Полина Клёнова
сентябрь 2016.
2447

Какие произведения искусства лучше всего олицетворяют Советский Союз?

Ответить
Ответить
Комментировать
2
Подписаться
6
4 ответа
Поделиться
Ответ партнёра TheQuestion

Скульптура

Соцреализм — не только литературное, но и, в первую очередь, монументальное явление. Поэтому начну со скульптуры, которую видят все, хотят они этого или нет. Вера Мухина и Евгений Вучетич, с одной стороны, Иван Шадр и Михаил Аникушин — с другой. Какой смысл в этой дихотомии? В одном случае, это выдающиеся образцы монументальной пропаганды, какая-то дерзновенная проекция будущего, быстро ставшая коммеморацией, в другом — такая наглая приватизация так наз. «классики», что и возразить нечего, только стоять и глазами хлопать. И то, и другое представляет собой важнейшую веху в истории искусства. Местами это, правда, скучновато, но никто не нанимался быть интересным, да и советскую историю без этих имен уже не напишешь. Увы, никак.

Кино

Конечно, это ключевое искусство XX века. Оно отразило те политические и социальные преобразования, которые происходили во всем мире. Советское кино, наряду с нацистским и голливудским, брало на себя миссию по формированию мировоззрения. Если, скажем, итальянский неореализм – это витрина левых, то советское кино играло роль социального барометра и одновременно гида, оно формовало взгляды всех граждан страны, а не какой-то отдельной группы, претендующей на победу в конкуренции. Тут никакой конкуренции не было. Кинематограф показывал людям, как жить, как думать. И тут речь не о всяких фигурах международного класса, вроде Эйзенштейна. Народ имел других авторов: это, безусловно Иван Пырьев и Григорий Александров, любимый ученик Эйзенштейна. Фильмы второй половины 30-х годов не только отображают советскую антропологию, но во многом её реализуют и проектируют. «Трактористы» и «Свинарка и пастух» Пырьева, «Цирк», «Волга-Волга» и «Светлый путь» Александрова, то есть советская пастораль и советский мюзикл, составляют важнейшиий культурный пласт, по срезам которого можно, как по книге, читать, что представляет собой советский человек.

Литература

Соцреализм в литературе — это не совсем то, о чем говорил Горький, когда его придумал. Это была литература идеального тезиса, чистого горизонта, который ничто не должно было омрачать вне зависимости от того, насколько сюжет соответствует тому, что знает, видит и чувствует читатель. Соцреализм — свершившаяся утопия, с которой бесполезно не соглашаться, потому что она уже есть и никуда не денется. От этой литературы можно при наличии некоторой сноровки получать удовольствие. В первую очередь, вспоминаем роман Василия Ажаева «Далеко от Москвы», почти никому сейчас неизвестный, но очень полезный для понимания того, что была такое советская литература во всем её ужасе и безобразии. Потом «Белая береза» Семена Бабаевского — совершенно чудовищная литература. Это полезно прочитать, если думаешь, как прекрасен был Советский Союз. Полезно прочитать, поразиться и больше никогда к этому не возвращаться.

На противоположном полюсе советского важна неподцензурная литература. Наверное, лишь в 1920-е годы выходило более или менее все, да и то не очень. Потом все работало по принципу: «чем дальше в лес, тем боже мой». Ленинградская школа ОБЭРИУ — Хармс, Введенский и другие, кто сгинул в лагерях, одесская плеяда, из которой Бабель попал, куда следует, а Багрицкий просто не успел из-за смертельной болезни, чуть позднее — уже после войны — лианозовская школа. Все они тоже были советскими писателями, у которых не было дореволюционного прошлого, в отличие от записных суицидников Маяковского и Есенина, растоптанного системой Мандельштама и сумевшего с ней ужиться Пастернака.

Живопись

Советская живописьв целом малоинтересна. На фоне Исаака Бродского, Аркадия Пластова и Сергея Герасимова, можно и нужно иметь в виду Гелия Коржева — великого художника, создателя жесткой и амбивалентной картины «Поднимающий знамя», за свою жизнь в искусстве сменившего несколько направлений, стилей и типов мировидения. Его выставка не так давно была в Третьяковке на Крымском валу и произвела на меня одно из самых сильных впечатлений за последние несколько лет. Его биография дает выпуклое представление как о становлении официального искусства, так и о том, как разъедало большого художника раздражение, переходящее в отвращение, как советское начинало ненавидеть самое себя. При этом все очень талантливо и ясно в плане выражения.

Балет

Советский балет важен как идеологическое искусство, пусть это и противоречие в терминах — пластика вроде как никакие идеи не транслирует. Но балет всегда считался экспортной витриной СССР — как дорогой коньяк или горький шоколад. За ним стояли амбиции и притязания на лидерство. «Зато мы делаем ракеты и покорили Енисей, а также в области балета мы впереди планеты всей», — издевался в своей блестящей ролевой лирике Александр Галич. Как актуальное искусство балет интересен точно не в советской ипостаси, смерть Плисецкой заставила вспомнить об этом. Хоть это и недавнее прошлое, но никакой не образец, а уже закрытая страница.

Архитектура

Говорить об именах в советской архитектуре не совсем верно. Это коллективная работа, которую глупо сравнивать с Антонио Гауди или даже с бюро Нормана Фостери. Статус селебрити имел место только в советском кинематографе, который моделировался по образцу Голливуда, может, еще в театре. В архитектуре все определял государственный заказ и профиль определенной лаборатории.

Щусев и Жолтовский, с которых начинается сталинский ампир, имели более или менее внятную дореволюционную биографию, особенно первый, конечно. Их имена поэтому известны, работает определенная инерция. Например, бывший министр строительства Грузии Георгий Чахава, построивший в 1975 году реально чумовое здание министерства автомобильных дорог Грузинской ССР, где сейчас находится какой-то банк, известен только в профессиональном сообществе. У автора нет имени, и это нормально.

В сталинских высотках, которыми мы очень гордимся, нет ничего уникального, они полностью взяты с чикагской школы 1880-х. Это очень устаревшая уже на тот момент архитектура, которую подхватили советские архитекторы в угоду заказчиков, не одного лишь Сталина.

18

Насчёт живописи позволю себе "люто бешенно" не согласиться. Как раз тут "соцреализм" наиболее был формален в качестве определения. Наверное, самый кошмарный период - после ВОВ и до середины 1950-х, когда даже самым оригинальным художникам пришлось создавать откровенную ахинею (например, Дейнека, (о нём ещё вспомню) "Открытие колхозной электростанции"). Но давайте на забывать, что, например, Казимир Малевич, автор незабвенного "Чёрного квадрата", дожил до середины 1930-х. Как и Петров-Водкин, автор "Купания красного коня". Оба, в целом, приняли советскую власть, а у Петрова-Водкина даже есть ряд пропагандистких произведений. Хоть после смерти потом обоих официально некоторое время обсерали. У Петрова-Водкина был талантливый ученик - Александр Самохвалов. У него, и у Дейнеки вовсе не академически "допустимая" техника живописи, но они своими работами очень неплохо отражают энергетику 1930-х гг. Дейнека примечателен тем, что ряд его работ - откровенная пропаганда нудизма-натуризма) Всё это время в Грузии жил и работал Ладо Гудиашвили. Тут реализма ещё меньше, а тем не менее. Тогда же начал творческий путь Юрий Пименов. IMHO, считать, что он и какой-нибудь автор "Утро колхозника во время посевной" писали в одном стиле, несколько ошибочно, и даже вовсе глупо.

Отдельно стоит отметить, что несмотря на всю травлю, в сталинское время сумел жить и работать (хоть и изгоем; в нищете) художник Павел Филонов. Хотя его творчество совершенно не согласовывалось с "официальной" действительностью. Он умер, но из-за голода во время блокады Ленинграда в 1941-ом. А вот его ученику Василию Купцову повезло меньше, хоть он и пробовал писать вполне просоветские картины, например "АНТ-20 (Максим Горький)", 1934. В конце концов, из-за притеснений со стороны власти, он покончил жизнь самоубийством.

Да, где-то 10 лет, с 1945 по 1955 практически единственно приемлемым было вырисовывать предметы и персонажей с точностью передвижников, но при этом изображать исключительно положительные события. Но уже с "Оттепелью" приходит "суровый стиль", а уж из него растут ноги всего остального, что было позже. Эволюцию художественного стиля можно неплохо проследить на примере Андрея Мыльникова. То, что он писал в 1940-х, и 1970-х, мягко скажем, совершенно разные вещи. То, что во второй половине XX века не появилось знаменитых произведений живописи, можно объяснить тем, что этот вид искусства несколько отошёл на второй план. А так, сейчас откапывают и выкладывают множество неизвестных картин, иногда просто жемчужин, особо никому не известных. Из самого позднего можно вспомнить  Илью Глазунова, тоже ведь ещё советский художник. Вообще по технике и стилю в это время следить почти перестали. Здесь уже "реализм" сочетаем только с "социалистическим", т.е., к нему можно подогнать всё что угодно. Особенно же свободно отрывались художники из окраинных ССР, особенно в Закавказье; жаль фамилий не помню. А вот российских найти можно.

0
Ответить
Прокомментировать

Не сказала бы, что "лучше всего олицетворяет", но всё-таки очень атмосферно выполнено.

«Русские школьники» ( англ Russian Schoolroom, The Russian Classroom, или Russian Schoolchildren) — литография американского художника Нормана Роквелла, написанная в 1967 году.

На картине изображены советские школьники, сидящие за партами в классе перед бюстом Владимира Ильича Ленина.

1
Прокомментировать

Последнее просмотренное "Похороните меня за плинтусом" - это автобиографическая история  мальчишка, оставленном принудительно на воспитание бабушки , в то время как мать, борется чтобы хоть чуть-чуть повидаться с сыном. Также в фильме показана настоящая советская реальность без прикрас. Есть и книга, говорят, что по-другому написана, но о книгеничегоо не могу сказать, не читала.

0
Прокомментировать

Для меня лучшая рефлексия на советский проект - "Пикник на обочине" Стругацких. Почитате, очень рекомендую, книжечка тоненькая совсем, а впечатлений хватит надолго. 

Илья Левинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
0
Прокомментировать
Ответить