Tonya Krotova
август 2016.
1217

Есть ли здравый смысл в нооскопе Вайно?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
4 ответа
Поделиться

Нет, если коротко, то, это бред. Всё равно, что алхимический "философский камень". Автор вообще не понимает, что такое ноосфера. Это современная стадия развития биосферы, когда человек стал "геологической силой".

Вернадский понимает под ноосферой не сферу в геометрическом смысле этого слова, не вещественную оболочку планеты, а совокупность материального и духовного, биосферу, организованную коллективной научной мыслью всех людей, населяющих нашу планету, «их невесомыми ценностями», меняющими ход биосферных процессов.

Серьезно количественную модель биосферы начинал строить на суперкомпьютерах академик Никита Моисеев, м.п. автор доклада в ООН о "ядерной зиме", который способствовал запрещению ядерных испытаний в атмосфере. Но в 90х годах все эти работы были прекращены.

20
-2
Прокомментировать

Есть смысл!!!И не доверять товарищу Вайно ,значит не доверять президенту,который и приблизил к собственному телу сего деятеля.Кто из вас осмелится сказать что Путин ошибся с ним?Никто.Потому что вы все никто.Вы все никак не влияете на судьбу государства.Вы покорные молчуны и молчаливые соглашатели.Так что ,если правая рука царя сказала вам,что вы все под нооскопом ходите,значит так и есть.Сидите и бойтесь.Бойтесь как ваши отцы и деды.Бойтесь и доносите друг на друга,как ваши отцы и деды.По-другому вы жить не умеете и не хотите.

4
-2
Прокомментировать

Это забавное исследование, на мой взгляд, но на Нобелевскую премию по экономике оно, конечно, не тянет. Человек пытался сделать некое подобие физической теории и подвести ее под теорию рынка. Но рынок – это стихийное образование. Если бы он был идеален, как законы физики, то, наверное, люди бы не работали, они бы просто брали деньги, инвестировали их в рынок и, собственно говоря, на этом жили, никто бы не хотел ничего производить. Поэтому регулярно появляются различные теории, которые пытаются описать рынок и его социофизические парадоксы, которые могли бы лечь в некую форму или систему мира. Появлялись они и раньше. Достаточно давно французские философы тоже пытались объяснить теорию рынка, но успехом это не увенчалось, поскольку рынки, прежде всего, цикличны. И следующий цикл не является повторением предыдущего. Здесь диалектика не действует. Каждый новый цикл приносит с собой новые элементы, которые не были определены или описаны в предыдущем цикле. Рынок не развивается по спирали, это развитие вверх по вертикали. Разумеется, иногда оно идет «попятными» движениями, как, например, сейчас. Но следующий виток рынка, наверняка, будет отличаться от того, который был до этого, и на нем, возможно, даже не будут действовать те фундаментальные законы оценки активов, которые действовали на рынке образца 80-ых – 90-ых годов.

Я достаточно давно в этой сфере, с 1993 года. Официально моя карьера началась в 1996-ом, в Лондоне, в банке HSBC. С тех пор рыночная экономика, действительно, развивается циклично, и за этот период я наблюдал такие разнообразные циклы, что могу сказать: какой бы ни была ситуация, следующий цикл очень редко был похож на предыдущий. Таким образом, невозможно придумать точную теорию, можно сделать то, что мы называем «backtesting». Это некий анализ предыдущей реакции взаимных влияний входных и выходных сигналов на рынке. То есть что движет рынком и что в итоге из этого получается. Потом эти взаимосвязи используются в анализе текущей ситуации. Но в текущей ситуации всегда будет некий поправочный коэффициент или даже целая система коэффициентов, которая будет отличать ее от предыдущих циклов. И это очень важно. И именно этого я не увидел в «теории нооскопа».

Попытка описать рынок с научной точки зрения всегда интересна. И, наверное, люди никогда не бросят эту затею, потому что это было бы слишком привлекательно иметь полное описание рынка с тем, чтобы этим пользоваться. Это ведь вещь, на которой зарабатывают деньги. Человек, который открывает теорию рынка, автоматически становится мультимиллионером, а, может быть, даже мультимиллиардером. Но этого не происходит только по одной простой причине, рынок – это вечно изменяющаяся субстанция. Такого уточнения в исследовании Вайно я не увидел, поэтому оно меня немножко разочаровало. Хотя я считаю, что теория интересная, но она требует доработки.

И соответственно, как продукт этой теории, прибор нооскоп, по задумке, вероятно, действительно, являлся неким инструментом, который мог бы вычислять циклы подъема и падения рынка. Но рынок – это не теория относительности, это субъективная субстанция. Так и исследование нооскопа – очень красивая вещь, видимо, созданная под впечатлением от теории относительности Эйнштейна или квантовой теории Бора. Это все здорово! Но там действуют некие субъективные молекулы и объективные трехмерные или четырехмерные субстанции. Их легко анализировать, потому что у них нет души, нет страхов, опасений, жадности, у них нет ничего. Но как только мы эти формулы начинаем переносить на людей, мы видим, что циклы, как таковые, совершенно непредсказуемы. Да, есть короткий цикл, есть средний цикл и длинный, но это все, что мы о них знаем.

Некоторые люди пытались описать рыночные циклы с точки зрения солнечной активности. Как известно, у солнца активность возрастает 1 раз в 11 лет. И люди пытались наложить максимум рыночной турбулентности на то, чтобы она совпадала с максимумом солнечной активности. Как мы знаем, эта теория тоже потерпела крах. В частности, она не оправдалась в 2008 году, поскольку солнце тогда было тихое, не было никаких магнитных бурь, тем не менее, кризис все-таки произошел. И серьезный кризис, от которого мы до сих пор не можем оправиться.

Поэтому всякие попытки взаимосвязи природных явлений и явлений рынка обречены на крах, хотя бы по той причине, что на рынке действуют субъективные силы. И субъективные силы порой берут верх над объективными. Объективные силы в данном случае – это оценка активов, состояние экономики, цикл между спадом, стагнацией и подъемом экономики и др. Это все присутствует. Но на эти циклы накладываются вещи, которые создают люди. Например, кризис 2008 года был абсолютно рукотворным. Он был создан людьми, которые надули «пузырь» на рынке недвижимости. Этому поспособствовало также падение фондов, произошедшее за год до того, как разразился глобальный кризис. На эти фонды из «вне» никакие силы не влияли, но внезапно сработало падение к ним доверия. А доверие к фондам обычно падает, когда люди начинают обмениваться информацией. Сейчас это обычно происходит в интернете, реже – на каких-то реальных собраниях. Люди рассказывают друг другу свои истории денежных неудач, и когда они начинают понимать, что все эти потери связаны с одним феноменом – решают, что пора расстаться с этим активом или, например, вывести деньги из какого-то банка или инвестиционной компании. Вопрос, когда критическая масса этих людей соберется в социальной сети в интернете, -- открытый, и он никаким образом не связан с циклами. В такой ситуации, чем крупнее компания, чем больше она значима для рынка и чем больше людей пострадало от ее действий, тем больше вероятность того, что произойдет внеплановое событие, которое мы называем рыночный «черный лебедь». То есть событие, которое не вкладывается ни в рыночные периоды или циклы, и не может заранее быть измерено ничем. Просто люди внезапно видят, что возникает некая волна недовольства. Она идет вне циклов и может завершиться только двумя исходами. Первый – она будет потушена. То есть компания вовремя обратит на это внимание и попытается каким-то образом, общаясь с людьми через средства массовой информации или напрямую, их успокоить. И второй – ситуация, если компании это сделать не удастся. Тогда мало того, что пострадает эта фирма (все будут выводить из нее деньги), но начнется также и цепная реакция. Люди склонны приписывать одни похожие свойства или, как их еще называют, пирамидальные, другим компаниям. И если это далеко зайдет, на рынке может произойти внециклический срыв. А когда люди понимают, что это, действительно, срыв, а не просто коррекция, и это надолго, как правило, оказывается уже поздно. Кризис настолько глубоко проникает в рынок, что вытравить его достаточно сложно. В этой ситуации никакие циклические определения не помогут.

Хотя на самом деле есть еще теория циклов. Она идет от Адама Смита. И понятно, что в кризис меняется сначала перепроизводство, затем – равновесие, затем – потребление начинает расти, оно опережает спрос и, соответственно, двигает экономику вперед. Но это было описано еще в XVIII веке, и дело в том, что продолжительность этих циклов до какого-то момента определялась в пределах от 6 до 8-9 лет. В последние же годы мы видим, что кризисы начали случаться один за другим. Давайте даже вспомним.

1997 год – в мире все началось с азиатских тигров.

1998-ой – дефолт России и экономический кризис в Бразилии.

2000 год – крах доткомов.

2001-ый – падение биржи, связанное с террористическими атаками на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке.

Дальше, вроде бы, 7 лет спокойного развития, а потом – 2008 год – кризис, связанный с ипотекой в Америке.

И 2010-ый – долговой кризис в Европе.

И теперь, выписав все эти цифры, поймем, что там нет никакой цикличности и хронологии. И если в теории где-то посадить некоего «нооскоп-барабанщика», он просто этот ритм не почувствует, потому что ритма нет. Исходя из этого, я думаю, этот прибор – фикция и, с моей точки зрения, человека, который на рынке уже около 20 лет, никакой практической пользы нооскоп не имеет.

4
-2
Прокомментировать

Статья Вайно "Капитализация будущего", как можно предположить, представляет собой своеобразный ответ на статью Суркова "Национализация будущего (параграфы pro суверенную демократию)". Ценность обеих статей с научной точки зрения примерно одинаковая, т.е. равна нулю. Или, как сказал бы Натан Дубовицкий, их ценность околоноля.

Тайлер Иванович Дерденотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
2
-4
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью