Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
2 ответа
Поделиться
Ответ партнёра TheQuestion

Петр Дмитриевич Боборыкин — самый плодовитый автор XIX века, вместе с письмами и журналистикой его библиография насчитывает около 150 томов. Причем у него не было литературных наемников. Не было их и у более раннего рекордсмена — известного агронома XVIII века Андрея Тимофеевича Болотова, который, сидя у себя в имении под Серпуховом, накатал больше 300 томов. Самая известная его вещь — автобиография, которую он писал больше 20 лет. Боборыкин работал быстрее, в этом смысле он ближе Донцовой. Да и качество произведений тоже было под стать — как под копирку. Он был выдающимся журналистом — с его легкой руки в 1860-е годы слово «интеллигенция» вошло в повседневный русский язык. А писатель он был неважный — унылый графоман и шаблонный бытописатель. Боборыкина, как, скажем, Александра Шеллера-Михайлова, читали только современники. В советские годы изредка переиздавался его роман «Китай-город». Сейчас о нем никто не вспоминает, кроме историков литературы. Хотя можно иногда найти занятные штуки — например, собирательный образ русского человека, веселого парня из народа, Василия Теркина придумал вовсе не Александр Твардовский, он просто позаимствовал его у Боборыкина.

57
Прокомментировать

Александр Дюма-отец оставил после себя более 100 000 страниц в более чем 100 томах "полнейшего" собрания сочинений, которое еще иногда дополняется новыми обнаруженными архивами (последний случай был в 2002 году). Бульварнее Дюма в его время были только газетные фельетонисты и Альфонс Доде. 

Философ Хрисипп (2-й век до н.э.) неоднократно упоминает оратора Евмолпа, который якобы написал больше 50 000 книг и достал всех вокруг своими банальностями, которые писал ежедневно про одно и то же одними и теми же словами. До нас, слава богу, не дошло ничего, кроме упоминаний у Хрисиппа.

Граф Дмитрий Иванович Хвостов в начале XIX века писал тонны и тонны од и элегий в духе XVIII века, над которыми неустанно издевалась молодежь вроде Пушкина. Он был членом российской Академии, издал около 1 000 сборников своих сочинений, завел в своей городской усадьбе собственную типографию и печатал оды на отличной толстой бумаге, чтобы раздавать на прогулках. Пушкин плакался, что "грешную дыру... жесткой одою Хвостова, хоть и морщуся, да тру".  Но многим нравилось. 

Казимир Валишевский неустанно писал десятками бульварные романы из русской истории в середине-конце XIX века, по исторической несуразности своей, по сюжетной авантюрности и плохому стилю  вполне могущие называться бульварными. 

Александр Фомич Вельтман в середине того же XIX века прославился как историограф, лингвист, социальный философ и государственный деятель. Но все его две сотни романов-мелодрам для домохозяек, которые написаны в лучшем духе Диккенса и Троллопа не стали литературным явлением, а так и остались графоманией милого, но бездарного человека. Желающие могут посмотреть сериал "Петербургские тайны" по его роману. 

Александр Валентинович Амфитеатров на рубеже XIX-ХХ веков написал более 30 романов и более 1100 рассказов и небольших повестей, не считая публицистики. Соллогуб, Аверченко и другие приводили его в пример графомании, порнографии, безвкусицы, но читали его все.

Нереально плодовитый графоман на гребне массовой культуры - это вечное явление ) 

25

Аверченко, кстати, также по графомании и количеству написанного шлака может потягаться с Амфитеатровым и переплюнуть его. Хотя у обоих были и неплохие вещицы.

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить