Правда ли, что в городе Лонгйир запрещено умирать?

29965
5
1
28 июля
02:40
июль
2016

Да, это абсолютная правда. Там действительно запрещено умирать, поэтому если человек сильно болен или уже мертв, то его перевезут на материк. Все из-за того, что в условиях вечной мерзлоты тела не разлагаются и могут послужить приманкой для хищников.

107
6
июль
2016

Вообще это не единственное место, где действует запрет на смерть. Помимо Лонгйира нельзя умирать также и на японских островах Ицукусима, в итальянском городе Фальчано дель Массико и в городе Сарпуренкс во Франции (см. http://funeralportal.ru/library/1061/17779.html). Ну и, наверное, не только в этих местах.
Кстати, насколько я знаю, в том же Лонгйире да и вообще во всем Шпицбергене также действует и запрет на рождение ребёнка. При приближении срока родов женщины обязаны улетать на континент :)

28
1
30 марта
23:05

Шпицберген — специфическое место. 

Это территория, которая до 30-х годов XX века не принадлежала никому. «Здесь хозяйничали зверобои и угледобытчики из Англии, Голландии, Германии, Америки, России. Но чтобы представители этих цивилизованных племен окончательно не убили уникальный архипелаг, его было решено на кого-нибудь повесить» (репортаж «Архипелаг никак», Дмитрий Соколов-Митрич, «Русский репортер», 2009). В 1920 году в рамках мирной Парижской конференции был заключен Договор о Шпицбергене, закрепивший суверенитет Норвегии над архипелагом. Страна также получила право охранять флору и фауну Свальбарда (весь мир знает архипелаг именно под таким названием). У остальных государств, подписавших договор, появилась возможность вести там любую коммерческую и научно-исследовательскую деятельность. 

(Инфографика birdinflight.com)

На этой мерзлой арктической земле с особым международным статусом до сих пор находятся три наших поселка: Баренцбург (живой), Пирамида (замороженный) и Грумант (мертвый). Пирамиду, например, называют единственным местом на земле, где был построен настоящий коммунизм. «Это было одно из немногих мест на планете, где советский человек жил не за железным занавесом и идеологический враг имел возможность наблюдать за его образом жизни и делать выводы. А значит, нужно было сделать все, чтобы выводы у него получались самые правильные. И шпицбергенский идеологический заповедник действительно эффективно работал: европейский турист смотрел на нас и завидовал. Потому что еще какие-то двадцать лет назад норвежский Лонгйир был депрессивным барачным поселком, а Баренцбург и Пирамида – оазисом комфортной жизни» (Репортаж «Архипелаг никак», Дмитрий Соколов-Митрич, «Русский репортер», 2009).



Cейчас все сильно изменилось. Лонгйир — это крупнейшее поселение и административный центр Шпицбергена с населением 2040 человек (для сравнения: население всего Шпицбергена на 2012 год — 2 642 человека). Норвежцы — его наиболее многочисленная нация. 

Жители «столицы» (как и все на Свальбарде) постоянно живут в опасности. Защита от белых медведей для них — целая культура. Например, каждый студент университета в первый день учится правильно стрелять в полярного мишку. 



«По норвежским законам за пределы населенных пунктов можно выходить только с ружьем, которое надо брать напрокат за бешеные деньги, но убивать из него медведя строжайше запрещено. Каждый случай гибели животного расследуется так, будто это ядерный взрыв. И не дай бог выяснится, что в момент медведеубийства расстояние между вами было более пятидесяти метров, – штраф впаяют такой, что полжизни на него работать придется. Поэтому медведей лучше всего не убивать, а пугать. Есть даже такие специальные люди — профессиональные отпугиватели медведей» (Репортаж «Архипелаг никак», Дмитрий Соколов-Митрич, «Русский репортер», 2009).


Но дикие животные — не единственная забота северян. Мало того, что по архипелагу нельзя гулять без ружья, на Шпицбергене запрещено умирать. Если вы смертельно заболели — вас незамедлительно отправят на самолете или корабле на материк, чтобы вы почили на большой земле. Если вам все-таки совсем не повезло и вы ушли в мир иной на архипелаге — вас не смогут там похоронить. Последнее крохотное кладбище закрылось в Лонгйире больше 70 лет назад, когда было обнаружено, что тела там совсем не разлагаются из-за вечной мерзлоты, да еще и привлекают полярных хищников.

Интересно, что сначала это открытие очень привлекло ученых. Они, например, попробовали собрать образцы тканей одного из умерших, но оказалось, что это очень опасно: тело сохранило следы вируса, который унес много жизней во время эпидемии в 1917 году. 

Суровый климат, ощущение опасности, культура защиты делают политику в отношении смерти на Свальбарде вполне обоснованной.

В одном стареньком материале BBC есть интервью с Кристин Гроттинг, физиотерапевтом, которая на момент публикации (2008 год) проживала на Шпицбергене тринадцатый год.
 Она рассказала, как сильно боится времени, когда ей придется выйти на пенсию, ведь неизвестно, что она тогда будет делать — в городе Лонгйир нет домов престарелых, нет средств, чтобы ухаживать за слабыми старыми людьми. По ее мнению, это сильно обостряет страх смерти. 

Несмотря на это, конечно, свальбардцы совсем не несчастны и умудряются сохранять какой-то чудесный оптимизм с налетом арктической суровости. Вот Кристин рассказывает, что нужно делать, если вы встретили медведя, но у вас случайно не оказалось под рукой ружья: «Бросайте на землю рукавицы — вдруг это отвлечет его! Если он все-таки начал щелкать зубами, значит, он зол и, скорее всего, вполне готов напасть. В этот самый момент у вас как раз есть шанс напомнить ему, что в Лонгйире запрещено умирать, и тогда он, возможно, проявит уважение к местным законам».

Алена ДергачеваОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
18
0
показать ещё 3 ответа
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта