Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
11
6 ответов
Поделиться

Вы не поверите и, возможно, назовёте меня кремлёвским пропагандистом, но Россия действительно крайне заинтересована в разгроме террористов на территории Сирии и в завершении вооружённого конфликта на территории Сирийской Арабской Республики. Основные причины — прагматические и политические. Но это вовсе не те причины, о которых говорят Первый или Второй канал, предпочитающие не пугать телезрителей неприятной правдой.

Прагматика. В настоящий момент основные силы «международного терроризма» (назовём так просаудовские и прокатарские террористические группировки), по понятным причинам, скованы в Сирии. Однако робкие язычки огня джихада уже загораются в «мягком подбрюшье» Российской Федерации — постсоветских республиках Центральной Азии.

В случае своей победы в Сирии «международный терроризм» получает самые широкие возможности и достаточные ресурсы, чтобы направить главный удар на центральноазиатские республики бывшего СССР, которые едва ли способны противостоять такой угрозе. Местное население внутри них уже сейчас заражается радикальными идеями. Учитывая колоссальную миграцию между этими республиками и Россией, а также фактическое отсутствие хорошо охраняемой на всём своём протяжении границы — Россия, получив что-то наподобие Сирии и Ливии у себя под боком, рискует вскоре просто потонуть в крови собственных граждан. Этого допустить нельзя, поэтому громить боевиков нужно на сравнительно дальних подступах в Сирии. Впрочем, посмотрев на карту, можно убедиться, что Сирия — это и не очень-то далеко, расстояние — как между Москвой и Санкт-Петербургом. А на тот момент, когда у России и Турции отсутствовал визовый режим, он де-факто отсутствовал и для боевиков из Сирии (к счастью, сейчас это уже не так).  Учим английский язык вместе! Почему так мало людей после окончания школы хорошо знают английский язык?Как легко развить разговорную речь в английском, не общаясь с представителями языка?Есть ли в английском языке аналоги русских «вообщем», «ихних» и так далее?Задавайте вопросы экспертам

Печально это осознавать, но в нынешний момент Россия действительно стоит на пороге глобальной катастрофы. Уходят из жизни лидеры центральноазиатских республик старой закалки, которые своим авторитарным стилем правления как-никак, но всё-таки сдерживали радикальный ислам. Центральноазиатская весна (по примеру «Арабской весны») — возможно, уже совсем не за горами, хотя наши войска и отсрочивают её, громя террористов в Сирии. Это значит, что целые государства, по примеру Сирии и Ливии, могут превратиться в один колоссальный рассадник терроризма — прямо у нас под боком. Границы как таковой у нас с Центральной Азией нет — невозможно построить стену длиной в тысячи километров и поставить на ней по пограничнику через каждые пять метров. Как только там начнётся сирийский сценарий, многие миллионы беженцев ринутся из Центральной Азии в Россию (куда им ещё бежать?). И среди них будут тысячи, а то и десятки тысяч террористов.

Ну и не лишним будет повторить другую прагматическую причину (которую российское телевидение преподносит как самую основную) — в Сирии воюют тысячи выходцев из СНГ. Их задача — набраться реального боевого опыта и вернуться обратно. Задача России — заставить их остаться на территории Сирии в виде обугленных трупов и деморализованных, рассеянных дезертиров. А заодно на их грустном примере отбить желание потенциальным рекрутам ехать на Ближний Восток, чтобы повоевать за террористов.

Политика. Россия влезла в гражданскую войну в Сирии и теперь просто не может выйти оттуда «с битой рожей». Или мы добиваемся решительной победы над радикалами и начинаем в этой многострадальной республике мирный процесс, или расписываемся в собственном бессилии, уходим и фактически капитулируем.

Роман Жигунотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии

Ситуация в Сирии стала важна для России постфактум. Год назад важность Сирии была значительно меньше, сейчас же мы не можем уйти оттуда поскольку увязли и взяли на себя обязательства. Россия перед началом операции объявила, что в Сирии мы хотим обеспечить поддержку "легитимному режиму" Асада в борьбе с террористами. Как мы видим цели достигнуты не были. Плюс к тому боевые потери, сбитый самолет, теракт, шаткое положение правительственных сил и международные договоренности втягивают нас в этот конфликт всё больше. Сейчас РФ находится в положении "назвался груздем - полезай в кузов".

Правы и те отвечающие, которые говорили о военной базе. Однако важность её для российских вооруженных сил сильно раздута уже после начала военной операции. Защита военной базы могла быть обеспечена без вступления в конфликт.

Также важность для РФ в том, что наши нефтегазовые компании получили месторождения в Ираке и контролировали некоторые нефтепроводы в Сирии. Главным образом они защищались военными наемниками. Опасность в данном случае исходила от ИГ (запрещенного в России), а не от повстанцев.

Однако я хочу добавить еще пару версий. В международных отношениях есть такое понятие - "экспорт кризиса". Из истории оно нам известно как маленькая победоносная война. Сирия должна была стать плацдармом для возвращения РФ на мировую арену в качестве игрока (актора) с которым нужно договариваться. В этой ситуации экспорт кризиса заключался в том, чтобы сместить фокус с Украины. Второй экспорт кризиса связан с тем, чтобы отвлечь население красивой картинкой и благой целью борьбы с терроризмом от внутренней повестки дня. 

Также у нас в политической культуре одни из главных ценностей недопущение смены власти и суверенитет. Стоит напомнить, что начало протестов и гражданской войны в Сирии совпало с протестами в России после выборов 2011 года. Сирия для нашей политической элиты стала подобием зеркала, в котором есть возможность посмотреть на себя, поэтому помощь правительству Сирии, защита её от внешнего давления и подавление повстанцев стали для России экзистенциальной целью. Вспомните фильмы и даже собственную жизнь, когда что-то маленькое становится подобием или отголоском большого. В таких ситуациях кажется, что стоит лишь наладить маленькую проблему и всё встанет на свои места. 

Хотелось бы дополнить ответ Романа Жигуна еще одной политической причиной.

Собственно, Российская Федерация крайне заинтересована иметь легитимного союзника в лице правительства Б. Асада. Военная база в Латакии позволяет присутствовать ВМФ и ВКС России в Средиземном море (что, безусловно, сказывается на внешнеполитическом влиянии).

Цель: вернуть Сирию обратно Асаду. А уж разговоры про дальнейшие выборы ведутся лишь для того, чтобы "успокоить" США, которые сами горят желанием установить подконтрольный себе режим (последняя "забуксовка" в вопросе совместных ударов по боевикам явно говорит о сильном столкновении интересов).

Показать остальные 3 ответа
Ответить