Какие общепринятые представления об истории России на самом деле являются мифами?

48649
17
1
19 августа
11:56
август
2016

Один из самых крупных мифов в русской истории – это «всенародная война» населения Российской империи против Наполеона в 1812 году. Представление о массовом сопротивлении французам широко распространилось в ходе Великой Отечественной, когда потребовалось на героических примерах из прошлого призвать граждан СССР на борьбу с нацизмом. В дальнейшем данная точка зрения активно тиражировалась советскими авторами. В связи с этим масштабы и характер действий партизанских отрядов в Отечественной войне 1812 года были необоснованно преувеличены и приукрашены.

В действительности на занятых французами территориях отношение местных жителей к Великой армии было крайне неоднозначным. Оно колебалось от приветственного восторга до откровенной ненависти.

Накануне вторжения Наполеон декларировал одну из главных целей своего похода – восстановление суверенной Польши. В её состав планировалось включить украинские, беларуские и литовские земли, которые вошли в Российскую империю по результатам разделов Речи Посполитой в XVIII веке. Новое государство должно было стать противовесом своему восточному соседу.

Вступив в июне 1812 года в западные губернии Российской империи, французские войска встретили симпатии со стороны местного населения. Горожане торжественно встречали их с цветами и музыкой. Почти вся литовско-беларуская шляхта, рассчитывавшая на восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года, воспринимала французов как освободителей от российского самодержавия. Католические священники, а в ряде мест и православные иерархи, также поддержали Наполеона.

Вот как описывала встречу Великой армии в Вильно городская газета «Kurjer Litewski»: «В этот день мы удостоились счастья видеть в стенах нашей столицы императора французов... великого Наполеона, во главе его непобедимой армии». Также сообщалось: «Весь город был на улице, все окрестные горы сплошь были покрыты людьми, чающими первыми увидеть французов. Многие с этой целью полезли на крыши домов, башни церквей и колокольни. Огромные толпы побежали за ковенскую заставу, откуда ожидались французы. Всё это бежало, сталкивалось, галдело, напоминая собой в общем один громадный дом сумасшедших».

Беларуский историк Владимир Краснянский писал, что в Минске и уездных городах губернии повсеместно происходили «торжественные встречи французов католическим духовенством и представителями города; шумные овации толпы, вечерние иллюминации, необычное оживление, вносимое помещиками, съезжавшимися из окрестных деревень попраздновать, пообедать, поговорить о восстановленной Польше».

Местные жители брали под свой контроль склады с провиантом и кормами, не позволяя уничтожить их отступавшим русским частям, и передавали эти запасы Великой армии. Например, в Вилейке бригадный генерал Пьер Дави де Кольбер-Шабане получил от горожан 2 тысячи квинталов муки, от 30 до 40 тысяч рационов сухарей и много овса.

Представители знатных шляхетских фамилий добровольно оказывали материальную помощь наполеоновским войскам. В Вильно княгиня Каролина Радзивилл подарила французскому госпиталю 30 бочек ржаной муки и 2 бочки крупы вместе с повозками, а также 10 волов и 12 баранов. По её примеру представители других дворянских родов тоже стали жертвовать продукты французским лазаретам.

Отдельно стоит выделить взаимоотношения Великой армии и самого многочисленного сословия Российской империи – крестьянства. Первоначально приход французов сельские жители восприняли сдержанно и никакого сопротивления им не оказывали.

При вступлении наполеоновских войск в западные губернии среди крестьян стали активно распространяться слухи об освобождении от крепостной зависимости, отмене оброков и барщины. Но французские власти сохранили все прежние повинности, сборы с крестьян были даже увеличены. Это привело к пассивному сопротивлению сельского населения. Крестьяне отказывались вступать в торговые сделки с французами, собирать урожай на полях, поставлять наполеоновской армии продовольствие и фураж. Они сжигали собственные дома и амбары с запасами, целыми семьями уходили в леса. Начальник полиции Березинской подпрефектуры Домбровский писал: «Мне приказывают всё доставлять, а взять неоткуда… На полях много хлеба, не убранного из-за неповиновения крестьян».

В некоторых районах сельское население стало создавать во французском тылу отряды самообороны и переходить к активному сопротивлению. Против Великой армии действовали формирования крестьян деревень Староселье, Можаны, Есьманы и Клевки в Борисовском повете, Воронки в Дриссенском повете, Жарцы в Полоцком повете и других.

В отдельных случаях возмущение сельского населения было направлено против собственных землевладельцев. Жители ряда сёл на Витебщине перестали подчиняться своим помещикам, занялись мародёрством и грабежом дворянских усадеб. Для защиты своих имений местной шляхте пришлось обратиться за помощью к французской администрации. Новые власти согласились помочь, поскольку для обеспечения армии провизией был необходим порядок в оккупированной сельской местности. С помощью французских войск крестьянские бунты были подавлены.

В целом вооружённое сопротивление сельских жителей западных губерний не носило массового характера. Отдельные вспышки недовольства достаточно быстро усмирялись регулярными французскими частями. Поэтому говорить о всеобщей крестьянской партизанской войне было бы неверно.

Отношение к Великой армии стало быстро меняться по мере её дальнейшего продвижения в губернии, где преобладало русское население. Ещё находясь в Витебске, Наполеон получал донесения от патрулей и фуражиров о пророссийских настроениях жителей к востоку от Рудни и Красного. Капитан Виктор Кастеллан писал: «Когда мы будем совсем в России, будет как в Испании». Французский император и сам хорошо понимал, что после того как Великая армия перейдёт старую границу Речи Посполитой и вступит на территорию Смоленщины, кампания формально перестанет быть войной за восстановление Польши. Однако, поскольку Наполеону не удалось разгромить русскую армию в приграничных боях и добиться выгодного мира, он был вынужден двинуться дальше с целью навязать противнику генеральное сражение.

18 августа 1812 года после тяжёлых трёхдневных боёв Великая армия заняла Смоленск. Обстановка здесь резко контрастировала с торжественным приёмом в бывших польских землях. Город, который оставили почти все жители, был разрушен и объят пламенем, а его улицы завалены трупами и брошенными ранеными. Французский офицер виконт Луи Гийом де Пюибюск писал: «Мёртвые тела складывают в кучу, тут же, подле умирающих, на дворах и в садах; нет ни заступов, ни рук, чтобы зарыть их в землю. Они начали уже гнить; нестерпимая вонь на всех улицах, она ещё более увеличивается от городских рвов, где до сих пор навалены большие кучи мёртвых тел, а также множество мёртвых лошадей покрывают улицы и окрестности города. Все эти мерзости, при довольно жаркой погоде, сделали Смоленск самым несносным местом на земном шаре».

Схожая ситуация наблюдалась и в уездах. Великая армия один за другим занимала горящие и пустые города – Дорогобуж, Вязьму, Гжатск. Отступая к Москве, российское командование оставляло в тылу противника армейские партизанские отряды, которые при поддержке местных жителей наносили ощутимый урон французам. 

Вместе с тем в истории оккупации Смоленщины Великой армией известны эпизоды, когда оказавшиеся в плену русские военнослужащие  добровольно помогали наполеоновской администрации. Такие случаи были немногочисленны, но они имели место. 

Историк Кирилл Александров писал, что «поведение кадрового русского офицера, независимо от национального и социального происхождения, в значительной степени было обусловлено традицией воспитания и образования, корпоративной этикой, морально-религиозным и юридическим содержанием присяги. Поэтому случаи государственной измены становились эксцессом». По его информации «в 1812 году в Смоленской губернии с неприятелем сотрудничал 61 человек, в том числе 7 лиц, имевших офицерский чин: подполковник Судновский, капитан Телипин, штабс-капитаны И. Залепин и П. Попов, поручики Н. Милечкин и Трубников, прапорщик Невехин. Все они служили в муниципальных органах, занимавшихся бытовым устройством населения».

По мере продвижения французских войск на восток активизировалось сопротивление сельского населения. Бежавшие из плена русские военнослужащие и добровольцы из числа местных жителей брали на себя инициативу по организации отрядов самообороны. Крестьянские формирования выслеживали отдельные вражеские партии и отряды, уничтожали французских фуражиров и мародёров. Генерал-майор Бенкендорф писал: «Помещики и исправники вооружили крестьян и начали... действовать против общего врага. Не повторялось более явлений, происходивших в Белоруссии».

В советской историографии действия организованных русским командованием партизанских формирований и крестьянских отрядов самообороны объединяли в единую патриотическую «всенародную войну». Но такое утверждение неверно. Если регулярные части под руководством кадровых офицеров, имея тесную связь с действующей армией, активно действовали на коммуникациях во французском тылу, а также в качестве разведки, и причиняли тем самым значительный ущерб противнику, то слабо вооружённые отряды сельских жителей чаще всего занимались только обороной своих населённых пунктов от мелких групп наполеоновских солдат.

А.С. Маркин в статье «Война и миф. К вопросу об отечественной историографии крестьянской самообороны от неприятеля в 1812 году» писал: «Общеизвестно, что собственно партизанами были временные отряды из военнослужащих регулярных частей и казаков, целенаправленно и организованно создававшиеся русским командованием для действий в тылу и на коммуникациях неприятеля. Российская историография XIX - начала XX века чётко разделяла действия партизан и стихийно создававшиеся отряды самообороны поселян; для описания действий последних и был введён термин «народная война». Термин «крестьянское партизанское движение» был введён советскими историками, пытавшимися втиснуть события начала XIX века в схему, созданную как калька так называемого «всенародного партизанского движения в годы Великой Отечественной войны». Собственно, основоположником взгляда, трактующего войну 1812 года как уменьшенную копию советско-германской войны 1941-45 г.г., был И.В.Сталин, псевдоисторическими пропагандистскими параллелями желавший оправдать в глазах народа небывалую цену победы».

Надо сказать, что реакция сельского населения губерний Центральной России на приход Великой армии далеко не всегда была негативной. Зачастую крестьяне под влиянием слухов об отмене французами крепостного права открыто поддерживали Наполеона. Сенатор Павел Каверин в письме к Александру I доносил: «Внушение неприятеля в занятых им местах... повсеместно между поселянами разсеиваемое, уверенность в непринадлежности более России и в неприкосновенности к ним власти помещиков могло поколебать их умы, от чего некоторые в Смоленской губернии способствовали неприятелю в отыскании фуража и сокрытых имуществ, а другие, сообщась с ним, попускались даже на грабительство господских домов». Сообщалось, что в Рославльском и Ельнинском уездах «проходившие неприятели и оставшиеся мародёры...посеяли, особенно в крестьянах, понятие независимости», а в Юхновском уезде «крестьяне некоторых селений от вольнодумствия начинают убивать до смерти господ своих и подводят французов в те места, где оные от страха укрываются».

После того как в сентябре 1812 года французы вступили в Москву, в ряде мест Московской губернии вспыхнули беспорядки. Крестьяне, надеявшиеся с приходом французов на отмену крепостного права, самовольно выходили из подчинения помещикам. Они отказывались нести повинности и платить оброк. Крестьяне заявляли, что теперь полностью свободны «потому что Бонапарт в Москве, а стало быть он их государь».

Наполеон рассматривал возможность отмены крепостного права. Он надеялся, что данная мера поможет привлечь на сторону Великой армии многомиллионные массы русского крестьянства и переломить ход кампании. Однако французский император не решился на реализацию своих замыслов, боясь крупного социального взрыва на занятых его войсками территориях. Наполеон говорил: «Я мог бы поднять против неё большую часть её собственного населения, провозгласив освобождение рабов... Но когда я узнал грубость нравов этого многочисленного класса русского народа, я отказался от этой меры, которая обрекла бы множество семейств на смерть, разграбление и самые страшные муки».

Как можно видеть, отнюдь не все жители занятых французами территорий видели в них врагов. Особенно это заметно на примере западных губерний, где национальное дворянство, горожане и часть духовенства, надеявшиеся на восстановление независимости Речи Посполитой, охотно поддержали Наполеона. Крестьяне в этих регионах также далеко не везде встречали Великую армию с вилами и рогатинами. «Дубина народной войны» в полной мере поднялась лишь после падения Смоленска. Однако даже в областях Центральной России часть сельского населения смотрела на Наполеона как на избавителя от крепостной зависимости. Крестьянский вопрос имел большое значение для французской администрации. Вероятно, если бы Наполеон решился на отмену крепостного права, то мог бы рассчитывать на коренной перелом в войне с Россией. Но французский император предпочёл не рисковать.

Вячеслав БабайцевОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
236
17
август
2016

На этот вопрос, как и на многие, ответить можно, выпустив целые тома, большим коллективом авторов. Главный момент здесь - что занчит "общепринятые". Кто это "обще" и когда "принял"? Если мы говорим о профессиональном сообществе историков, то большинство мифов развенчено. Советую обратиться к передачам, лекциям, докладам, выступлениям и интервью И.Н. Данилевского, К.А. Жукова, общества Антропогенез (Александра Соколова) и др. кои в большом количестве доступны в сети, в первую очередь на Ютубе. Конечно нельзя обойти сторойной проекты Арзамас и Постнаука, на которых также обилие материалов. Надо отметить, что многие лекции (особенно продолжительные) помимо рассказа "как оно было на самом деле" содержат т.н. "историографию" - т.е. то как формировался и закрепился в обществе определенный исторический миф. Все авторы разные, некоторые более академичны, некоторые больше "учителя" (как Данилевский), а некоторые выступают достаточно "приземленно" и с сарказмом (как Жуков).

Если совсем коротко, то надо отметить, что основной поток "мифов" поставляется школьными учебниками (я намеренно опускаю здесь такие источники мифов, как фолк-хистори и прочие "независимые" исследования, в которых скорее надо искать крупицы истины, чем пытаться очистить их от мифов). Костяк информации в них был сложен еще в советское время, а "общая" история Допетровской Руси и вовсе почти не менялась со времен Истории Государства Российского Карамзина (написанной еще в начале XIX в.). Меняются порой оценки событий, но фактология, события и их датировка сохранились.

Дело здесь, с одной стороны, как в конъюктурности многих, если не большинства, авторов учебников и ученых, так и, с другой стороны, в намеренном противоборстве с "общепринятым. Самый яркий пример из числа мифов по ранней истории Руси - это т.н. "Норманнский вопрос". В этой дискуссии прекрасно озвучены крайние позиции по поводу призвания варягов, и озвучены, достаточно осторожно, реальные мысли современных историков по данной проблеме. На этом примере остановимся подробнее:

1. По учебникам, в 862 году на Русь был призван некий варяг Рюрик с братьями Синеусом и Трувором. Сама дата была "узаконнена" государством в виде воздвижения в Великом Новгороде памятника "Тысячелетие России".

1.1. Первая проблема - сама дата. Нам она дана в Повести временных  лет (ПВЛ), которая дошла до нас в нескольких поздних списках, но даже самый ранний ее вариант, а именно "Древнейший свод" был составлен не раньше первой половины XI века, т.е. почти два века спустя описываемых событий. Более того, датировка в "Древнейшем своде" попросту отсутствовала, она была добавлена еще спустя почти век задним числом.

1.2. Фигура Рюрика и его братьев - кто это? Был ли такой человек в действительности? Был ли он варягом? Кто такие варяги? На эти вопросы множество авторов высказывались по-разному. От того, что Рюрик был неким викингом, призванным Русь и устроив государство (это простое прямое прочтение летописи) вплоть до того, что Рюрик был славянином, а государственность существовала и до него (антинорманизм). Но, по мнению И.Н. Данилевского, Рюрик - легендарная фигура, его никогда не существовала, а само "призвание", "пришествие", "завоевание" - это такая формула, применяемая разными народами, для отсчета своей истории. Иногда реальное, как в Англии - завоевание Вильгельма Завоевателя; иногда тоже мифическое, к примеру, римляне считали себя сбежавшими на Апенинский полуостров с Энеем троянцами, а в той же Голландии - был некий Рюрик (Рёрик) с братьями, который прибыл в 862 году...

1.3. Уже затрагивавшийся вопрос - что было на Руси до "призвания"?

На все эти вопросы есть множество ответов, которые группируются в две с половиной кучки, в зависимости от конъюктурных предпочтений: 1. это антинорманисты, 2. это антиантинорманисты (в советское время диссиденты), 3. прочие. Заметьте, что норманистов по большому счету вообще никогда не существовало, но при этом в учебниках, те что я помню, пишут, что в 862 году некий варяг некий Рюрик с братьями был призван. Сопровождается эта дата еще цитатой из летописи про "земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет". Больше обычно ничего нет, ну может некая карта Древней Руси IX века, на которой будут изображены Старая Ладога, Киев, и там походы Олега на Царьград.

Остальные мифы, про какие-то сказано больше, про какие-то меньше, можно просто перечислять списком. Все они, как я уже говорил, порождаются непродуманным, на мой взгляд, подходом к преподаванию истории. Но как правильно ее преподавать - я не знаю, не педагог, увы.

2. Кто другие персонажи из ПВЛ - Кий, Щек, Хорив, Лыбедь, Олег, Игорь, Ольга и т.д. Когда они жили, что делали и т.д. Тут плохо и с хронологией и с тем, что большинство из них известны только по одному источнику.

3. Крещение Руси - кем, когда, где и зачем. Проблема тут в том, что это процесс и наивно полагать, что не было до него христиан на Руси, что крещение шло только огнем и мечом, что, наоборот, все сразу стали христианами и т.д.

4. Кто убил Бориса и Глеба? Как иногда шутят "вполне возможно, что Святополк был Мудрым, а Ярослав Окаянным".

5. Русская Правда, на самом деле, вовсе не придумана/написана/принята Ярославом Мудрым. Большинство положений из нее, которые даются в учебниках, на самом деле из Правды Ярославичей (потомков Ярослава). Возможно, этот документ вообще не был законодательным в нашем понимании, так как там множество заимствований из ветхозаветных законов.

6. Хоть один русский князь был славянином/русским. Скорее нет, чем да, не говоря уже о том, что не понятно, что такое "славянин/русский".

7. Татаро-монгольское (монголо-татарское) иго. Его форма, да и само название весьма мифологизированны. Что и почему делали князья прописано сугубо с "москвацентрично" позиции.

7.1. Победа на Куликовом поле в 1380 г. была не первой и не самой "разгромной".

8. Александр Невский и его две великие победы: Невская битва (1240) и Ледовое Побоище (1242), скорее всего именно таких сражений никогда не было, или они проходили иначе, чем "общеизвестно".

9. Взаимоотношения Московского княжества и соседей на протяжении почти всей своей истории.

10. Правления ряда князей и царей то "выбелено", то "очернено".

10.1. Иван Васильевич III обычно меркнет на фоне Ивана Васильевича Грозного (IV), не говоря уже о Василии Ивановиче (III).

10.2. Иван Грозный может быть описан как жутким тираном, так и монархом борящимся за централизацию власти. Обычно, правда, его царство делят на два этапа. Значение "второго" этапа не всегда раскрывается. Миф, как о его кровавом царстве, так и о якобы "некровавом" (нормальном на фоне остальной Европы), встречается повсеместно в учебниках и некоторых монографиях. Это касается не только Грозного, но и Александра I, Николая I и Александра II

10.3. Алексей Михайлович прозван "Тишайший", а Александр III - "Миротворцем", вовсе не потому, что все было "тихо" в царствование первого, и Российская Империя не вела войн в годы правления второго.

10.4. Мало кто вспомнит о Федоре Алексеевиче и Иване Алексеевиче (V).

10.5. Петровские преобразования тоже были не сиюминутным делом, они не были столь кровавыми и "непринятыми русским обществом". Вообще, Петр изначально хотел воевать против турков (и воевал), а "окно в Европу" рубить через Черное море.

11. Значение ряда восстаний, как их ход и "содержание" немного завышенно. Это наследие советской историографии, которые искали "борьбу классов" в прошлом России. Отсюда все эти Болотниковы, Разины, Пугачевы.

