Зачем в современном мире нужна философия?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
9
5 ответов
Поделиться

Это может показаться странным, но с философией мы сталкиваемся чаще, чем с кофе-машиной. Повсеместно оперируем философскими понятиями и нуждаемся в ней буквально каждую секунду своей сознательной жизни. Просто не привыкли называть столь высокопарно. Кроме того, живя здесь и сейчас, мы как само собой разумеющееся воспринимаем вещи, являющиеся плодом тысячелетних обобщений (а обобщение - категория философии), как бы видим вершину айсберга (извините за штамп), большая часть которого скрыта в толщие времён. Строение вещества - знание очевидное для школьника, в то же время, является относительно свежим, хотя понятие "атом" возникло до нашей эры. Еще одна очевидность - ценность человеческой жизни. А для рязанского крепостного крестьянина было так же? А для японского самурая? Для солдата вермахта? Моджахеда ИГИЛ? Добровольца ЛНР? Философский вопрос, не так ли?

Не смотря на общность человеческого строения и физиологии, двух людей идентичных ментально не существует. Один и тот же факт или событие разными индивидами воспринимается и интерпретируется по-разному: даже такая простая повседневная вещь, как пролетающий самолет у туземеца Полинезии, руандийца хуту, немецкого бюргера, вятского скопца и московского хипстера вызовет комплекс мыслей и эмоций разной сложности, эмоциональной насыщенности и окраски. Это не говоря об интерпретации более сложных событий, типа Второй Мировой Войны. Почти наверняка, оценка холокоста представителями хуту, которые за последние несколько лет вырезали больше миллиона представителей народа тутси, будет коренным образом отличаться от оценки москвича. Или немца. Менее радикальный пример: восприятие событий на Украине нашими соотечественниками одного пола, возраста и дохода может быть диаметральным. Почему? В силу разного мировосприятия, миропонимания - того, что в конечном итоге составляет мировоззрение - целостную устойчивую систему взглядов о мире и закономерностях его существования, о явлениях и процессах природы и общества. Другими словами, это одна их ключевых функций философии - быть основой мировоззрения - мифологического, религиозно-мистического или собственно философского.

Близко к мировоззренческой находится ценностно-ориентирующая функция философии. Можно даже сказать, что ценностные ориентиры прямо проистекают из мировоззрения, но это не совсем корректно, скорее они находятся в диалектическом взаимодействии (что тоже является философской проблемной областью).

Философия задает правила игры для научного поиска, выполняя роль методологического арбитра в теоретическом и экспериментально-прикладном [научном] поиске. При каких условиях вывод можно считать верным, а результаты эксперимента валидными? Философ неопозитивист ответит: при условии непротиворечивости фактов, повторяемости эксперимента и сводимости экспериментальных данных. Вроде бы очевидно, но очевидным это стало последние 100 - 150 лет, благодаря как раз таки философии, а именно гносеологической (познавательной) и методологической функции, которую она реализует.

Как любая наука, философия ценна своей прогнастической способностью. Традиционные общества сменила формация Нового времени, за которым последовал Постмодерн и постмодернизм с его отменой жанровых рамок, смертью автора, эклектикой стёба, интеллектуальной игрой вторичными смыслами. Что будет дальше? Возврат к до-письменным паттернам? А ведь аудио-визуальная культура с клиповым мышлением, вытесняющая вербальную, все больше обретает черты именно до-письменной. Это вопрос на который не сможет ответить ни социолог, ни антрополог, ни историк - это область поиска философской науки.

Я начал с образа айсберга. Мы сидим на самой верхушке, а под нами по крайней мере 2800 лет письменной европейской культуры и несколько тысяч лет общемировой истории - истории наблюдений и поиска, размышлений и озарения. Это не далекая абстракция, а стройное и очень высокое сооружение сложнейшей архитектоники, обеспечивающей с одной стороны необыкновенную устойчивость и адаптивность живущему в нем человечеству, а с другой - не имеющее лишних элементов. Любые катаклизмы, от экологических катастроф, Великого переселения народов, малого оледенения позднего Средневековья, Великих географических открытий и столкновений цивилизаций - эта великолепная конструкция способна воспринять, амортизировать и в ответ на вызов выдать решение (мировоззренческое и методологическое), благодаря которому человечество делает очередной шаг вперед и вверх. Но вытащи из него кирпич - и здание потеряет устойчивость, затруднит дальнейшее строительство. нарушит целостность кладки. Античная культура и наука стоит на плечах месопотамской, средневековые натурфилософы наследуют греческой традиции (а юристы - римскому праву), Новое время тянется из благословенной оливковой колыбели Балканского полуострова переосмысливая детство в строгом готическом зеркале средних веков, Новейшее - неловко шутит и озирается в поисках новой искренности, пугаясь своего отражения с кровавыми подтеками двух мировых войн и тоталитарных беспределов. Галилей стоит на плечах Архимеда, Ньютон - на плечах Галилея, на плечи бесмеенного декана Тринити-колледжа сэра Исаака опирается демон Максвелла и далее: Планк, Ландау, Энштейн... Адам Смит стоит на плечах Арестотеля, Маркс - на плечах А.Смита, Рекардо и Милля - всех троих (троих, Карл!).

Именно философия осуществляет это пирамидальное, сложное строительство, интегрируя полезное, отшлифованное знание в несущие конструкции этого великолепного бесконечно дополняющего самого себя здания - здания человеческой культуры, вне стен, вне контекста которого все мы - всего лишь сильно разросшаяся популяция приматов на грани собственного уничтожения.

Аристотель:«И так же,­ как свободным называ­ем того человека, кот­орый живет ради себя ­самого, а не для друг­ого, точно так же и э­та наука единственно ­свободная, ибо она од­на существует ради са­мой себя».  Эта мысль Аристотеля крайне­ точна, особенно есл­и учесть, что относит­ся она к определению ­не столько науки в це­лом, сколько к филосо­фии напрямую. Ведь, к­ак мне кажется, наука­-понятие многогранное­,и ответ на вопрос «я­вляется ли философия ­наукой» будет напряму­ю зависеть от того, к­акое определение слов­а «наука» мы возьмем ­за основополагающее.  Более того, если назы­вать философию наукой­, то в первую очередь­ стоит обозначить то,­ что она изучает. Но,­ вполне вероятно, фил­ософия-это всего лишь­ фундаментальная потр­ебность человека, нар­яду с дыханием, употр­еблением пищи, движен­ием и т.д.. В нашем с­лучае философия-потре­бность в разъяснении,­ анализе того, что ты­ видишь, того, что те­бе предъявлено общест­вом, природой и вселе­нной, в конечном счет­е.  Но, надо сказать, что­ философия тем и инте­ресна, так как выходи­т, что она не отражае­т действительность (в­едь она не в силах эт­о сделать, да и не до­лжна), и, более того,­ она не нужна ни для ­чего. Именно здесь ст­оит вспомнить слова А­ристотеля: «она одна ­существует ради самой­ себя». Таким образом­, стоит понимать, что­ философия не должна ­ничего давать, не дол­жна быть нужной или н­е нужной для кого-то.­ Она является изначал­ьно некой ценностью. ­А вещи, которые облад­ают ценностью изначал­ьно, не могут быть це­нны для чего-то ещё.

К сказанному George Panin стоит добавить, что фундаментальная часть любой науки имеет непосредственное отношение к философии. Как только исследователь от прикладной проблематики обращается к переосмыслению оснований дисциплины, в пределах которой он работает, он начинает заниматься философией. Бор, Эйнштейн, Хайзенберг, Лобачевский и Мандельброт были философами в той степени, в которой они обосновали расширение физики и математики до новых, установленных ими пределов.

Кроме того, разработки, возникшие в качестве философских, непосредственно оформили современную логику (логический позитивизм и аналитическая философия), лингвистику и культурологию (структурализм и постструктурализм), теорию систем и кибернетику. Современная философия интегрирована в решение широкого комплекса прикладных и технологических проблем - от составления корпоративного нефинансового отчета до криптоанализа. То-есть, философия охватывает диапазон от простого логического и этического обоснования до прямой реализации неэтичных и противоправных практик (вроде деятельности Center for Advanced Study of Language Мэрилендского университета, входящего в комплекс органов нацбезопасности США). Плюс философия является основанием для построения и описания методологии абсолютно в любой сфере деятельности.

Показать ещё 2 ответа
Ответить