Способна ли новая книга о Гарри Поттере спровоцировать новую волну ажиотажа вокруг книг Роулинг в России?

1329
7
0
3 августа
17:23
август
2016

Пока рано судить об этой книге. Успех определяется не первым днем. Даже об успехе пьесы не всегда можно судить по премьере, что уж говорить о книге.

“Поттеромания” продолжается: старые книги переиздаются, люди по-прежнему смотрят экранизации. Гарри Поттер остается актуальным, живым и хорошо узнаваемым. Он стал частью нашей жизни, для многих он любимый герой, и появление чего-то нового о нем неизбежно вызывает интерес, будь то книги, фильмы, или игры. Может, такой успеха как раньше, уже не повторится, но интерес будет. Джоан Роулинг удалось создать не просто литературного героя и мир, в котором он живет, мир, а мир, в котором интересно побывать. Это большое достижение, которое говорит о том, что перед нами серьезный, незаурядный, самобытный автор. Правда, лично мне этот автор не близок, но я ни в коем случае не отрицаю её талант. Новую книгу я прочитаю, и тогда смогу сказать больше.

Прошлые российские издания Гарри Поттера вызывали много вопросов у людей, знающих английский язык. Часто перевод осуществлялся явно в спешке, поэтому претензии были неизбежны. Перевод всегда искажает оригинал, тем более, когда их делают впопыхах. Полагаю, что издатели и маркетологи снова могут навредить книге.

15
0
август
2016

Не стоит относиться к новой книге как к восьмому роману. Судя по тому, что я о ней знаю, эта не книга Роулинг, а фантазия в духе фанфикшна. Роулинг ее прочитала, дала свое полное одобрение и авторизовала.

Изначально «Гарри Поттер и проклятое дитя» — пьеса о новых приключениях Гарри. Она должна производить впечатление именно как театральная постановка, когда сюжет разворачивается линейно, а зритель не может заглянуть в конец книги и узнать, чем все закончится. Книга — как бы либретто к постановке, так что неправильно называть эту книгу восьмым романом, как поспешили делать многие СМИ. Но, кстати сказать, я вообще не уверен, что историю стоило продолжать, и прочитанный мной синопсис подтвердил мои опасения.

Изначальный успех «Гарри Поттера» едва ли можно было предсказать с лету — и стоит отметить проницательность того издательства, которое все-таки согласилось напечатать первую книгу Роулинг. Бестселлеры — не очень предсказуемая вещь. Тут работает целое сочетание факторов. В поттериане удачно сошлись важные британские литературные топосы: мальчик-сирота, целый фольклорный бестиарий магических существ. Кроме того, конечно, это хорошо написано, хорошо задумано, сюжет, растянутый на семь книг, не провисает и достаточно тщательно проработан. Словом, Роулинг много поработала, и это вернулось к ней в виде успеха. Это и заслуга настойчивости автора и ее агентов, потому что на момент выхода первой книги новая детская литература не знала подобных бестселлеров. Из «Гарри Поттера» вышел целый жанр литературы для подростков, young adult novels, под которые создаются сейчас целые издательства: без Роулинг это было бы невозможно. Это большой культурный феномен.

Конечно, мы можем говорить, что это не Сартр и не Джойс, но «Поттер» на это ведь и не претендует, а поттериана вошла в западный культурный канон. Еще один важный момент, в частности, в том, что эти книги позволили пересмотреть список тем, на которые вообще можно говорить с детьми. До этого считалось — по крайней мере в западном представлении, — что дети не готовы обсуждать серьезные темы, но Роулинг позволила говорить о смерти, насилии, сиротстве, неврозах, самопожертвовании — и это стало тенденцией.

Наличие линейки бестселлеров дает Роулинг возможность писать все, что угодно, и это будет раскуплено. Возможно, она не великий писатель, но она создала великую детскую серию, от этого никуда не денешься. Характерно при этом, что сейчас она вновь работает в «жанровом» направлении — пишет детективы. Я их не читал, поэтому оценивать не берусь, но самое «серьезное» ее произведение — роман «Случайная вакансия» — прочел. Это достаточно средняя английская беллетристика, рассчитанная на выжимание слезы.

Что касается, опять-таки, чисто коммерческих показателей новой книги — разумеется, она будет раскуплена (уже сегодня она побила рекорд по скорости продаж в Британии), будут переиздания в мягкой обложке, дорогие издания с хорошими иллюстрациями, переводы; новая книга подстегнет новый интерес к предыдущим. Но поттериана, как всякий фэндом, чья активность ушла в историю, уже не вернется на прежние позиции: она закрепится в культурном слое, в осадке канона. Больше того, новая книга, которая, судя по всему, уступает по качеству прежним, способна навредить фэндому: велик шанс, что на нее будут смотреть как на неудачное дополнение (опять же, не видя спектакля).

И да, поклонники «Гарри Поттера» в России купят эту книгу — или скачают, но с переводами поттерианы у нас традиционная беда. Насколько я знаю, переводы Марии Спивак большой популярностью не пользуются, их ловили на конфузах вроде того же хрестоматийного «Злея». 

Лев ОборинОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
11
2
август
2016

Не думаю. Более того, даже не каждый поттероман купит себе "Проклятое дитя", и причин на это несколько:

1. Книгу будет переводить Спивак и издавать Махаон. Спивак - это те самые Злодеусы Злеи, Думбульдоры и прочее. Поклонники, на которых, кстати, и ориентировано это произведение, привыкли с Росмэновскому переводу. Да и вообще, согласитесь, что приятнее сопереживать Альбусу Северусу, чем Альбусу Злодеусу.

2. Пьеса, мягко говоря, весьма посредственная. Какой толк в переводе, если сам оригинал не блещет оригинальностью и здравым смыслом? Роулинг плюет на собственный канон, много роялей в кустах и оос персонажей. Не буду спойлерить, но тот, кто хотя бы краем уха слышала о сюжете пьесы, десять раз подумает перед покупкой печатного издания.

3. Существование любительских переводов. Действительно, зачем ждать официальное российское издание, если можно прочитать "Проклятое дитя" в быстром бесплатном любительском переводе?

4
0
показать ещё 5 ответов
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта