Егор Васильев
июнь 2015.
9297

Как с научной точки зрения объяснить представление «красоты» у человека?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
33
5 ответов
Поделиться

На этот вопрос придётся сначала ответить неправильно.

Чуть больше десяти лет назад появилось отдельное направление науки — нейроэстетика. Поскольку про мозг мы знаем несоизмеримо больше, чем раньше, но по факту всё еще ни хрена, всё, что это направление пока что успело выяснить, стоит под основательным вопросом. Но есть несколько предположений.

То, как мозг вообще воспринимает что-либо, сопровождается двумя основными факторами: постоянством и абстрагированием.

Постоянство заключается в том, что мозг держит образ чего-либо, на что он нацелился, постоянным, вне зависимости от угла зрения, движения, освещения, и т.д. Если в комнате стоит стул, мы узнаем его, как бы он там ни стоял (более того, прочитав эти строки, вы сразу представили себе комнату со стулом, которых, между прочим, вообще нет).

Абстрагирование состоит в том, что мозг, глядя на любое изображение, строит иерархию изображенного. Это как очень продвинутый face finder — определяются наиболее важные точки, остальное размывается. Таким образом, когда перед вами стоит мужик с топором, мозг знает, что топор важнее цвета его ботинок.

Искусство поворачивает эти процессы вспять. Художники не просто воспроизводят образы — они каким-то образом воспроизводит их так, чтобы мозг запел и заплясал.

Причины, по которым мозг пляшет от той или иной картины, до конца не выяснены — теории включают в себя гипертрофированные стимулы, изолированные стимулы, свойства прохождения цвета через сетчатку, и т.д. — где тут корреляция, а где причинность, говорить пока рано. Но мы точно знаем, что мозг, в принципе, всё воспринимает как реальность. Для мозга нет нереального. Это относится в равной степени и к фигуративной, и к абстрактной живописи, хотя мозг воспринимает их очень по-разному, и ему чаще всего требуется намного больше времени чтобы "сканировать" абстрактное полотно, зато как только он с ним разберётся, эмоциональный эффект часто оказывается намного сильнее, чем в случае с живописью фигуративной.

Достаточно интересно, что в отдельных исследованиях учёные занимались тем, что кадрировали, меняли цветовой баланс, и смещали элементы картин — к примеру, работы Миро и Мондриана — и мозг испытуемых, отзывавшийся на оригиналы, не отзывался на изменённые композиции, примерно так же, как он не отзывается на живопись детей, животных, а также сгенерированную на компьютере. Он знает, что всё это не то.

Но не менее не тем оказывается и этот ответ.

Аристотель считал, что красота отделена и от наблюдения, и от наблюдателя. Тарковский говорил, что искусство красиво, когда оно выражает какую-то правду, потому что правда почему-то красива. Будда ничего не говорил о красоте, а просто показывал толпе цветок, и один из учеников улыбался.

Вопрос о красоте всегда задаётся в одном пласте бытия, но решается он в другом. Красоту не измеряют, а проживают. Она не укладывается в критерии, не имеет определений, не оставляет следов в наблюдателе, и вообще, с нейрологической точки зрения, по большому счету не существует. И тем не менее, мы всегда знаем, когда она перед нами. И эта бытийная неопределимость в некотором роде предохраняет ее от умаления в цикл механических мозговых реакций, способных описать все мельчайшие детали этого опыта, но только не опыт сам по себе.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
59
Прокомментировать

Мы попытались ответить на этот вопрос в нашем выпуске про красоту: https://www.youtube.com/watch?v=fbNeZWDxE-s

Но оказалось что не все так просто. Все ссылки на научные исследования в описании к видео на ютуб.

9
Прокомментировать

Господи, столько сложностей наворотили: нейроэстетика, Аристотель...

Всё же просто: красота — не более, чем соотношение сигнал/шум. Словом красота люди называют явление, когда им дают что-то новое / значимое (сигнал) при минимуме затрат с их стороны (отсутствие шума). Именно поэтому красивы те произведения литературы или речь тех людей, которые дают новую информацию, она вся значима (чеховское ружьё) и нет ничего незначимому (шума). Каждое слово выверено.

С графическими произведениями чуть сложнее, но принцип тот же. Там всё сильно основано на привычках. То, что нам непривычно, мозг никогда не назовёт красивым, потому что затратит кучу энергии на распознавание ни на что не похожих закорючек. Задача визуального искусства — передать человеку: 1) новую информацию 2) с помощью знакомых образов. Чем новее информация и чем более знакомые образы, тем больше красоты, а иногда даже вау-эффекта.

На этом эффекте, например, основано все промдизайнерсое творчество Студии Лебедева: возьми и совмести два знакомых всем образа (кружку и знак @), но никогда ранее не встречавшиеся вместе, и будет тебе wow.

Ещё пример: «Мона Лиза» красива, потому что Леонардо передал новую информацию (лицо незнакомого нам человека) используя множество чуть ли не генетически встроенных в нас шаблонов восприятия (золотое сечение, виртувианский человек и т.д), а потому знакомых нам даже бессознательно.

С музыкой сложнее (я в ней не спец), но принцип тот же. По крайней мере там важна гармония как базис передачи информации (условное «чёрное» компенсируется «белым»), потому что гармония окружает нас везде и привычна с детства.

Т.е. красота — это новое, переданное с помощью привычного.

Ещё пример. Теория относительности будет совершенно никак воспринята человеком не знакомым хорошо с физикой (в ней нет ничего привычного для него, одни иероглифы), но для физиков она невероятна красива: передаёт абсолютно новую идею, с помощью полностью знакомых терминов.

1
Прокомментировать
Читать ещё 2 ответа
Ответить