Почему в вопросах физики принято спрашивать мнение физика, а в вопросах истории люди не столь привередливы?

Ответить
Ответить
Комментировать
3
Подписаться
10
11 ответов
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

О, это интересный и печальный вопрос, на который я по долгу профессии должен [длинно и занудно] ответить. Буду рад, если подключатся коллеги.

Начнём несколько издалека:

## 1. Во всех ли науках обращаются к экспертам?

Нет, далеко не во всех. Я совершенно не согласен с предыдущими ответами: такое явление, как лженаука, знакомо едва ли не каждой дисциплине, в нашей стране даже действует комиссия по противодействию оному. Один из членов этой комиссии, Александр Сергеев, много и подробно рассказывает о нём. Существует большое количество его выступлений на YouTube, я приведу только одно короткое.

https://www.youtube.com/embed/S14wOHMl6XI?wmode=opaque

Более того, на почве лженауки в "точных" дисциплинах разных аферистов было и есть едва ли не больше, чем в гуманитарных. Во всяком случае, их имена бывали "освящены" ареолом государственной власти – вспомним Т.Д. Лысенко и В.И. Петрика. Поговорив лично с Александром Сергеевым и кое-что припомнив самостоятельно, я составил очень короткий шорт-лист примеров нынешних "лысенок" от точных наук, чтобы у читателей не создавалось ощущения однобокости: 

  • Михаил Ковальчук, директор Курчатовского центра, декан физфака СПбГУ, приближенный Того-Кого-Не-Стоит-Называть и брат Ещё-Одного-Того-Кого-Не-Стоит-Упоминать;
  • Анатолий Клёсов с его ДНК-генеалогией, неоднократно критиковавшийся за весьма сомнительную деятельность;
  • Пётр Гаряев и его "Волновая генетика", признанная ненаучной даже старушкой Википедией;
  • Ирина Ермакова, один из активистов анти-ГМО движения в РФ;
  • Сергей Савельев и его одинозные построения о человеческом мозге (сайт "Антропогенез" почему-то плохо работал на момент написания ответа, но вы можете легко нагуглить этого товарища),

...и масса других. Вообще, рекомендую ресурс Фрикопедия, где собрана коллекция таких личностей.

Итак, на этих очень коротких примерах я хочу построить первый тезис: "фрики" есть во всех науках. Теперь второй вопрос:

## 2. Для чего и как действует лженаука?

Это, конечно, очень большая тема, и я снова отсылаю к Александру Сергееву, здесь моё мнение несколько вторично. Однако как мне видится, есть три основных мотива, по которым, тесно переплетаясь, функционирует паранаука:

  1. Первый вариант самый банальный: нажива. Гомеопатия, БАДы, астрология, акупунктура, двигатели на "свободной энергии" иже с ними – примеры подобного "научного развода" на деньги в духе Остапа Бендера. В отличие от разного оккультизма (гадания, экстрасенсорика, праноедение и проч.), маскируется под науку. Иногда, впрочем, есть и другие методы отъёма денег у граждан, например, мимикрирование под "бизнес", вроде МЛМ (multi-level marketing, многоуровневый маркетинг), меня даже как-то раз пытались в такую "секту" втащить. Хотя и здесь не гнушаются разным наукообразием, например, рассказами о т.н. "нейро-лингвистическом программировании". Очень занятно, на мой взгляд, обсмеяли эту породу "Квартет И", хотя у них нечто среднее между паранаукой и оккультистикой. Максимальное выражение этого направления, с моей точки зрения, – саентология, над которой даже глумились в "Саус-Парке": "Ты что, серьёзно поверил во всё это *вырезано*? Инопланетные души, которым промыли мозги? Е-метры и тетоны? Не, ну, ладно эти идиоты купились, но ты-то вроде умный парень, должен был понять, что происходит?.. Раз они думают, что ты – реинкарнация Хаббарда, то будут покупать все твои враки, а мы с тобой заработаем три миллиона долларов... Так все аферы работают". 
  2. Второй вариант тоже связан с обогащением (и вовсе не урана), но более сложным и тонким: манипуляции общественным сознанием. Здесь возможны две разновидности: захват/удержание власти или снова финансовая прибыль. На этом поприще засветились, кажется, одинаково общественные дисциплины и науки о природе. К примеру социальных наук можно отнести многие, если не все тоталитарные идеологии (включая религиозные). Марксизм, например, имеет право на жизнь как экономическая школа, но когда его поднимает на знамя политическая партия и под ним завоёвывает власть – это откровенная манипуляция. Крайний случай, кажется, КНДР. Сюда же попадает, увы, и история: небезызвестный полуостров/Косово/Абхазия/впишите нужное наш, потому что "так всегда было". Из примеров естественно-научных дисциплин  можно вспомнить, допустим, наукоподобную базу национал-социализма: в отличие от других типов национализма, когда какой-то народ объявляется лучшим по определению или в силу каких-то метафизических характеристик (вроде "духовности"), немецкий национал-социализм претендовал на научность, "арийская раса" провозглашалась "расой господ" с биологических и антропологических позиций (впрочем, не только с них). Или, скажем, обоснование прав на Арктику исходя из того, чей шельф куда простирается. Финансовая прибыль таких манипуляций на мелком уровне тоже очевидна: Куликовская битва происходила на территории Арбата, американцы скрывают инопланетянина в "зоне 51", вакцинация очень опасна – купите мою книгу и узнайте правду. Другой путь – через телевидение (вроде History Channel или Рен-ТВ, которые даже в 2004 г. приезжали к нам в археологическую экспедицию под Рязань снимать сюжет про древних рязанских друидов и строителей небесных обсерваторий для контакта с инопланетянами), когда подобный "автор" получает доход в виде зарплаты за высокий рейтинг его шоу. Впрочем, есть и ещё один подвид, когда во главе угла стоит не материальная выгода или прямая политическая власть, а, например, общественное признание и социальный статус. 
  3. Наконец, третий мотив, который сложнее всего идентифицировать на 100% – откровенные аберрации сознания. Их отличить сложнее других, потому что нередка ситуация, в которой сначала "автор" сделал якобы научное открытие, не согласился с критикой коллег и уверовал в своё достижение, сделал имя в медиа-пространстве и начал наживать себе на нём капитал. Отличный пример такого пути – пресловутый Фоменко с его "Новой хронологией", исходивший изначально из оригинальной посылки, что известная хронология не верна, т.к. не сходятся сведения летописей о солнечных затмениях. Его же коллеги доказали, что вся эта идея не выдерживает критики, потому что академик ошибся в расчётах, но "Остапа несло", и в своих более новых "трудах" он уже скатился в откровенное мракобесие (вроде, "Лондон – это Стабмул/Троя, потому что Стамбул стоит на проливе Босфор, а Лондон – на реке Темза, а если "Темза" прочитать наоборот и выкинуть гласные, то получится "smt", что очень похоже на слово "пролив", sound). Над ним замечательно "стебался" Тимур Шаов. Или некто В. Чудинов, тоже начинавший с вроде бы оригинального чтения древних изображений, где ему чудились (совпадение?!) кириллические буквы. У человека явно помешательство, потому что он дошёл до того, что увидел буквы в солнечных пятнах. Я ни на секунду не сомневаюсь, что это люди с больной психикой, откровенно верящие в свои сумасшедшие идеи (по-английски таких называют freaks), однако они не забывают и извлекать из них деньги, и отделить одно от другого уже невозможно.

(Разумеется, это примерная классификация, не претендующая на всеохватность). Истории, увы, досталось от всех трёх направлений. Отсюда третий вопрос:

## 3. На чём играют конкретно спекулянты от истории, почему их слушают?

Мне очень нравится одна из характеристик науки от Александра Сергеева: наука – это бренд. Ему доверяют, потому что он зарекомендовал себя как реальный двигатель прогресса, средство решения задач, улучшения качества жизни и проч. и проч. Именно поэтому, как мне думается, явление лженауки паразитирует на нём, мимикрируя под него. Даже если лжеучёные объявляют, что они рвут с традицией, они всё равно придают своим "идеям" паранаучный вид (другой вариант, как я говорил, это оккультизм, но он и не пытается казаться наукой). Ставка делается на образ: вот какие-то сложные формулы, вот какой-то дядя в халате, вот непонятные графики, какие-то патенты академии кислых щей, а уж терминология-то! Обыватель всё это пропустит и перейдёт к выводу: наш строго научный метод лечения рака работает, срочно несите нам свои последние сбережения. С социальными науками, в том числе с историей, такой фокус не проходит. Выходит, что история – не бренд?.. Почему?

Лично я вижу три к тому причины:

  • Конкретно-историческая. Наука как определённый тип познания окружающего мира зарождается в Европе в XVII в. Но обратите внимание, в каких областях действуют её отцы-основатели? Правильно: в естественно-технических. Изучение природы бытия традиционно считалось постижением божественного замысла, открытия в математике и физике могли исходить из вопроса: "Почему господь решил устроить вселенную так, чтобы все тела притягивались друг к другу, а площадь круга равнялась πr²?" С такой предпосылкой дисциплинам о человеке не было научного хода. Чем было вызвано нашествие монголов или восстание Уота Тайлера? – карой господней (я утрирую, конечно, потому что XVII – это и век Джона Лока тоже). Но одним из главных, на мой взгляд, толчков послужил технический прогресс, который стал и катализатором, и частично целью научного поиска: наука не могла бы двигаться вперёд без телескопов, секстантов, микроскопов, механических часов, барометров, термометров и т. п. Одновременно и государи начинают понимать ценность науки, она обеспечивает открытия, в первую очередь, в военном деле – она получает финансирование. Таким образом, в XVII-XVIII вв. закладывается утилитарное отношение к науке, сохранившееся и до сих пор в виде "нам нужно столько-то учёных для нужд народного хозяйства". А у представителей гуманитарных дисциплин по сравнению с их предшественниками резкого технического прогресса не произошло: да, изобретается печатный станок и становится легче получать информацию, а также резко возрастает уровень знаний древних языков, но и только. Как в XIII в. основным их инструментом было слово, так и в XVIII оно же. Историков мало и идейно они "топчутся на месте". У них могут быть "высокие" идеалы, но они не сильно отличаются от идеалов Тацита или Фукидида: запечатлеть достижения современности и нравоучительствовать. А с "практическим применением" всё совсем туго, ибо властьпридержащим от них пользы немного – какой толк князю или императору от истории? Все идеологические функции, которые история может выполнять в современном обществе, обеспечиваются другими институтами (церковь, правоведы, мифология и др.). В лучшем случае, от истории есть пропагандистский толк, но для этого достаточно очень небольшого круга лиц, да и не менее эффективно с этим справляется искусство. Наоборот, от гуманитариев даже вред: вот, Лоренцо Валла доказал, что "Константинов дар" поддельный и притязания папы ни на чём не основаны, Мартин Лютер стал задавать вопросы, а в каком виде дошла Библия, и устроил реформацию, циник Джон Лок убеждает, что мирская власть вовсе не от бога, а из общественного договора. Нет, историки – люди подозрительные. Из-за этого очень долгое время истории как науки не существует и когда во второй половине XIX в. история таки оформляется как отдельная дисциплина, "наука" уже существует примерно полтараста-двести лет, у неё уже есть методология и приципы работы. И она смотрит на гуманитариев свысока: мы доказали, зачем мы нужны – у нас есть постоянный прогресс и приращение реального знания; у нас есть идеологическое обоснование – мы познаём объективную реальность (или божественный замысел); нас кормят власти – во-первых, так уже принято много лет, а во-вторых, от нас практическая польза есть, а что у вас?.. Отсюда это выскомерное: "Есть науки естественные и противоестественные" (Ландау). Поэтому когда в XIX в. исторический цех, наконец, складывается, он, как мне представляется, чувствует себя крайне закомплексовано и всячески пытается доказать свою нужность, полезность, а главное – научность, которая оценивается мерками уже устоявшихся точных дисциплин. Отсюда все эти "wie es eigentlich gewesen war" ("как это было на самом деле", Л. фон Ранке), "практический интерес, побуждающий нас изучать историю России особо... это история нашего отечества. Но этот воспитательный, т. е. практический, интерес не исключает научного, напротив, должен только придавать ему более дидактической силы" (В.О. Ключевский), и т. п. Именно в это время под влиянием идейного фона естественных наук рождается сразу два "кита", на которых до сих пор, как некоторые думают, стоит история: 1) позитивизм: представление, что можно и нужно написать единую историю, если собрать абсолютно все 100% фактов из источников; сами факты при этом – нечто данное само по себе; 2) заявки на всеобъясняющую силу: в XIX веке это, конечно, исторический материализм – у нас есть всё движение человеческой истории, сейчас мы объясним, почему всё было так, а не иначе. И общественное сознание с XIX в. не сильно изменилось в этом отношении к истории: вы нам расскажите, как и почему всё было на самом деле, без всяких там "с одной стороны, с другой стороны". И когда в XX в. с его философскими и мировоззренческими кризисами профессиональные историки поняли, что они не могут этого сделать (а, как рассказывает Александр Сергеев, и в точных науках это уже невозможно: квантовая теория и теория относительности обе верны, но не могут существовать параллельно), что они часто уже описывают не настояющую реальность, а чисто умозрительную (как это случилось с феодализмом), что история ценна сама по себе и невозможно написать одну большую книгу раз и навсегда, потому что совершенствуются наши методы, потому что мы задаём разные вопросы – обыватель, воспитанный средней школой, где как в 1910 г. преподавали Ньютоновскую физику, так и в 2010, всего этого не принял. То есть как это, не было никакого Рюрика? Говорили же, что был. То есть как это, Святополк Окаянный не убивал Бориса и Глеба? Говорили же, что убил. То есть как это, немецкие псы-рыцари не тонули подо льдом Чудского озера? Мы же в кино видели! Тут-то и случился кризис исторического сознания.

  • Методологическая. Увы и ах, к сожалению, у обывателя абсолютно нет представления, как работают историки. Вернее, оно есть, но весьма искажённое. С "настоящими" учёными всё понятно: вот колбочки какие-то, приборы гудят, реактор жужжит – всё ясно, так было испокон веков. С историками ничего не ясно: в школе вместо методологии истории, хотя бы в популярном виде, нас, как и сто лет назад, заставляют читать длинные тексты с датами и именами, а как они были написаны – не имеет значения. В лучшем случае, более образованные граждане знают, что историки ходят в библиотеки и ездят в археологические экспедиции (но и здесь дежурный вопрос: нашли что-нибудь?..), а остальным может казаться, что сидит такой дядя в очках и что-то пишет из головы. Чуть более подробно я рассказываю об этом здесь. А главное, какой результат его работы? Толстая книжка, иногда с картинками. Но в этой книжке нет того, что бы делало её принципиально непонятной для рядового читателя: нет "зауми" в виде формул, сложных уравнений, каких-то непонятных графиков и т. п., то есть, подходя с "научными" критерями ещё XIX в., читатель не видит разницы между этой книжкой и бульварной литературой. Результатом работы историка, таким образом, являются слова, а как они получены – обыватель не знает. Может казаться, что историк – это такой персонаж, который что-то где-то прочитал и пересказал (примерно так работали в XIX в.), а раз так, значит, любой, у кого есть желание, может написать равноценный труд. Напоминает вот эту картинку.

  • Идеологическая. К сожалению, человеческое сознание не склонно к научному мышлению, ему гораздо более присуще мифологический или религиозный взляд на мир. В такой парадигме не может существовать двух мнений, в ней есть чёткие ответы на все вопросы: откуда произошёл человек, кто был прав в битве при Креси и почему во всех наших бедах виноваты соседи. Такому сознанию крайне сложно понять, что в крушении СССР сыграло роль много причин, а не заговор ЦРУ, что взаимодействие католиков и православных было сложным и многоплановым процессом в разные эпохи, а не просто вечной враждой, что слова имеют тенденцию меняться во времени и употребление слова "русский" или "немец" в X веке не означает существование русской или немецкой нации тысячу лет назад, и т. п. Массовое, обывательское сознание требует упрощений. "Всё взять и поделить", чего тут думать. Добавьте к этому большое количество изменений в мировоззрениях и идейных установках, произошедших только в ХХ веке, начиная от сексуальной революции и заканчивая распадами прежних государств и империй – в головах у людей сумбур вместо музыки. Разумеется, люди начинают искать простые ответы. Раньше их давала религия в чистом виде. Сегодня в развитом мире традиционные религии уже не имеют монополии на знание, возникают квазирелигии и идеологии. Затем и они рушатся, и человеки, воспитанные современной школой, совсем теряют моральные ориентиры. Обывательское сознание не приемлет такую быструю смену идей, воспринимает её враждебно, требует простых и понятных объяснений (тут и тоталитаризм недалеко). И когда граждане обращаются к тем, кто раньше давал такие ответы, они слышат: ну, понимаете, всё сложно, с одной стороны, с другой стороны... В чем вы могли убедиться, если дочитали до этого места. Такое решение не подходит, и этим очень быстро начинают пользоваться спекулянты, предлагающие простые и готовые ответы. 

Таким образом, история не является брендом, потому что в представлении массового сознания не является наукой: в обыденном представлении наука – это в первую очередь естественно-техническое непонятное что-то, где есть сложные "цифыркы" и "картинки", результат которых – ядерная бомба. А если результатом исторического исследования является книжка с обычными "буковыками", значит, пишется она так: сидит такой дармоед-академик, читает десять книжек и пишет одиннадцатую. А коли так, так чем я хуже? Читать-то книжки все умеют, это тебе не "цифыркы" считать. Наоборот, я даже лучше, вон, они непонятное что-то пишут, слова какие-то сложные. Чего мудрить, всё на самом деле просто: монголо-татарского ига не было, Маркс и Энгельс – два человека, а не один, а Слава КПСС – вообще не человек. И в этом смысле лженаука в истории удивительно непохожа на лженауку в других областях: если в них она старается мимикрировать под настоящую науку, то в истории она, напротив, стремится с ней порвать. Если в физике звание доктора наук – авторитет по умолчанию, то в истории это чуть ли не клеймо – ещё бы! Всё только запутали эти "акадЭмики", а я сейчас научу, как родину любить, нечего тут присваивать себе историю. Кроме того, авторитет профессиональных историков конкретно в нашей стране был подорван советской властью: огромное количество тех, кто носил звание кандидата/доктора исторических наук, были на самом деле чиновниками и откровенными идеологами, защищавшими диссертации на кафедрах истории КПСС на тему "крах партии и разоблачение В. И. Лениным и коммунистической партией, а дальше уже идет название местной региональной организации" и тому подобные. Учитывая, что в СССР все гуманитарные дисциплины в той или иной степени стояли на службе у пропаганды, нынче они в глазах людей, переживших крушение империи, абсолютно скомпрометированы, а их представители носят "позорное" клеймо "официальных учёных".

И печально не от того, что многие не вполне адекватные товарищи так считают (вот, один мне на полном серьёзе доказывал на YouTube, что руны никто читать не умеет, потому что он же не умеет их читать), а что многие в целом адекватные люди, не понимая, как на самом деле устроена историческая дисциплина (а непонимание произрастает из неправильного преподавания в школе), ведутся на это.

Таким образом, я постарался обосновать два тезиса:

  1. не только в вопросах истории публика не привередлива; просто в вопросах точных наук шарлатаны стремятся выдать себя за настоящих учёных, а в истории – наоборот, представить себя неординарным и оригинальным исследователем, потому что
  2. с точки зрения обывателя история наукой не является, предлагая только набор слов, а раз так, то любой, кто может предложить более понятный, красивый и яркий образ, может высказываться на любые исторические темы, даром что он не имеет званий.

P.S. При этом я не хочу сказать, что только профессиональные историки имеют монополию рассказывать о прошлом. Нет, историком (как любым учёным, в общем-то), говоря по совести, может быть каждый, кто пользуется соответствующей методологией и придерживается определённых научных принципов аргументации. Просто сегодня овладеть этими навыками без специального образования уже практически невозможно. При этом часто об истории гораздо популярнее рассказывают журналисты, которые специально обучаются азам интересного шоу. В нашей стране можно назвать Леонида Млечина, Николая Сванидзе, Леонида Парфёнова, Екатерину Листову и других. Иное дело, что эти профессиональные журналисты понимают сферу своей компетенции и не лезут со своим уставом в чужой монастырь, а обращаются к настоящим историкам за консультацией, грамотно и корректно её используют.

62
-4

Браво, великолепный ответ.

0
Ответить

https://vk.com/video-52111900_166733787

Сергей Савельев в состоянии ответить на свою критику

0
Ответить

Михаил Ковальчук, директор Курчатовского центра - Это вы в слон и моську играете?

0
Ответить
Ещё 3 комментария

Забавно, но автор этого вопроса сам прекрасно демонстрирует, что историки основываются на мнениях. При этом не так важно, являются ли эти мнения фактами или нет.

Вот и пример из этого же ответа:

я составил очень короткий шорт-лист примеров нынешних "лысенок" от точных наук, чтобы у читателей не создавалось ощущения однобокости: 

...

Анатолий Клёсов с его ДНК-генеалогией, неоднократно критиковавшийся за весьма сомнительную деятельность;

Мы видим, что историк награждает званием "лысенко" не на основании знания о деятельности данного человека, а на основании наличия критики. Насколько научен данный подход? Историк, как думается, должен показывать разные мнения, а не занимать автоматически сторону тех людей, которые ему нравятся... и уж тем более, не основываться на "одна бабка сказала".

+1
Ответить

@Stas Tambiå, Тоже заметил тот факт, что по собственному определению данная лженаучна. 😁

0
Ответить

Леонид Млечин, Николай Сванидзе, Леонид Парфёнов иногда такое сообщат.... Интересно, что за историки их консультруют?

0
Ответить
Прокомментировать

Причин тут, скорее всего, две.
Во-первых, проблемы с репутацией официальной исторической науки в нашей стране в силу её зависимости от власти. Советская историческая наука действительно была идеологизирована дальше некуда, на множество вопросов существовал единственно верный ответ, целый ряд тем в принципе был закрыт для исследования. В результате, когда цензурные ограничения стали ослабевать, вакуум начали заполнять работы не только квалифицированных исследователей, дорвавшихся наконец до запретного плода, но и любителей. Скажем, о сталинских репрессиях многие в России и на Западе узнали не от профессиональных историков, а от Солженицына и Шаламова. Это сформировало доверие к образу самоучки-разоблачителя, который рубит правду-матку, замалчиваемую официальной наукой (яркий пример - Виктор Суворов-Резун). 
Эта проблема актуальна не только для общественных и гуманитарных, но и для естественных наук - например, для медицины и экологии. Человеку проще поверить в то, что власти скрывают результаты исследований о вреде прививок или мобильной связи, если он знает, что власти действительно скрывали информацию о Чернобыльской катастрофе или последствиях учений на Тоцком полигоне, например.

Во-вторых, "если бы истина, что сумма углов треугольника равна 180 градусам, задевала чьи-то интересы, за неё бы лилась кровь". Исторические факты часто используются в политических целях: для обоснования территориальных претензий, обеления или очернения репутации тех или иных политических сил, проведения аналогий с текущими событиями. Как правило, ценность исторических аргументов невелика: условно, вопрос о целях и масштабах сталинских репрессий не имеет никакого отношения к вопросу о способности нынешней КПРФ управлять страной, равно как и оценка жестокости Ивана Грозного в сравнении с европейскими монархами ничего не прибавляет к оценке правления Путина. Но в России многие люди имеют традиционалистское сознание и приучены воспринимать опыт предков как абсолютную ценность. К этому добавим популярность теорий "особого пути" и "цивилизационного выбора", которые отрицают возможность аналогий между Россией и зарубежными странами (причём всеми, а не только "Западом"), но зато всячески поощряют аналогии с Россией несколько веков назад.  Думаю, на месте России может быть и другая страна.
Таким образом появляются национальные и партийные версии истории. В результате, когда простой человек видит, что носители респектабельных акадмических регалий, т.е. люди, воспринимаемые им в качестве научных авторитетов, не могут договориться между собой даже о базовых фактах (например, было ли призвание варягов на Русь), парадоксальным образом ценность мнения дилетанта резко возрастает.

16
0

Во времена Пифагора кровь лилась за геометрию.

0
Ответить
Прокомментировать

Потому что так считают самонадеянные идиоты, но цифры и формулы являются для них естественным барьером, а об истории или литературе трындеть - не мешки ворочать.

7
-2

"Цифры и формулы" - это факт.

История - это консенсус мнений.

0
Ответить
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

Это связано с некомпетентностью таких людей и кажущейся простотой истории и конечно отсутствием объективных критериев истинности . Существующие объективные методы археологии и исследования источников дают ответы на очень частные вопросы . В физике все гораздо проще (для специалистов). Есть признанные законы, подвергать сомнению их можно только корректными экпериментами и язык физики это математика и поэтому можно просто указать на ошибку в вычислениях или рассуждениях. Но уверяю вас, что людей которые ниспровегают физику предостаточно.

0
0
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

Есть два существенных отличия истории и физики, в плане заданного вопроса: Физика - наука не простая для понимания хотя бы ее результатов (не говорю о самой науке). Оперирующая с вещами и явлениями часто весьма далекими от бытовых реалий и бытовых масштабов, бытовых параметров.

У вменяемых людей эта очевидная сложность науки вызывает уважение и понимание свей некомпетенции.

Специально подчеркну - у ВМЕНЯЕМЫХ. Тут многие ответчтики взялись рассуждать о неадекватных придурках и шарлатанах, которые есть в любой науке. Но вопрос-то был не о них.

С историей многое по-другому. Прежде всего, ее результаты легко понятны и для неспециалистов. Как понятны и способы исследования.

И история - не точная наука. В ней полным-полно вещей, по которым и у самых серьезных ученых имеются разногласия. Очень много вещей, по которым можно вынести только предположительное мнение. И насчет которых нет никаких шансов что-то уточнить в будущем.

И потому - оень широкое поле для произвольного интерпретаторства.

Наконец пожалуй, самое главное - ИСТОРИЯ ДИКО ПОЛИТИЗИРОВАНА.

Многие факты недалекого прошлого - тщательно секретятся.

В странах вроде СССР одни факты скрывались, некоторые даже придумывались, к третьим придумывались объяснения и интерпретаци, навязываемые пропагандой. В СССР все поголовно историки были ангажированными, а кто не хотел - изгонялись из науки, а иногда и хуже.

И в не тоталитарных странах тоже хватает ангажированных историков.

Потому общее доверие к историкам не то, что к физикам.

Далее, граждане очень часто неосознанно впитывают эту ангажированность и верят, что те или иные события даже тысячелетней давности, имеют какое-то отношение к современным проблемам и их решению. Казалось бы, глядя холодным взглядом - да какая разница, был ли Александр Невский "патриотом" или "коллаборционистом"? Что нам до этого за дело??? Тем более, современным простым людям. Но нет, массовая пропаганда вбила в головы людям политизированное отношение к истории, историческим фактам и интерпретациям. И очень многие в истории ищут не историю, а оправдание и подтвержение каких-то идеологических и политических слоганов. Мне вот, с точки зрения современности, абсолютно все равно, был ли А.Н. "патриотом" или имел сугубо шкурные интересы. Это может быть важно и нужно для понимания, что и почему тогда происходило на Руси. Но зачем это тащить в современность и расценивать с позиций современного агитпропа?

Увы, наидеологизированные граждане очень хотят иметь историю, которая "нравилась" бы лично им, потому и легко вламываются в нее с самоизобретенными интерпретациями, а то и невежественными подтасовками фактов, заимствованными где попало.

Еще раз подчеркну - речь о более-менее ВМЕНЯЕМЫХ людях.

Что касается неадекватов и мошенников - то в точных науках их легко распознает любой более-менее образованный человек. В истории же, в силу ее особенности - неполноты и неточности, и политической скомпрометированности, люди легче верят всяким "альтернативщикам". Особенно тем, кто поет приятно для их слуха.

0
0

К сожелению никого кроме альтернативщиков нет. История ангажированна В ту или иную сторону.

0
Ответить

@Temir D., К сожалению, ангажированы и люди, воспринимающие историю. Мне вот все равно, кем был В.Суворов. И насколько неприятно узнавать про то, что он пишет. Важно, насколько верно то, что он пишет. Но очень многие воспринимают его сочинения с точки зрения оценки его личности, и соответсвия его информации слоганам агитпропа.

Еще Фома Аквинский писал, что истина такая вещь, которую не стыдно черпать в любом источнике.

Важен настрой читающего - жалание узнать истину или почесать свои предрассудки.

0
Ответить
Прокомментировать
Читать ещё 6 ответов
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью