Почему Мемориал признает политзаключенными людей, которых репрессируют за репосты текстов публициста Бориса Стомахина, но не признают политзеком его самого?

284
2
0
28 июля
22:50
июль
2016

Это, действительно, выглядит странным, особенно учитывая то, что "Мемориал" уже признал преследование Стомахина политически мотивированным, судебные процессы над ним несправедливыми, а наказание чрезмерным. Всего этого более чем достаточно для признания политзаключенным, но в "деле Стомахина" применяется специальная поправка, на которую обычно ссылаются мемориальцы и другие "официальные правозащитники", — о недопустимости т.н. "призывов к насилию" (hate speech). Многие независимые правозащитники не без оснований даже называют ее "поправкой Стомахина", обращая внимание на время ее принятия и выборочность применения (в списках ПЗК, составляемых "Мемориалом", легко обнаруживаются даже люди, применявшие насилие, а не только "призывавшие" к нему). Защитники Стомахина уверены, что его "призывы к насилию" являются по сути формой радикальной публицистики или даже творческим актом, не выходят за рамки ненасильственного слова, поскольку являются исключительно выражением личной позиции автора, никоим образом не связаны с реальным насилием, а потому не должны преследоваться в уголовном порядке.

По моей оценке, в противоречивой позиции "Мемориала" проявляются пресловутые "двойные стандарты", из-за чего она максимально сближается с позицией российской правоохранительной системой, превратившейся в последние годы в машину для подавления инакомыслия. Пытаясь не допустить оправдания или поощрения насилия, мемориальцы по факту уравнивают насильника и жертву, отказывают в праве защищаться от первичного, агрессивного насилия и, тем самым, предают базовые правозащитные принципы. При этом они апеллируют к неким международным правозащитным нормам, которые, как известно, не мешали в разные годы признавать политзаключенными и узниками совести даже лидеров боевых организаций.

В упорном нежелании лидеров "Мемориала" признать Бориса Стомахина политзаключенным, к сожалению, явно усматриваются и личные мотивы, обида за то, что он не раз очень жестко критиковал их позицию и обвинял в коллаборационизме и отступлении от правозащитных принципов.

Примечательно, что позицию официозных правозащитников — "Мемориала" и центра "СОВА" — не разделяют многие независимые правозащитники, журналисты, публицисты и общественные деятели. В поддержку признания Бориса Стомахина политзаключенным в разное время выступали Наталья Горбаневская, Валерия Новодворская, Владимир Буковский, Сергей Григорьянц, Юлий Рыбаков, Елена Санникова, Александр и Кирилл Подрабинеки, Сергей Ковалев, Константин Боровой, Лев Пономарёв, Светлана Ганнушкина, Людмила Алексеева, Юрий Самодуров, Алексей Симонов, Яков Кротов, Глеб Якунин, Алла Гербер, Алексей Мананников, Михаил Вербицкий, Алексей Плуцер-Сарно, Александр Аверин, Алексей Широпаев, Аркадий Бабченко, Полина Жеребцова, Алина Витухновская, Алла Дудаева, Витаутас Ландсбергис, Адель Найденович, Александр Скобов, Петр Павленский и многие другие. Борис Стомахин включен в независимый список политзаключенных России, составляемый "Новой хроникой текущих событий", в состав экспертов которой входят известные советские политзеки. Он также был номинирован на премию Немцова "за смелость в отстаивании демократии" с формулировкой "За отстаивание своих убеждений в диалоге как с властью, так и оппозицией". 

5
2
июль
2016

Правозащитный Центр "Мемориал" при принятии решений о признании тех или иных людей политзаключенными руководствуется одинаковыми для всех критериями, разработанными международной группой правозащитников  http://memohrc.org/specials/kto-takie-politzaklyuchennye.

Эти критерии устанавливают, что политическим заключенным не признается лицо, которое: 

a) совершило насильственное правонарушение против личности за исключением случаев необходимой обороны или крайней необходимости;

b) совершило преступление против личности или имущества на почве ненависти либо призывало к насильственным действиям по национальному, этническому, расовому, религиозному или другим признакам.

Поскольку Борис Стомахин в своих публицистических текстах неоднократно призывал к насильственным действиям по национальному и религиозному признакам, это не дало ПЦ "Мемориал" возможности назвать его политзаключенным в том смысле, в каком этот термин используется Правозащитным Центром.

Между невозможностью признания политзаключенным в том смысле, в каком этот термин использует ПЦ "Мемориал", Б.Стомахина и признанием таковыми лиц, осужденных за размещение его текстов, нет никакого противоречия. Во-первых, ПЦ "Мемориал" не считает факт репоста текста равнозначным призыву, имеющемуся в тексте, а во-вторых, например, Андрей Бубеев, осужденный за репост текста Стомахина и признанный политзаключенным, поделился статье Стомахина, не содержащей никаких призывов к насилию.

Стоит отметить, что термин "политзаключенный" не имеет общепринятого содержания. Признание лица Правозащитным центром "Мемориал" политзаключенным не является признанием заслуг узника или выражением согласия с его высказываниями и действиями. И, наоборот, невозможность применения этого термина не означает одобрения преследования или согласия с ним. ПЦ "Мемориал" высказывал публичную оценку преследования Бориса Стомахина как политически мотивированного и явно несоразмерного общественной опасности его действий, требуя его освобождения http://memohrc.org/news/o-dele-borisa-stomahina


0
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта