все равно на каком языке писать, я так и продолжаю на двух языках.

При переезде во Францию надо было без конца заниматься документами, документы нужно было постоянно продлевать. Еще я занималась техническими переводами, мы все ими занимались, потому что за это неплохо платили. Потом своим литературным, переводческим, журналистским трудом, постепенно это все вылилось в настоящие работы и в какую-то такую французскую жизнь обычную, среднюю, которой мы все и продолжаем жить.

Дети выросли, стали абсолютными французами. У меня двое детей, младший чистый француз, он родился здесь, его отец француз, а моя старшая дочь, которая родилась в России и ее папа русский, и которая жила в Москве до 7 лет, она стала абсолютно парижская девочка, хотя она говорит хорошо по-русски. Но я, например, всегда очень боялась, когда она ездила в Россию, потому что она с виду такая абсолютно русская девочка Маша и говорит по-русски как русская, но голова у нее другого свойства, она очень многого в России не понимает, как и все дети, привезенные в ее возрасте. И это опасно. Например, у меня есть подруга, ее дочь росла вместе с Машей, и мы ей все рассказывали – и про ГУЛАГ, и про Сталина, потом эта девочка стала адвокатом. Но тогда она слушала-слушала… А потом говорит: « Ну как же это, он (Сталин) же не имел права это делать». Ну что на это можно сказать, у человека правовое сознание, оно заложено в голову с рождения, у наших детей здесь другие головы, другие. И поэтому их страшно всегда отпустить в Россию, потому что они выглядят как местные, а на самом деле местными не являются и могут какую-нибудь опасную для них глупость сделать. У нас такое было, Машу остановил милиционер на Красной площади и стал у нее вымогать денег, и я кричала ей по телефону: «Отдай все, что есть!», потому что он норовил отвезти ее в участок, а она ему говорила: «Дайте мне расписку». Дети выросшие во Франции совсем другие, вот такие воспоминания.

12

У вас замечательный авторский слог! Вроде все как обычно рассказываете, но очень зацепило.

0
Ответить
Прокомментировать

Сколько знаю русских во Франции у всех совершенно разные мнения. Кому очень нравиться, кому вообще ужасно и плохо тут. Мне нравится, Только не хватает чёрного хлеба и пряников, ну и творога :)

10

Есть ли в Париже и других городах Франции клубы или кафе, где выступают не очень раскрученные русские музыканты и куда могут сходить послушать русские песни живущие во Франции русскоговорящие жители?
Проводятся во Франции музыкальные концерты типа квартирников?
Эту информацию я узнаю для Миши Башакова. Он уже 10 лет ездит выступать в Америку, выступал и в Германии на небольших площадках и квартирниках.
Хотелось бы для него открыть и Францию. А живущих во Франции русскоговорящих познакомить с его творчеством. Можете помочь или назвать людей, кто бы мог помочь?
Он есть в контакте и в Фэйс буке.

0
Ответить
Прокомментировать
Читать ещё 1 ответ
Ответить