Ayjamal Bolotova
сентябрь 2016.
9830

В чем смысл фильма «Персона» Ингмара Бергмана?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
11
1 ответ
Поделиться
Ответ партнёра TheQuestion

В "Персоне" Бергман боролся с внутренним кризисом, возникающим периодически в жизни большого художника (и не только), это картина стала прямым следствием такого кризиса и выходом из него.

Это фильм о субъективном восприятии (эпилог с мальчиком, который наблюдает происходящее на экране), а также естественной двойственности личности: есть те её черты, которые напоказ (как деятельность актера), а есть некие внутренние процессы и потребности; то о чем принято говорить - и табуированные темы (как та история, которую рассказывает Альма). "Персона" - и о невозможности или прерванности диалога между двумя составными частями характера, и о конфликте личного и общественного (еще одна дихотомия, актуальная благодаря юнгианскому термину "персона" - роль в обществе).

Фильм вбирает в себя множество тем и проблем, так или иначе связанных с человеческой личностью. Фокус на двойственности особенно отчетливо проступает в знаменитом кадре, где совмещаются лица Лив Ульман и Биби Андерсон.

Вот также выдержка из книги Бергмана "Картины", где он рассказывает о "Персоне":

С долго сдерживаемой детской жадностью я набросился на своего медиума и двадцать лет без устали, в каком-то неистовстве передавал сны, чувственные переживания, фантазии, приступы безумия, неврозы, судороги веры и беззастенчивую ложь. Мой голод был неутолим. Деньги, известность и успех были поразительными, но в основе своей безразличными для меня результатами этого буйства. Этим я вовсе не хочу умалить того, что у меня случайно получилось. Искусство как самоудовлетворение может, безусловно, иметь определенное значение - в первую очередь для художника. Таким образом, если быть до конца откровенным, я воспринимаю искусство (не только киноискусство) как нечто несущественное. Литература, живопись, музыка, кино и театр сами зачинают себя и сами себя производят на свет. Возникают и исчезают новые мутации, новые комбинации, движение извне кажется нервозно-жизнедеятельным - величественное рвение художников спроецировать для самих себя и, для все более скучающей, публики картину мира, уже не интересующегося ни их мнением, ни их вкусами. В немногочисленных заповедниках художников карают, считая искусство опасным и потому достойным удушения или контроля. В основном же, однако, искусство свободно, бесстыдно, безответственно, как сказано: движение интенсивно, почти лихорадочно и напоминает, как мне представляется, змеиную кожу, набитую муравьями. Сама змея давно мертва, съедена, лишена яда, но оболочка, наполненная суетливой жизнью, шевелится. Я надеюсь, я убежден в том, что другие обладают более сбалансированным и мнимо объективным восприятием. И если я, несмотря на всю эту скуку, несмотря ни на что, утверждаю, что хочу заниматься искусством, то делаю это по одной простой причине. (Я отбрасываю чисто материальные соображения). Причина - любопытство. Безграничное, неутоляемое, постоянно обновляющееся, нестерпимое любопытство толкает меня вперед, ни на минуту не оставляя в покое, полностью заменяя жажду общности, которую я испытывал в былые времена. Чувствую себя осужденным на длительный срок узником, внезапно выброшенным в грохот и вой жизни. Меня охватывает неуемное любопытство. Я отмечаю, наблюдаю, у меня ушки на макушке, все нереально, фантастично, пугающе или смешно. Я ловлю летящую пылинку, возможно, это фильм - какое это имеет значение, да никакого, но мне эта пылинка кажется интересной, посему я утверждаю, что это фильм. Я кружусь с этим собственноручно пойманным предметом, представляя веселое или меланхоличное занятие. Я пихаю других муравьев, мы выполняем колоссальную работу. Змеиная кожа шевелится. В этом и только в этом заключается моя истина.

15

А чем можно объяснить реакцию Элизабетв в конце фильма на историю сиделки Альмы , которая и била ее и всячески оскорбляла, во первых почему? Из-за осознания невозможности стать такой как она?

И так же я не поняла концов фильма, когда мужчина называлАльму Элизабет, а та сначала сопротивлялась а потом начала подыгрывать и Элизабет это не смущало,она стояла рядом и все это наблюдала. Во-первых,  почему мужчина стал к ней обращаться Так? Это был подтекст что Альма почти достигла того же что и Элизабет?

И в конце,разные люди рассказывали Элизабет о ее сыне, одна из них была Альма, откуда она знала и вообще к чему это было, и в финале фильма как и в его начале показали мальчика, это и был ее сын?

В общем да очень много вопросов по фильму,  не сомневаюсь что там какой-то скрытый смысл , который очень бы хотелось понять.

