Амир Алнади
август 2016.
97257

Кто в метро убирает останки человека с рельсов?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
7
4 ответа
Поделиться

Очень красочно описывается это событие в книге "Не прислоняться"

– Диспетчер, срочно.

– Я диспетчер.

– Диспетчер, N-дцатый маршрут, прошу снять напряжение, станция Полежаевская, второй путь, для извлечения человека из-под поезда.

– Понятно… Ждите приказа.

Я тут же в салон:

– Уважаемые пассажиры, просьба соблюдать спокойствие и порядок, по техническим причинам отправление поезда задерживается, не пытайтесь выйти самостоятельно, это может быть опасно для жизни.

…Полежаевская станция непростая. По второму пути входишь на нее из-за кривой и на уклоне, потому и скорость. Вот и я… Вошел, блин! Благо отправился с Беговой с плюсом от графика.

Въезжаю – тело в колее копошится!

Тайфун, все на себя, и лишь одна мысль: «Только бы не доехать…»

Давление в тормозных на максимуме, а состав ползет. Медленно. Останавливается… Но… Сидя за контроллером, вижу, как тело исчезает под составом. Приехали. Встал. Судя по всему, тело под первым вагоном.

Я спокоен. Как удав.

– N-дцатый маршрут.

– Слушаю, диспетчер.

– Приказ N 284, 20.25, напряжение станция Полежаевская второй путь снято.

– Понятно.

Звенит звонок, «напруги» нет, вольтметр на нуле. Выглянуть в салон. Головной вагон старый, свет погашен, только аварийные лампы горят. Значит точно – нет высокого.

Состав на ручной тормоз: фиг его знает, вдруг простоим долго, а компрессоры не качают – можно и укатиться, если воздух кончится. Из щитка взять «закоротку» – и на путь. Один конец закрепить на ходовой рельс, другой на контактный, и опять в кабину.

– Диспетчер, N-дцатый маршрут, «закоротка» установлена, приступаю к извлечению…

Выходя из кабины, слышу голос диспетчера, останавливающего линию.

– Такой-то маршрут – без команды не отправляться!

С фонарем вниз на пути. На платформе толпа народу, всем любопытно, все обсуждают, молодежь приготовила камеры на мобильниках, такой театр – и бесплатно! А если насмерть да крови побольше, так вообще хорошо. Будет, что рассказать, в блоги выложить: «Окровавленный машинист выкидывает на платформу то, что минуту назад было человеком!!!»

Менты прыгают за мной, не столько по долгу службы, сколько из-за того же человеческого любопытства.

Появился машинист-инструктор. Услышал по селектору и тут же сюда.

Иду вдоль стены. Вот он, красавчик. Под первым вагоном, в середине, точно в колее, вроде ни за что не зацепился. Но не шевелится. На первый взгляд крови не видно.

На пару с ментом пытаемся вытащить. Запах перегара бьет в лицо. Пьяный. Чаще всего именно они оказываются под колесами. Признаков жизни не подает, но грудь равномерно поднимается – жив. Прислушиваюсь – тихий храп.

ДА ОН СПИТ, СУКА!!!

Уже не церемонясь, выволакиваем его. Мент за руки, я за ноги. Народ сгрудился у самого края, места нет. Раскачав, кулем закидываем тело на платформу. Оно что-то мычит сквозь сон.

Тихо матерясь на уродов, которые пить не умеют, снимаю «закоротку». Инструктор уже в кабине. Видит, что я снял ее – тут же диспетчеру:

– Диспетчер.

– Я диспетчер.

– N-дцатый маршрут. Человек извлечен, «закоротка» снята, прошу подать напряжение.

– Понятно. Ждите.

Захожу в кабину. Спокоен. Абсолютно. Креплю «закоротку» на место. Ветошью вытираю руки. Проскакивает мысль: «Все ли я сделал по инструкции?»

Если выяснится, что нарушил – могут наказать. И все из-за пьяного идиота, которого я не задавил.

Тут заработали компрессоры. Это «свет» дали.

Инструктор за контроллером подтягивает состав к рейке. Высадка, посадка пассажиров. По диспетчерской слышно, как ДЦХ «отпускает» линию. Отправились.

На Полях:

– Доедешь?

– А куда же я денусь. Само собой.

Инструктор выходит из кабины, я еду дальше… По идее, меня должны сменить, но… Кем?! Если нет никого?..

Отпускает… Медленно… Начинает болеть голова. Одно из свойств моего организма: после адреналина – жуткая головная боль. Трясущимися руками – сигарету. Вкус не чувствуется совсем.

После оборота успеваю снова доехать до Октябрьского Поля, и тут меня наконец-то меняют. Водки бы. Но какая водка – ночная смена. Резерв отправился на круг, а мне сейчас отписываться: как все было… А потом… Потом руководство уже разберется – награждать меня или отыметь по полной за нарушение должностных инструкций.

Через пару дней встретил того мента.

– Ну как там мой крестник?

– Да пош-шел он… Заяву накатал, будто мы у него шестьдесят рублей стащили!

150
-4

Шикарно!

+10
Ответить

Согласен с Иваном! Хороший ответ.

+1
Ответить
Прокомментировать
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Мой отец работает в метро - как ни странно, но убирает машинист, затем прибывает бригада скорой помощи и пакуют тело, ну, или же его остатки. 

112
-8

Читал в инете, что машинисты убирают, но не поверил. Но вот там же говорят, что никакие скорые и другие службы вообще не приезжают. Спасибо за ответ.

+2
Ответить

Судя по тому, как люди меня заминусовали - тоже не верят)

+4
Ответить

А криминалисты разве не должны осмотреть место преступления?

0
Ответить
Ещё 9 комментариев

Не думаю, что криминалисты интересуются самоубийствами 

А если это и не самоубийство 

Там все понятно 

Просто куча размазанной крови и мяса 

Смотреть не на что 

0
Ответить

Кира, вы не правы. Не всегда все понятно и есть некоторые моменты, которые нужно определить и зафиксировать.

+3
Ответить

И насколько часто происходят такие случаи?

0
Ответить
место преступления?

Разве это место преступления?

0
Ответить

Разве это место преступления?

Бывает, что сталкивают... Иногда намеренно, иногда причинение смерти по неосторожности...

+1
Ответить

ВИКТОР РУДЕНКО, это как бы и нужно выяснить.

+1
Ответить

Насчет "сталкивают". Знаю одного человека, которого под поезд толкнули. В Новый Год. Людей (даунов)  много, ничего не докажешь.

0
Ответить

Сомневаюсь, что по положению тела на рельсах (особенно тогда, когда его уже переехало поездом) можно как-то определить, сам человек спрыгнул, или его столкнули, или, может, случайно свалился. 

+1
Ответить

Не всегда всё понятно и есть некоторые моменты, которые нужно определить и зафиксировать.

Все эти моменты фиксируют камеры видеонаблюдения, которые есть на каждой станции.

+3
Ответить
Прокомментировать

Есть еще такая профессия, как путеец. Человек, который, как вы догадались, следит зу путями как в метро, так и на жд. Любые камни, мусор, который появляется на рельсах, должен быть убран до приезда следующего поезда. В том числе и труп. Однажды моему дяде пришлось этим заняться, они с товарищами складывали останки в ящик для инструментов, т.к. ничего больше под рукой не было. Вот так

35
0
Прокомментировать

Со мной на срочной в армии служил парень, работавший до призыва помощником машиниста. Вот как он про это рассказывал.

"Однажды задавили пьяного мужика. Разрезал его наш "товарняк" ровно пополам, в районе пояса. Пока поезд остановился, по бедолаге проехало 11 вагонов. Убирать труп пришлось самим. Я к тому времени работал всего несколько месяцев, и смотреть на такие вещи не мог в принципе. Старый машинист к таким вещам был более привычен. Поступили так. Машинист говорит " -Раз не можешь смотреть - не смотри." Дал мне в ладонь руку бедолаги и сказал тащить к локомотиву. Сам взял нижнюю часть тела и тоже понёс к локомотиву. Кое как затащили тело в тепловоз и положили. А машинист потом мне говорит, гляди как прикольно получилось -  нижняя часть тела лежит передом вверх, а верхняя половина - вниз. Что характерно - крови почти не было."

26
-1

Крови не было наверное потому, что колесами все сосуды запечатало. 

+5
Ответить

Всё верно, особенность железнодорожной травмы - сосуды зажимает и крови нет.

+5
Ответить
Прокомментировать
Ответить