Андрей Морозов
сентябрь 2016.
11066

Какие вы знаете литературные произведения где разум берет верх над чувствами?

Ответить
Ответить
Комментировать
5
Подписаться
12
3 ответа
Поделиться

Назвать таких книг можно много, но когда литература показывает последствия этой победы, они чаще всего разрушительны, а в некоторых случаях смехотворны. Тема разума в литературе была во многом вдохновлена Эпохой Просвещения, но не только не задержалась, а вызвала острую реакцию и общее разочарование в рационализме в частности и в разуме как таковом. Приведём примеры.

"Преступлении и наказание" — разум подсказывает, что убить старуху рационально, и побеждает, и мы видим, что из этого получилось.

"Франкенштейн" — разум подсказывает, что попробовать сшить идеального человека из кусков трупов рационально. Получилось тоже не очень. Спустя сто лет эту же тему поднимет Уэллс в "Острове доктора Моро", и примерно с теми же последствиями.

"Уловка 22" — практически весь абсурдистский бред всей книги творится исключительно исходя из победы формальной логики над всеми человеческими инстинктами.

У Льва нашего Николаевича Толстого в "Войне и мире" — разум подсказывает князю Андрею подождать год со свадьбой, хотя у него есть чёткое ощущение, что делать этого не надо. Ну и вот.

"Дом с мезонином" Чехова можно трактовать как противопоставление разума жестокой Лиды и чувства рассказчика и Мисюсь. Разум побеждает и разрушает отношения последних. Вообще, Чехов конечно много издевается над чувственными натурами, но он их в итоге всегда оправдывает, а разумных не оправдывает никогда.

Победа рационализма отчасти пародируется в "Фаусте" Гёте, когда Фауст слышит звук лопат, и думает что это строят плотину, которая принесёт большую пользу людям — хотя на самом деле это лемуры роют ему могилу.

Огромные объёмы были посвящены воспеванию разума в поэзии 18-го века, что массово откатилось назад к воспеванию чувств, и обратно уже особо не возвращалось.

И так далее. Редкие примеры положительной оценки разума по причине своей теперь уже очевидной наивности — почти все со временем перетекли в раздел детской литературы, хотя первоначально воспринимались на полном серьёзе.

Главным венцом литературы рационализма был в своё время "Робинзон Крузо". Чтобы оценить степень абсурда происходящего в книге, её действительно стоит перечитать во взрослом состоянии: Робинзон там активно пытается превратить необитаемый остров в английский загородный клуб, всех животных рассылает по вольерам, всё творит по календарю и расписанию, и даже обучает островного попугая английскому языку. Не удивительно, что роман долгое время служил факелом колониального просветительства. К чему это всё привело — мы, опять-таки, можем увидеть. Только уже не в книге, а вполне в жизни.

Таким же наивным выглядит сейчас сюжет "Кораллового острова", в котором кучка выброшенных на остров английских школьников организует там типичную английскую колонию. Реакцией на этот роман стал небезызвестный "Повелитель мух", где они в итоге бродят голые по джунглям, а главного рационалиста Хрюшу забивают камнями.

Ну и конечно тут нельзя не вспомнить Айн Ранд, у которой разум оправдывает такие вещи, как изнасилование ("Атлант расправил плечи") и подрыв готового к заселению жилого комплекса ("The Fountainhead"). Но, как пытается убедить нас Ранд, он при этом везде и кругом прав.

Такие вот апологеты.

Происходит это всё вот почему. Чувства хорошо ошибаются, а разум ошибается очень страшно. Чувства герметичны и непротиворечивы, они просто есть, и они неизбежны — а разум высокомерен и изворотлив, он пытается жить по схеме, а жить по схемам физически невозможно. Поэтому даже когда герои литературы 19-го века в порыве чувств творят какую-нибудь чудовищную херню, как бы ни были трагичны последствия этих действий, мы всё равно тем не менее внутренне ощущаем, что они правы. Ну что бы они, в самом деле, отряхнулись, всё хорошенько обдумали, и решили не бросаться под поезд? Нет, просто вот это так. Это оказывается так не для того чтобы мы поступали именно таким образом, и не для того чтобы слушали голос разума — у тех, кто пробует, всё оказывается ещё хуже — но чтобы воспитать в читателе и другой набор чувств, возможно более эмпатичных, способных разрешить ситуацию каким-то другим образом.

Поскольку герои-рационалисты — не правы ни под каким углом зрения. Их не оправдывает абсолютно ничего, кроме страсти самого действия, и последующего раскаяния, если оно таки происходит — но ни страсть, ни раскаяние, как мы понимаем, к области разума не относятся. 

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
28
Уважаемый Глеб. Второй день с удовольствием читаю ваши ответы на разные вопросы здесь. Ну до того хорошо! Спасибо большое.
0
Ответить
Прокомментировать

Даже расхотелось отвечать после предыдущего ответа, настолько он хорош) но просто вспомнила книгу "Джен Эйр" Шарлотты Бронте, где главная героиня вопреки чувствам уезжает далеко от своего любимого человека

5
Прокомментировать

Не согласна с "Войной и Миром" и "Преступлением и наказанием". В "Войне и Мире" это было навязанное отцом решение, а не принятое его разумом. Будь его воля, они женились бы сразу, не прождав года.

В "Преступлении и наказании" он пошел на убийство скорее из-за эмоций. Это не может рациональным решением только из-за того, что он много думал об этом. Это было его навязчивой идеей, эмоционально выматывало его и в последствии он понимал, что идет на это не из-за хорошего расчета, не из-за характера старухи, не из-за нужды в деньгах, а просто чтобы испытать моральное облегчение, "отвязать" эту идею, успокоиться

3
Прокомментировать
Ответить