Заранее спасибо

0
Ответить

Не историю , а истерию*

0
Ответить

Тут возникает смысловая вилка: с одной стороны, вся часть фильма, где Альма бьет Элизабет (во второй раз, после дважды повторенного монолога о сыне Элизабет), может являться её сном (мы видим, как Альма просыпается, и судя по их вновь очень профессиональным отношениям с Элизабет, - сном было вообще все, что происходило в домике).

С другой, конфликт героинь одновременно отражает душевные терзания Элизабет (и в этом смысле они с Альмой просто являются частями единого целого, которые находятся в процессе борьбы - Персона (роль в обществе) и Анима (жизненное начало), которые не могут договориться из-за глубокого переживания по поводу материнства, ответственности etc). Если воспринимать их как одного человека, то вопрос с мужем отпадает: кадр, где их лица соединены указывает на то, что героини Андерсон и Ульман на разных уровнях работают как разные люди (буквальное повествование, где эпизод с мужем объясняется как сон) и как один человек (собственно, драма про внутренний конфликт).

То есть один из смыслов этой сцены буквально проговорен в монологе Альмы: желание абсолютного соответствия социально одобряемому варианту успеха привело Элизабет к материнству, она долгое время боролась со страхом, великолепна играла роль будущей матери, но потом переживания все-таки задавили её. В то же время в повествование тесно вплетены переживания Альмы, рассказавшей об измене и аборте, её размышления о том, что людям необязательно быть идеальными (собственно, их потасовка с Элизабет - это борьба личности с собственной социальной маской). Можно вывернуть фильм так, что центральная героиня как раз Альма - ей был необходим слушатель, отказавшаяся от игры на публику "персона", чтобы разобраться в себе, проговорить травму.

Наконец, все это фильм, через съемки которого Ингмар Бергман (там ближе к финалу в кадре мелькает режиссерский стул с именем) пытается разобраться со своим внутренним конфликтом, где он одновременно и Андерсон, и Ульман, и мальчик (видимо, сын Элизабет), наблюдающий за всем как бы изнутри проектора - собственного сознания.

+3
Ответить
Ещё 1 комментарий

Обидно за то, что я когда смотрел фильм,  вспомнил о методе свободных ассоциаций, о котором писал Юнг : пациент  ведет монолог о какой то праздной мелочи,  а через время   разговор в пустоту заводит его в самые потаенные комплексы и сожаления. 

Похожая вещь была в фильме, когда Альма по сути стала жертвой психоаналитика, применившего этот  метод в первой половине фильма.

Почему обидно: я не предал значения Аниме и Анимусу в контексте фильма, хотя и вспомнил о Юнге. Чуть-чуть, и я бы испытал радость от самостоятельного осознания

:(

Я только вчера фильм посмотрел в Питере. На ретроспективе был полный зал, Трофименков тоже был. Круто.

У меня была своя "теория" , что Альма сливалась с Элизабет , потому что так хотела Елизабет. 

Все  слабые места Альмы  был открыты другому человеку,  а  это делает  зависимым. 

Мой личный опыт (    и зрительский тоже   ) подсказывает, что тобой легче манипулировать, когда ты доверяешь свои тайны. Ты подсознательно запоминаешь  чувство защищенности, когда раскрываешься другому,  и ради этого чувства ты готов идти на унижения, лишь бы оставить своего "друга". Такое чувство - дефицит в современном мире, где уже нет частной жизни.

Альма восхищалась своей пациенткой , хотела быть на нее похожей. Забавно, особенно в контексте фильма. Восхищение - сильное качество , без которого пропадает любовь, с которым ненависть становится мягче ( о как сказал). Осознание того, что ты в немилости у "великого"/умного давит на эго,  ты хочешь реабилитироваться. Даже несмотря на унижения.

Все это заставляет тебя считать личные страдания не значительными,  и вся твоя жизнь имеет смысл в служени к "добряку", который тебя выслушал,  и которым ты восхищаешься.

И все это не случайно. Елизабет знала это,  и наверняка готовилась к контролю над своей сиделкой. Она хотела сломать ее личность, чтобы навязать свою. Чтобы увидеть ее в объятиях со своим мужем, дать прочувствовать ужасное материнство.

В сцене монолога о групповом сексе Альма сидит в уязвимой, слабой  позе, в то время как Элизабет выглядит доминантно  и властно.  Но зачем она это делала? Зачем ей нужно было идти именно таким путем? Тема контроля вроде должна быть, иначе зачем нужна сцена с намеком на вампиризм, та самая, где героини стоят голые рядом, или  в конце, где вампиризм показан прямо?

 Лица актеров говорят одно, а драматургия говорит совсем другое. Может, она хотела разделить с кем то свои страдания ? Напрямую об этом не сказано, и прямо это не показано, но мысль о желании подчинить чужую волю я не могу продолжить иначе. 

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить