Чей перевод "Божественной комедии" на русский считается каноничным?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
2 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Хотя перевод Дмитрия Мина и был напечатан с припиской «размером подлинника», но действительности эта приписка не соответствует. Думаю, что Мин, строго говоря, и не имел этого в виду: просто в XIX веке существовала практика (к настоящему времени практически исчезнувшая) переводить стихотворные произведения (особенно крупные) прозой, стремясь к максимально точной и подробной передаче смысла и сюжета (ради чего, по мысли переводчиков, можно было и пожертвовать формой), и первый русский перевод «Божественной комедии» был именно таков, а Мин, как положено, перевёл Данте рифмованными терцинами. Однако итальянский стих — силлабический, а русский — силлабо-тонический, разница довольно большая, и стих перевода Мина — силлабо-тонический тоже (не исключено, впрочем, что в полной мере сам Мин, не будучи филологом по образованию, не улавливал разницы).

Так что каноническим русским переводом «Божественной комедии» является перевод Михаила Лозинского. В этом переводе, в частности, она практически всегда цитируется. Например, все мы знаем, что начинается эта книга строчками: «Земную жизнь пройдя до половины, / Я очутился в сумрачном лесу», — это перевод Лозинского (у Мина: «В средине нашей жизненной дороги, / Объятый сном, я в темный лес вступил» — тут сразу видно, что перевод Лозинского значительно лучше в чисто поэтическом отношении: почему у Мина «жизненная дорога» — «наша»? Потому что он переводит дословно: в оригинале тоже есть “nostra”; тогда как Лозинский передаёт смысл).

Но и перевод «Божественной комедии» размером подлинника, то есть силлабическим стихом, тоже существует: его сделал лет 30 назад Александр Илюшин. Это совершенно уникальный текст, призванный производить на современного читателя хотя бы часть того ошеломляющего и сбивающего с толку впечатления, какое производила поэма Данте на современников, — тогда как задача Лозинского была прямо противоположная: представить сегодняшнему читателю незыблемый шедевр давнего прошлого во всём его монументальном величии. Несколько подробнее об этом различии подходов можно прочесть вот здесь: http://belpaese2000.narod.ru/Teca/Tre/dante/parscik.htm.htm

7
-1

Дима, а как насчет перевода Ольги Чюминой?

0
Ответить
Прокомментировать

Не знаю насчет каноничности, но если вы хотите перевод с подробным изучением буквально каждой строчки, с отсылкой к оригиналу и к анализу современников Данте, то это перевод Дмитрия Мина (он еще середины 19 века) в этом смысле сделан на славу. Да и сам перевод с итальянского сделан размером подлинника. На мой взгляд, зарубежную литературу, а в особенности средневековую, нужно читать именно так, потому что в любом случае это будет "на лад Данте", но не Данте.

3
-1
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью