1177
1
1
31 июля
15:17
август
2016

Смотря какой Летов. Летов очень многогранный и пел он на протяжении очень долгого периода времени.
Ранний Летов пел про протест. Отсюда и название его первого проекта "Посев" (название антисоветского журнала), и прочий яростный напор. На этом этапе Летов вдохновлялся по музыке во многом панками Dead Kennedys, и вообще был очень на них похож. В поздних интервью, впрочем, Летов упоминал, что антисоветчиком никогда не был, и это был типичный юношеский протест ради протеста. "Старый мир разрушим до основанья, а затем". Нигилистические летовские тексты тоже в этот же период: "Человек человеку волк, всех объединяет одно желанье убивать и насиловать всех иных прочих".
Впрочем, в это же время Летов начинает экспериментировать с музыкой и текстами (проект "Коммунизм"), и его бросает из одного направления в другое. В первых альбомах "Коммунизма" он пел об идиотизм советского официоза  (путем начитывания на музыку придурочных стихов "придворных" поэтов), но уже скоро сильно ушел в сторону авангарда. Здесь, возможно, более знающие люди могут меня поправить, но во-многом подобное его творчество очень образно, и его надо воспринимать тоже образно. Лично я летовские стихи этого периода слушаю с закрытыми глазами, и рисуются какие-то собственные, интересные, волнующие образы. А у моих друзей - иные. В этот период у Летова появляется поэзия, уже похожая на привычного Летова: полная его языковой игрой и мощными метафорами. "А небо все точно такое же, как если бы ты не продался"; "Так сидел и смотрел пузырьками век, пузырьками век зорко наблюдал, как в мясной избушке помирала душа", и т.д.

Еще надо учитывать тот факт, что Летов был невероятно начитанным человеком, так что немалая часть его творчества - это просто песни, составленные из красивых аллюзий на прочитанное/просмотренное им. Эдакая джойсовщина. По многим своим песням он сам рассказывал, что он хотел сказать ими, кстати. Известна цитата самого Летова вообще о своем творчестве: «...я не думаю, что мои песни — песни взрослого человека. Мои песни — это песни животного. Это песни... какого-то ребёнка, которого довели до состояния, когда он автомат в руки взял, скажем так...».

Летов периода "Русского поля экспериментов" более депрессивен и менее абстрактен. О чем он поет в самом "Русском поле экспериментов" , опять-таки, мне кажется, можно сказать словами самого Летова: "Для всех же остальных в нашей стране единственно возможное состояние — это чемоданное. Здесь нельзя жить. Здесь можно только воевать, болеть, выживать, куда-то пробиваться с боями и потерями. Наша страна — это беспощадный зловещий полигон. Раз уж здесь очутился, изволь принимать правила игры... Если не сломаешься — ты герой на все времена, а если не вышло — то тебя и нет и не было никогда"

Но записывать Летова в русофобы и антисоветчики точно не стоит, потому что он, несмотря на цитату, совершенно не был никем из них. Летов очень тяжело переживал события девяностых, и там у него тематика песен тоже колеблется: от надежд на лучшее будущее ("Пой, революция!"; "И вновь продолжается бой") до тяжелой констатации факта: "Но миром правят собаки, и здесь останутся только собаки". А уж в русофобы так и точно записывать глупо, у него в музыке постоянно проскальзывают фолк-мотивы, да и альбом каверов на советские песни тоже намекает.

А еще был Летов психоделический, и здесь я тоже воспринимаю его исключительно образно - полагаю, что если там есть какой-то конкретный смысл, то мне не хватает глубины познаний в музыке и литературе чтобы полностью понять, о чем он поет. Я воспринимаю эти песни так же, как авангард "Коммунизма": точные, хлесткие метафоры, интересная языковая игра, которая у каждого пробуждает какие-то собственные внутренние мысли и эмоции. Летов не дает их готовыми, а, скорее, тормошит наше воображение и орет "Эй, вставай, что я тебе, сюжеты и красивые картинки на блюдечке приносить должен"?

А вообще Летов довольно много говорил сам о своем творчестве, так что стоит его самого почитать. К примеру, вот:

О песне "Реанимация":
"— Это одна из самых мрачных моих песен, если не считать «Реанимации» — пожалуй, самого страшного нашего опуса, рожденного в ситуации, когда я лежал под капельницей в одноименном учреждении, а вокруг меня время от времени тривиально умирали люди — самоубийцы, передозники и проч. А я спешно записывал в блокнот обрывки их предсмертных бредовых речей — самую чудовищную, неистовую, невероятную поэзию, с которой мне довелось сталкиваться в этой жизни."

О песне "Родина"
"— Это одна из самых трагических песен, которые я сочинил. Песня про то, как поднимается с колен родина, которой, собственно говоря, и нет, которая не то что поднимается с колен, а увязает в невиданной ж*пе все глубже, и туже, и безысходнее. И при этом петь о том, как родина подымается, — это очень мощно. Эти альбомы — «Солнцеворот», «Невыносимая легкость бытия», — они сочинены после событий 1993 года, октября, когда, собственно говоря, реально восторжествовал… не то что восторжествовал — а, я считаю, было на весь мир показано, что такое есть вот наш, русский экзистенциализм. Когда горстка отстреливалась, по ним там били из танков, а все думали, что победим."

Летов прожил насыщенную жизнь, менялся во взглядах, менялся в творчестве, так что и пел он о самом разном. Наверное, больше всего он, если подытожить, пел о человеке: о мелком и смешном ("Беспонтовый пирожок"), о безнадежно-испорченном (ранний панк), да вообще о любом, практически.


17
2
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта