Почему в сериалах про средневековье отцы отдают своих дочерей на ложе к королю? Это так почетно - стать одной из многочисленных любовниц монарха?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
5
3 ответа
Поделиться

Эпиграф

– Ах, королева, – игриво трещал Коровьев, – вопросы крови – самые сложные вопросы в мире! И если бы расспросить некоторых прабабушек и в особенности тех из них, что пользовались репутацией смиренниц, удивительнейшие тайны открылись бы, уважаемая Маргарита Николаевна. Я ничуть не погрешу, если, говоря об этом, упомяну о причудливо тасуемой колоде карт.

(Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита»)

1. Теория

Насколько можно судить по источникам, ни в одной европейской стране христианство не смогло полностью навязать населению и, главное в контексте вашего вопроса, элите своих норм полового поведения. Даже после христианизации, даже при поддержке королевской властью церкви правящие династы и их окружение не сбрасывали с наследственных, имущественных, придворных и других счетов внебрачных детей. Безусловно, побочные дети в целом имели меньше шансов на престол (особенно в Высокое Средневековье и дальше), но иногда они его всё же добивались. Например, норвежский конунг Сверрир (XII в.), законное происхождение которого спорно (см. "Сагу о Сверрире"):

Хотя самый знаменитый пример, конечно, это русский князь, которому планируют поставить здоровый памятник где-то в столице невидимым другом хранимого отечества:

Поскольку я занимаюсь не-римской Европой, я буду говорить за этот регион.

Ключевыми обстоятельствами для понимания внебрачных связей средневековых (особенно раннесредневековых) правителей являются:

  1. представление древних германцев и славян о законных правах всех детей правителя, вне зависимости от статуса его/её матери (да, конечно, дети от законных супруг шли в первом строю),
  2. развитый институт наложничества (гаремов) у народов за пределами Римской Империи.

2. Принципы престолонаследия

Говоря о первом пункте, нельзя не вспомнить, как у германцев и славян проходило наследование в семье правителей. Если упростить, то в ней ключевыми являются два принципа:

  • правит не один конкретный конунг/князь, а весь его род, и вся управляемая территория понимается как собственность этого рода; следовательно, после смерти монарха его владения должны быть справедливо поделены между всеми наследниками, даже при наличии последней воли усопшего;
  • отсутствие строгих правил престолонаследия; в некоторых обществах (как, например, в Древней Руси) сложилась т.н. лествичная передача трона, то есть каждый член правящего дома стоял на определённой ступени "лестницы" наследования, и "столы" передавались в соответствии со "старшинством"; в других все мужчины в династии имели право на главный престол.

Эти принципы отлично иллюстрируются династийной истории англо-саксонской Англии (поскольку я профессионально занимаюсь этой эпохой и регионом, примеры я дам из неё):

  • король Альфред (прав. 871-899 гг.) был выбран после смерти брата Этельреда королём в обход своего племянника, Этельвольда; сам Альфред был пятым сыном короля Этельвульфа и четвёртым последовательным королём Уэссекса в этом поколении после смерти своих братьев;
  • с 924 по 955 гг. Англией последовательно правили три его внука: Этельстан (ум. 939), Эдмунд (ум. 946) и Эадред (ум. 955);
  • упомянутый король Эадред был выбран королём вопреки наличию у него двух племянников, Эдгара и Эдви;
  • упомянутые Эдгар и Эдви, имея очень небольшую разницу в возрасте и, видимо, поддержку разных партий элит, правили королевством совместно (собственно, мерсийская знать в 957 г. взбунтовалась против Эдви и призвала на трон Эдгара);
  • пропуская неурядицы в Англии рубежа тысячелетий, сразу бросаемся в XI в.: два сына датского и английского короля Кнута Могучего от разных матерей, Харальд Заячья Стопа и Хардакнут, находясь в очень плохих отношениях, последовательно правили Англией с 1035 по 1042 гг.; третий сын Кнута и полный брат Хардакнута, Свейн, был поставлен отцом в качестве регента в Норвегии, но был изгнан в ходе восстания в 1034 г.; дочь Кнута, Эстрид, выша замуж за ярла Ульфа и их сын, Свейн Эстридсен, правил в Дании с 1047 по 1074 г.;
  • после ранней смерти бездетного Хардакнута, королём Англии становится его единоутробный брат Эдуард Исповедник, представитель династии Альфреда; не имея детей, он делает своим наследником сначала своего племянника, Эдуарда Изгнанника, а после его смерти в 1057 г. – его сына, Эдгара Этелинга. В ходе политических пертурбаций 1066 г. (нормандского завоевания) он так и не получил корону и в дальнейшем не оставил детей, но его сестра Маргарет вышла замуж за шотландского короля Малькольма. Дочь последнего, принцесса Мод (Матильда), в 1100 г. вышла замуж за английского короля из нормандской династии Генриха I: тот тем самым пытался придать своей власти дополнительную легитимность. Их сын, Вильгельм Аделин, погиб в кораблекрушении в 1120 г., и на этом мужская династия Уэссекса угасла окончательно.

В этом кратком пересказе мы видим два сформулированных выше принципа: принцип старшинства (более заметный в династии Альфреда, где трон часто переходил от брата к брату при наличии малолетних племянников) и принцип "дележа" наследства поровну (более заметный в династии Кнута). При этом также отчётливо видно, что все правители стремятся сохранить власть в своём роду по мужской линии.

3. Институт брака во владетельных семьях

Что же касается второго пункта, то нужно честно признаться, что мы очень плохо знаем, как был устроен институт брака у нехристианских народов Европы I тысячелетия. Судя по всему, строгая моногамия была им в целом не слишком свойственна, однако мы не можем точно сказать, кроме общих соображений и сравнений с другими культурами, как именно определялся статус партнёра правителя. Вероятно, несвободные по умолчанию считались наложницами, а представительницы знатных родов – жёнами.

У благородных домов было в общем-то два варианта (исключая церковную карьеру), как поступать со своими женщинами:

  1. отдавать их замуж за лиц более низкого статуса, привязывая их, таким образом, к себе и создавая клиентелу,
  2. отдавать их во внебрачные союзы представителям более знатных родов; официальные браки с вышестоящими были редкостью, поскольку такие вышестоящие сами стремились женить своих мужчин на женщинах ещё более высокого статуса; более или менее регулярные исключения, извините за каламбур, получались только у высшей аристократии, стремившейся породниться с государями. Сами же государи могли желать выдать дочерей за других государей.

Первый был хорошо описан Жаном Флори в его замечательной книге о рыцарстве:

Честолюбивые мечты, причем не только их, но и других воинов низкого происхождения, были не столь уж несбыточными. Древняя гипергамия, около тысячного года претерпев мутацию, отлилась в новую форму: сеньор, с одной стороны, прилагал все усилия, чтобы женить своих сыновей на представительницах более высоких семейств; с другой же — своих дочерей, законных, чаще незаконных, а также вдов близких родственников выдавал замуж за простых воинов в награду за их верность и доблесть. Такая щедрость ему самому стоила недорого (благородные девицы и дамы были бесприданницами или почти бесприданницами), зато была очень дорога для снискавшего ее: воин из простых и даже «подлых», породнившись с сеньором, «облагораживался» и допускался, пусть на самой скромной роли, в мир господ. Тогда, в XI веке, такие браки не считались мезальянсами; в том милитаризированном обществе господствовало убеждение, что военная служба сама по себе облагораживает, а брак с благородными лишь является торжественным подтверждением этого факта. Двери социального восхождения не были, конечно, распахнуты, но оставались приоткрытыми даже перед низшим разрядом воинов — из невольных домашних слуг, челяди.

(Флори Ж. Повседневная жизнь рыцарей в Средние Века. Москва, 2006. С. 74-75).

Дальнейшие примеры я также дам из истории англо-саксонской Англии.

  • Самый известный случай невенчанного брака с далёкими политическими последствиями в высшем эшелоне англо-саксонской Англии – первая жена знаменитого Гарольда сына Годвине. Сам Гарольд приходился через мать свойственником упомянутому королю Кнуту Могучему (она была сестрой шурина Кнута) и двоюродным братом упомянутому Свейну Эстридсену. Примерно в 1045 г., став эрлом (королевским наместником) в Восточной Англии, он вступил в связь с Эдит Лебяжья Шея, представительницей местной аристократии. Источники называют этот союз more danico ("по датскому обычаю"), и современные исследователи считают, что он не был венчаным. Сложно сказать, насколько это был брак по любви, однако их дочь после поражения Гарольда в 1066 г. в битве при Гастингсе сбежала с двумя братьями в Данию, где правил их двоюродный дядя, Свейн Эстридсен. Согласно скандинавским источникам, дядя позаботился о ней и выдал замуж за... киевского князя Владимира Мономаха, от которого она родила пятерых сыновей. Гарольд же, став королём в 1066 г., женился церковным браком на дочери другого эрла, Эльдгют, но все признают, что это был чисто политический расчёт.
  • Мать упомянутого короля Альфреда, Осбург, была дочерью дворецкого короля Этельвульфа. В данном случае Осбург повезло и она вступила в законный брак с государем, а могла бы остаться конкубиной.
  • У сына Альфреда, короля Эдуарда Старшего, было пятеро сыновей от трёх браков. Старший сын, упомянутый Этельстан, родился от первого брака примерно в 893-4 году. Если верить поздним источникам, его родная сестра была отдана замуж за викингского короля Дублина и Йорка, Сихтрика. Статус их матери неизвестен, но в 899 г. Эдуард женился вторично, на этот раз на дочери элдормена (наместника) графства Уилтшир. Дочерей от этого брака Эдуард удачно выдал за трёх государей на континенте: Карла Простоватого, Гуго Великого и Оттона I. От этого же брака у Эдуарда было двое сыновей, Этельверд и Эдвин. Наконец, в третий раз Эдуард женился в 919 г. на дочери другого элдормена, наместника Кента. От последнего брака двое сыновей – упомянутые Эдмунд и Эадред. Самое интересное началось после смерти Эдуарда в 924 г.: из трёх взрослых братьев королём был выбран младший Этельверд, а не старший Этельстан – видимо, права последнего считались меньшими, поскольку его мать вышла за Эдуарда до того, как тот стал королём. Однако Этельверд скончался через 17 дней. Этельстан добился признания у уэссексской знати и стал королём, но, видимо, при условии, что его дети не будут править, а престол перейдёт его единокровным братьям – Этельстан так и не женился. Его брат Эдвин утонул в 933 г., а старший из оставшихся (Эдмунд) наследовал Этельстану в 939 г., после чего его сменил на престоле брат Эадред, а его в свою очередь – сыновья Эдмунда (см. выше).
  • Ещё два примера, когда высшая аристократия старалась породниться с королевским домом – второй брак упомянутого короля Эдгара и первый брак упомянутого Кнута. Король Эдгар второй раз был женат на Эльфтрют: она был дочерью элдормена графства Девон, и первым браком сочеталась с Этельвальдом, сыном другого элдормена, Этельстана Полукороля. Согласно поздним источникам, Эдгар отправил Этельвальда узнать, правдива ли её красота. Этельвальд, убедившись в этом, женился на Эльфтрют сам, а королю солгал. Узнав об этом, Эдгар лично посетил Эльфтрют, которая специально предстала в самом красивом обличьи, и из ревности убил Этельвальда на охоте, после чего женился на ней. Неизвестно, насколько эта история правдива, но если так, то совершенно понятно стремление Эльфтрют выйти замуж за короля. Кнут Великий был также женат дважды. Первый раз его супругой в 1014 г. стала Эльфгива (в скандинавских источниках – Альвива), дочь элдормена Нортумбрии: когда в 1013-4 гг. отец Кнута, датский король Свейн Вилобородый, подчинил себе значительную территорию Англии, её семья, явно недовольная английским королём Этельредом Нерешительным, казнившим отца Эльфгивы и ослепившим её братьев, тут же выдала девушку замуж за Кнута. От этого союза было двое детей, упомянутые Свейн и Харальд Заячья Стопа.

Все эти примеры показывают, что у высшей аристократии, политического эстеблишмента, были очень веские причины стараться выдать своих дочерей замуж за государей: значительная часть правителей Средневековья были детьми от таких браков (замыкание династий внутри себя произойдёт уже позже). Однако здесь же видно, почему аристократы стремились свести своих дочерей с правителями хотя бы и вне церкви: очень многие короли женились более одного раза, очевидно, нужно было "застолбить" место заранее. И даже если венчаный брак не состоится, внебрачные дети имеют шансы получить корону, особенно если их братья и сёстры вдруг не смогут наследовать: все дети правителя имеют те или иные права на общее имущество.

Я надеюсь, пусть длинно, но я дал развёрнутый ответ, почему отцы могут желать отдать дочерей на ложе к королям.

Если вас интересуют браки Рюриковичей, то очень настоятельно рекомендую работы Ф.Б. Успенского. У него есть несколько публичных выступлений на эту тему в Сети, например:

Удачи!

23
Прокомментировать

В те времена социальная мобильность полностью отсутствовала, а такой способ был вполне хорошим для того, чтобы продвинуться в обществе. Так же стоит сказать про улучшение материального положения семьи, да и той девушки, которую отдают в наложницы. На Востоке в Средневековье некоторые семьи специально отдавали дочерей в султанский гарем, потому что знали, что им там обеспечат безбедную жизнь.

11
Прокомментировать

Дело в том, что семья этой самой фаворитки/наложницы тоже с этого имела свой профит. Будь то деньги или титул. Вспомним "Еще одна из рода Болейн". Если женщина родит сына, то тогда она точно не будет ни в чем нуждаться до конца своих дней. Генрих 8 так сына и не получил, но вот в гареме, к примеру, родившая сына наложница, априори по статусу становилась выше остальных наложниц. 

0

Катя, в реальности Генрих VIII всё-таки получил сына. Правда, родила его не Анна Болейн, а следующая жена - Джейн Сеймур, которая умерла вскоре после родов. После смерти короля его сын, будучи ещё ребёнком, занял престол под именем Эдуарда VI. Он правил несколько лет и умер в 1553 году от болезни лёгких, не дожив до своего 16-летия. В силу юного возраста Эдуард VI не оставил после себя потомства. С его смертью пресеклась мужская линия династии Тюдоров. Так что все старания Генриха VIII получить наследника и продлить род по сути не привели к желаемому результату.  

+2
Ответить

Да, точно, спасибо. Я вспомнила. После его смерти на престоле Англии была Джейн, она правила девять дней и потом была казнена. После чего на престол взошла Мария.

+1
Ответить
Прокомментировать
Ответить