июнь
2016

Примерно так, как на любой другой творческой работе: невероятно много пахать. Отучиться минимум 6 лет, пойти в рабство в студию к успешному архитектору, носить там кофе, клеить 1000 макетов в неделю, визуализировать, визуализировать, визуализировать, осознавать свою неспособность и бездарность в архитектурном проектировании, работать по 14-18 часов, не видеть друзей, родных и даже не мечтать о семье. Потом эмоционально выгореть, возненавидеть работу на дядю, пусть даже этот дядя - Рем Колхаас. Уйти в плавание, делать свои проекты, маленькие и странные, собирать вокруг себя таких же заебавшихся 30-летних архитекторов, которые хотят великое, а могут малое, но хорошо. 

Потом наконец выиграть конкурс на ебанутую библиотеку в Шанхае или где-нибудь в Дании и прославиться на 3 дня на архдейли. Успешны ли мы уже? Пока нет.

Поднять планку, нанять людей, провалить все с библиотекой, потом все-таки вернуть ее и сделать, а вам уже под 40, но вы все еще "молодой архитектор". Количественное качественное переходит в количественное качественное и оплачиваемое, и вот уже студенты у вас на пороге просятся в рабство. А вы сами не понимаете зачем и почему именно к вам.

В какой-то момент вы осознаете, что давно уже не чертили, а вон тот проект жилого квартала вообще продвигается без вашего малейшего участия. И на архдейли уже часовое ваше интервью. И на фейсбуке много тысяч подписчиков, и вообще все как-то завертелось. 

А потом в 60 вы умираете, окруженные макетами и коллегами, без семьи, без детей. В самом разгаре своего успеха.

(Еще можно всю жизнь делать небольшие лакшери-интерьеры для вип-элиты, отдыхать на островах и что там еще успешные люди делают. Но это совсем другая история.)

Kateryna KozlovaОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
11
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта