Дмитрий Коркешко
сентябрь 2016.
970

Существуют ли на самом деле "Хипстеры в вакууме"? Бизнес-лаунж, смузи, фалафель, маффин, дедлайн - вот это вот все?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
3 ответа
Поделиться

Модель Шеллинга была создана в семидесятых, чтобы описать сегрегацию* по расовому признаку, возникающую в городах. Концепт такой: люди стремятся жить в окружении похожих людей и переезжают, чтобы достичь этого в том случае, если количество непохожих соседей выходит за пределы порога, называемого толерантностью.  Модель Шеллинга демонстрирует некоторые неочевидные вещи. Например, очевидно, что максимальная толерантность не приводит к сегрегации – людям просто незачем переезжать. Но и отсутствие толерантности приводит к тому же результату, потому что люди переезжают всё время.

Заменив в этой модели территориальные преференции на культурные – на всё то, что формирует публичный (и опубликованный в сети) образ человека, легко понять, что происходит. Каждый отдельно взятый хипстер – личность максимально нетолерантная. Его самый страшный кошмар – это оказаться на вечеринке, где кто-то еще одет точно так же, как он. Сами по себе хипстеры не могут сегрегироваться – они обречены бесконечно меняться, стремясь ускользнуть от любых аналогий. Но именно из-за этого отсутствия внутренней сегрегации, при взгляде извне, хипстеры в своей непохожести становятся гомогенной массой. Это позволяет остальному обществу, состоящему из людей, которым, наоборот, идентификация необходима, сегрегироваться вокруг хипстеров и идентифицировать их по отношению к себе, как нечто инородное. Таким образом, хипстер – это чужой.    

Любые описания хипстеров неизбежно превращаются в фарс. Сама попытка привезти к набору стереотипов тех, кто делает всё, чтобы стереотипам не соответствовать, заключает в себе неразрешимый парадокс. В визуальном блогеLook at this Fucking Hipsters не написано, кто такие хипстеры – подразумевается, что это и так ясно видно на вывешенных фотографиях. На самом деле, это ясно видно лишь тем, у кого в сознании присутствует категория не такого. Формальный же анализ материалов сайта приведет лишь к бесконечно растущему множеству возможных ответов на вопрос, кто такие хипстеры.

Так же и Дмитрий Пастушок в известном посте «Как стать хипстером?», судя по которому хипстеры только и делают, что «ебашат лук», заканчивает свой анекдотичный свод правил неожиданно верным выводом – «признаком вагона метро»: «Если в вагоне метро у тебя складывается ощущение, что все пассажиры хотят нассать тебе в лицо, то всё, блядь, ты – хипстер!». Это прекрасно иллюстрирует тот факт, что хипстер наделяется характеристиками извне и определяется посредством отчуждения. То есть хипстеры как феномен – это проявление ксенофобии*.

Параллели здесь очевидны. Антисемитизм*породил невероятное количество мифов о евреях. Они и пьют кровь младенцев, и тайно управляют судьбами человечества, и финансово эксплуатируют всех подряд. Так же, как и в случае с хипстерами, эти стереотипы не укладываются в какую-либо систему и противоречат один другому: в одних культурах евреи представляются глупыми и ленивыми предателями, а в других – умными и талантливыми людьми, с ярко выраженной взаимовыручкой.

Впрочем, погружаться в анализ этих инкриминируемых евреям качеств с целью еще больше обвинить их, или же оправдать – это логическая ловушка. Эти стереотипы являются не причиной антисемитизма, а его следствием. Для человека, уже инфицированного параноидальной идеей антисемитизма, любое положительное качество евреев является лишь свидетельством их лживости, скрытности и двуличности. В результате любое доказательство, как за, так и против евреев, идёт в пользу антисемитизма. И единственно верный вопрос, который следует задавать – это что является внутренней, психологической причиной его возникновения.

Ксенофобия – это явление коллективного бессознательного. Каждый конкретный человек, его составляющий, неизбежно сталкивается с тем, что жизнь не такая, как хотелось бы, и кто-то должен быть за это ответственен – либо он сам, либо кто-то другой. Признание ответственности за собой связано с возникновением чувства вины, стремление избавиться от которого – один из базовых двигателей человеческой психики. Таким образом, ксенофобия – это идеология, призванная снять внутренний конфликт между представляемой и наблюдаемой реальностями, переведя его в конфликт счужим, с внешним врагом. Причем ни физическое устранение врага, ни искоренение какого-то частного случая ксенофобии не способны ни снять первоначальный конфликт, ни устранить чувство вины.

Сейчас антисемитизм уже не так популярен, но это не значит, что люди стали лучше. Проявления антисемитизма оборачиваются общественным порицанием, что возвращает обратно чувство вины в иной, социальной форме, и антисемитизм перестает выполнять свою утилитарную функцию. Поэтому более прогрессивные, образованные и современные граждане исповедуют теперь гомофобию*. Здесь тоже присутствует вульгарный набор парадоксальных мифов и стереотипов, и квази-религиозное оправдание дискриминации.

Но и это решение временно. У гомофобов есть только два возможных варианта: либо заслуженно получить по мозгам и заткнуться, либо переехать жить в тоталитарное полицейское государство, что применительно к России означает оставаться на месте.

В этом свете фигура хипстера раскрывается с неожиданной стороны. Хипстер – этоуниверсальный чужой. При полной невозможности идентифицировать хипстера – им может быть объявлен любой. К примеру,гендерная дискриминация, хоть и игнорируется в обществе, тем не менее отчетливо видна, она ясно проявляется даже в такой обезличенной форме, как статистика. Однако дискриминация хипстеров не может проявиться никак, потому что это дискриминация по неизвестному признаку, в то время, как, и без того абсурдный, список косвенных отличительных черт хипстера свободно модифицируется и дописывается всеми желающими. Никого невозможно уличить в дискриминации хипстеров.

Поэтому вместо того, чтобы принимать ущемляющие права человека законы, направленные против гомосексуалистов, российской партийной номенклатуре стоит серьезно рассмотреть вопрос о криминализации хипстеров – это позволит легитимизировать существующую в стране практику, в соответствии с которой любой может быть схвачен и брошен в тюрьму. Ненависть к хипстерам – это самый удобный и безнаказанный вид ксенофобии. За неё никто не осудит. Враг никуда не исчезнет и никогда не победит. А чувство вины не вернется.

Становление настоящего хипстера происходит в полном соответствии с диалектической триадой Гегеля, но с той лишь разницей, что субъектом триады выступает не абстрактная идея, а сам хипстер, как материалистический носитель абстрактной идеи о себе. Становление проходит в три стадии: Abstract-Negative-Concrete – по-русски это звучит, как Тезис-Антитезис-Синтез, что не совсем верно, так как сам Гегель этими терминами не пользовался. Но в общем смысл тот же.

Первая стадия – это потребность в идентификации. Вторая стадия – этоотрицание идентификации, в результате которой эту функцию берут на себя остальные, и уже общество идентифицирует хипстера, как хипстера. Но true hipsterстановится таковым, только завершив триаду посредством отрицания отрицания (negation of negation). Настоящим хипстером может быть только тот, кто отрицает, что он хипстер, являясь при этом хипстером.

Важно понимать, что отрицание само по себе наделяет вещи определёнными качествами. Поэтому отрицание хипстерства не делает из хипстера нехипстера. Так, например, очевидно, что сигареты без кокаина – вещь намного более провокационная, чем сигареты без никотина, хотя, в сущности, и то, и другое – лишь сигареты.

Каждый true hipster сам лично занимается отрицанием. Поэтому тот, кто утверждает за всех хипстеров, что их не существует – либо слепец, не заметивший это слово в языке, либо безумец, возомнивший себя королем хипстеров. В контексте этой гегелевской диалектики, становится очевидно и то, что тот, кто считает себя хипстером, совершенно точно таковым не является.

Зла Людинаотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
-1

Источник в гиперссылках 

0
Ответить

Спасибо за хороший ответ с:

0
Ответить

Ауф , красивый ответ 

0
Ответить
Прокомментировать

С последним из перечня сталкиваюсь ежедневно. Страшная штука, как мозоль на жопе. Про остальное слышала, но когда пьешь водку из валенка по субботам вероятность столкнуться с этим не во сне мало вероятна.

-1

Чо так до дедлайна доколупываться?

Слово в среде творческих людей уже оч давно в ходу и никого не бесит

0
Ответить
Прокомментировать

Хипстеры в теме про 2к16 совершенно неуместны. Это было модно году в 2012-ом. Ну а вообще да, такие существовали, даже до сих пор существуют. Но это уже протухшая тема.

-2
Прокомментировать
Ответить