Andres Cristiano
июль 2016.
9929

К какому типу философского течения можно отнести Тайлера Дердена?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
13
3 ответа
Поделиться

Думаю, что Паланик был отлично знаком с книгой Макса Штирнера "Единственный и его собственность", изданной еще в 1845 году.
Несмотря на относительную объемность, в центре книги лежит удивительно простая, а потому привлекательная идея:
В моей голове есть не только я, есть еще и чужие. Чтобы освободиться, я должен выгнать чужих из своей головы, с их интересами и, главное, с их абстрактными представлениями, объясняющими мир, дающими ему упорядоченность и смысл, и стать только собой, тогда я и буду свободен.
Такое мышление содержит в себе радикальный индивидуализм и анархизм вкратце, весь его творческий фундамент.
Паланик пересказал эти идеи и связал их с реалиями 21-го века: с растущим разделением доходов, всеобщей фрустрацией и, прежде всего, с разрушительной деятельностью медиа, внушающих нам ложные, чужие потребности и отчуждающие нас от нашего настоящего Я

(вообще забавно, что Штирнер в 19 веке видел величайшую отчуждающую силу в философии, с ее абстрактными построениями, в Боге, заставляющего нас забывать себя и искать его вне мира,  а Паланик думал, что такой силой является реклама, убеждающая нас купить  новую шоколадку или кухонный гарнитур - это, конечно, с трудом можно назвать прогрессом человека).

Только в одном Паланиковская версия развития событий кажется мне интереснее оригинальной теории: он предложил конкретный опыт такого очищения Я, связав его с выживанием, борьбой.
Главному герою казалось, что он нащупал такое место, которое само никогда не будет чуждым Единственному. Это, по отношению к которому все остальное будет более-менее относительным, само никогда до конца не может раствориться в Чужом.  И это (справедливости ради, только это) роднит Паланика с возникшей чуть позже Штиренра философией жизни (прежде всего с поздним Ницше).
Когда человек выживает, борется, дерется, он остается только собой, все чуждые интересы оказываются приостановленными, вместе с надуманными абстрактными идеями и  излишними потребности, оставляя за собой только необходимое, а потому чистое Я.

Это, конечно, очень романтизированное представление и серьезную критики оно не выдержит (см. например, "Немцкую идеологию" Маркса и Энгельса или критику субъекта от того же Ницше), но своя доля притягательности у такого вот мышления определенно есть

28
-1

Вы провели хорошую параллель со Штирнером, занятно

+1
Ответить

Сравнение, как мне кажется, напрашивалось, но спасибо

0
Ответить
Прокомментировать

Сложно отнести Дёрдена к какому-либо философскому течению, его взгляды просто компиляция разносторонних тезисов. Но мировоззренческая позиция очевидна - нигилизм. Ближе всего к позиции Дёрдена в философии - индивидуалистический анархизм Макса Штирнера.

Принято как-то относить взгляды Дёрдена к экзистенциализму, но это не совсем верно, потому что реально экзистенциалисткой проблематики в "Бойцовском клубе" нет. Там, где после критики обыденности переходя к пограничным ситуациям и от них к пробуждению смысла экзистенциалисты нащупывают хоть какую-то позитивную программу (Сартр: "Делай вид, что смысл есть", Камю:"Всё абсурдно, но радость и смысл возникают в бунте") Дёрден упирается в стародавнюю мечту человечества о времени когда всё было лучше и настоящнее.

Дёрден - именно тот тупик, которым значительная часть проектов по "улучшению" общества. В этом смысле, Тайлер Дёрден - это Жан-Жак Руссо с его естественным человеком и теорией общественного договора, только отраженный в кривом зеркале. И это столкновение идеализма Руссо с реальностью превращают его в протофашиста и террориста по имени Тайлер Дёрден. Уловка состоит в том, что простота и прелесть первобытного общества которое хочет воссоздать Тайлер ровно такой же симулякр, как и то, против чего он бунтует. Просто поддерживался он вроде как более умными и возвышенными людьми вроде Льва Толстого или Герберта Лоуренса с их тоской по "естественному".

Но если попытаться выйти за пределы достаточно узкого мира "Бойцовского клуба", то написанные в одну эпоху с ним "Пляж" Гарленда и "99 франков" Бегбедера (последняя часть про остров) так же развенчивают этот миф о прекрасном старом мире. И тоже не предлагают ничего взамен. То, что предлагает Дёрден скорее трусость чем подвиг, скорее бегство чем бунт, потому что он прекрасно понимает чего он не хочет, но не имеет ни малейшего понятия о том, чего он хочет.

"Ничто - вот на чём я построил своё дело" - первая и последняя фраза "Единственного и его собственности" Макса Штирнера. В конечном счёте, такого рода отрицание не приводит ни к чему. Вместо поиска оснований нигилист типа Тайлера строит свой плоский мир на башне из черепах (и все эти черепахи - отрицания чего-либо) которые упираются в холодную пустоту вопроса, который когда-то задал Сёрен Къеркегор: "Что нам делать с нашей жизнью?".

8
-1
Прокомментировать

Романтизм, конечно. Это абсолютно романтический, поэтический персонаж. Его поэзия это поэзия борьбы. Борьбы с самим собой, с заведенным порядком вещей, с осознанием собственной конечности. Все это, конечно, очень печально, ведь любая борьба это проявление тревоги и беспокойства. Но такова наша жизнь. И только смерть нас успокоит. В этом странном, призрачном сне... В этом странном сне. Ом.

Тайлер Иванович Дерденотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
4
-11
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью