Википедия
Татьяна Шац
август 2016.
780

Почему поэтов серебряного века признали и стали "боготворить" именно в нашем веке?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
3 ответа
Поделиться

Не понимаю вопроса. Большая часть тех поэтов-модернистов 1890-х — 1920-х, которых мы сегодня считаем классиками и цитируем направо и налево, была признана еще при жизни. Они собирали большие залы, выпускали поэтические сборники, их поэзия становилась предметом пристального внимания критики, о них спорили, им писали письма поклонники и поклонницы. Исключений не так уж много, самое очевидное — поэты круга ОБЭРИУ, которые, впрочем, почти не вписываются в этот временной отрезок. Даже такой уникальный поэт, как Хлебников, был при жизни хорошо известен и коллегам, и читателям. Имеет место скорее обратное: многих поэтов, пользовавшихся в «Серебряном веке» известностью, широкая публика сегодня или не знает (Мирра Лохвицкая, Сергей Городецкий, Борис Садовской, Поликсена Соловьева, Петр Потемкин, Василий Каменский, Рюрик Ивнев, Сергей Клычков, Владимир Нарбут, Михаил Зенкевич — и это имена отнюдь не десятого ряда), или знает в первую очередь не как поэтов, а как прозаиков (Федор Сологуб, Дмитрий Мережковский, Андрей Белый). Что же касается поэтов наиболее известных, таких как Блок, Ахматова, Маяковский, Есенин, то со времени их расцвета прошло как раз плюс-минус сто лет — их репутация как классиков сцементировалась, а их поэтические открытия окончательно вошли в самый широкий обиход: они изменили язык так, что поэты-дилетанты подражают им, не сознавая этого, а любители поэзии обращаются к ним как к самым очевидным и при этом великолепным авторам.

Лев Оборинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
8
Прокомментировать
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Большинство из них были признаны при жизни, однако советская власть объявила их упадочническими, реакционными, классово чуждыми и запретила. На протяжении примерно 70 лет этих поэтов или совсем не печатали, или печатали очень ограниченными тиражами, снабжая их книги соответствующими предисловиями, которые были призваны объяснить советскому читателю, что N. выгодно отличался от многих своих современников (Мережковского, Гиппиус и проч. антисоветчиков), но все-таки не до конца понял всю прелесть новой власти, остался в плену  классовых предрассудков и что-то не до конца осознал. Надо ли говорить, что выбор стихов кого-либо из упомянутых поэтов в качестве темы для дипломной работы/диссертации/исследования очень не приветствовался и мог привести к скандалу.

В конце 1980-х -- начале 1990-х в этой области случился настоящий переворот. Все, связанное с "серебряным веком", стало вдруг необычайно модным и востребованным. Напечатали не только тех, чьи книги выходили ограниченными тиражами, но и тех, чьи стихи раньше были под строжайшим запретом (Г. Иванов, Н. Гумилев, З. Гиппиус, Д. Мережковский, В. Ходасевич и др.). 

Вероятно, именно это возвращение полузабытых или прочно забытых имен и имеется в виду. Можно назвать его вторым рождением.

Павел Каштановотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
3
Прокомментировать

Потому что стихам, как драгоценным винам настанет свой черёд. Как писала Марина Цветаева. Потомки видят то, что современники могли и не замечать. Масштаб личности поэта, сила таланта, красота формы. Особый язык поэзии. Собственный стиль творчества. У каждого поэта неповторимый. Через призму времени видится более отчётливо. К тому же в 20 веке было сложнее. Многие поэты подвергались давлению со стороны правительства. Все эти ссылки, расстрелы, нищета, запреты. Достаточно, вспомнить судьбу Анны Ахматовой или Марины Цветаевой. Быть поэтом в России того времени, означало писать в стол, пытаться свести концы с концами, бояться за родных, искать признания на Родине и не находить. А сейчас мы можем оценить, насколько поэты того времени были сильными людьми. Одарёнными. 

1
Прокомментировать
Ответить