11.1. Восстание декабристов, как некоего общего движения с единой целью, тоже во многом мифологизированно (и тоже в советское время). Более тщательные исследования (да даже просто чтение опубликованных источников: допросов, мемуаров и т.д.) покажут, что это было скорее стихийное явление, участники которого немного заигрались в тайные общества.

12. Деятельность Временного правительства. Это коненчо не совсем миф, как и многое из перечисленного, скорее речь о том, что в учебниках часто все приведено к тому, что "Великая Октябрьская Социалистическая Революция не могла не произойти".

13. Мифы об СССР. Их очень много, мнений еще больше, воспоминания еще "живы". Истина, как всегда, где-то по-середине.

13.1. Послесоветские годы, НЭП.

13.2. Коллективизация, индустриализация.

13.3. Сталинские репрессии.

13.4. Реальный подвиги в ходе ВОВ.

... и т.д.

Попытался назвать только то, что первым пришло в голову. Мифы эти складывались по-разному: иногда, что называется, "по горячим" следам, иногда - через много-много лет после события. Создаются и возрождаются они в различных ситуациях, часто их появление связанно с политическим желанием что-то "удревнить" или "постулировать". Их живучесть, как по мне, связана с "общим" незнанием того, как работает научная дисцпиплина история, а порой и банального непонимания даже математической логики (не в смысле, что у истории есть закон, по которому мы прочтем все прошлое от начало веков до далекого будущего, а в простом неумении делать выводы на основании имеющихся данных, не говоря уже о том, что мало кто неподготовленный попросту не умеет эти данные получить, но это я вернулся к первому моменту - к работе историка).

93
17
август
2016

Мифом является "подвиг героев-панфиловцев", который официальная советская пропаганда и историография указывала во всех учебниках как часть Битвы за Москву. Все знают фразу политрука Клочкова  «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!». И она была выдумана.

28 ноября 1941 года в газете "Красная звезда" журналист Кривицкий опубликовал опубликовал заметку, в которой описывались события боя, имевшего место 16 ноября у разъезда Дубосеково (сейчас — Волоколамский район Московской области). Согласно заметке там произошло столкновение 30 военнослужащих  с 50 танками нацистских войск. Избавившись от 2 предателей, ценой своих жизней они остановили наступление, уничтожив 18 единиц техники. 

21 июля 1942 года "герои-панфиловцы" были посмертно награждены звёздами Героев Советского Союза. Однако 6 из представленных к награде остались в живых. Более того, один из них — солдат Добробабин — не просто выжил, но и перешёл на сторону нацистов и служил полицаем. 

В 1947 году Главная военная прокуратура СССР провела расследование, допросив автора заметки, главреда газеты Ортенберга, корреспондента Коротеева, бывшего командира 1075-го полка Карпова. Из показаний выяснилось, что обстоятельства боя были выдуманы Ортенбергом, Коротеевым и Кривицким. Даже знаменитые слова, указанные мною выше, были мистификацией. Комполк Карпов подтвердил ложность заметки, указав, однако, что в том районе боевых действий героически проявила себя 4-я рота, понеся тяжёлые потери.

История с "панфиловцами" лишний раз подтверждает — мы, по сути, ничего не знаем о событиях 1941-1945 годов. Огромное количество документов засекречено и находится в архивах. А то, что мы знаем, более того, видели, слышалии читали, является в какой-то своей части выдумкой официальной пропаганды. "Подвиг Гастелло", "амбразура Матросова" и многое-многое другое.

Зачем надо было возводить на уровень общенационального культа событие, полностью выдуманное горсткой журналистов? Чтобы держать в узде умы подрастающих поколений. И чтобы вырастить армии "патриотов", готовых под сенью "священной Войны", закатать в асфальт всех неугодных, "кощунственно обращающихся со святой памятью".

И это всё притом, что бои в том районе действительно были. И в тех боях погибло очень много советских солдат. Совершивших реальные подвиги. Но пропаганде не нужны реальные герои. Пропаганде нужно навязать людям "патриотизм", научить Родину любить, впаривая миллионам ложь. 

А нужен ли такой патриотизм, выращенный на лжи?

61
0
показать ещё 15 ответов
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта