«ИГИЛ» (ДАИШ) — это абсолютное зло, или в их действиях есть что-то разумное, доброе, вечное?

5592
7
0
4 июня
11:29
Фотография: Getty Images
июнь
2016

Внимание: ответчик в крайней степени некомпетентен.

Стоит сказать, что деятельность ИГИЛ(запрещённая на территории РФ организация) носит сугубо религиозный характер, а именно -- создание ортодоксального государства, или если ещё проще -- установление всемирного халифата, то есть большой территории, на которой вся политическая и социальная жизнь будут подчинены законам ислама. Естественно, само понятие "халифат" идёт из древнейших книг и считается высшей ступенью в развитии общества.

То есть, мы можем сказать без ограничения общности, что это -- современный аналог крестовых походов. И тут же возникает понятие о том, что в христианском мире крестовые походы до сих пор считаются великим подвигом и священной борьбой.

Так что в целом -- ИГИЛ -- яркий пример биполярности мирового социума и да, для его участников он представляет собой единственную возможность к спасению и вечному благу, когда как для остального сообщества это, несомненно, террористическая группировка.

Я полностью осуждаю их деятельность и призываю всех к противодействию для сохранения целостности мира и общества.

Денис КрахмалёвОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
27
6
июнь
2016

 Если бы ИГИЛ (раньще состояла в "Аль-Каиде",но была изгнана за чрезмерную жестокость) была группировкой дебилов-фанатиков,основанная исключительно на религиозном-аспекте,то просуществовала б она не долго. Вот,выдержка из статьи Зака Бьючампа:
"Люди поддерживают ИГ, потому что им нравится радикальная форма ислама, которой придерживаются в группировке

Вероятно, вам известно, что у ИГ есть определенная доля народной поддержки среди иракских и сирийских суннитов. Это так: без нее вооруженная группировка суннитов развалилась бы. Исходя из этого некоторые делают вывод, что это кое-что говорит о самом исламе: эта религия по своей природе жестокая или что сунниты поддерживают группировку, потому что принимают радикальную интерпретацию Корана.

Подобные заявления неверны, и в них упускается один важный момент: власть ИГ основывается на политике, а не религии.

Давайте проясним: практически все мусульмане не приемлют взгляд Исламского государства на их веру. Результаты опросов один за другим показывают, что в целом жестокий исламистский экстремизм, в особенности свойственный «Аль-Каиде» и ИГ, очень непопулярен в странах, где основная религия — ислам.

Огромное число жертв ИГ — мусульмане, многие из которых — сунниты. Начавшийся примерно в 2006 году народный мятеж среди иракских суннитов сыграл большую роль в победе над предшественником ИГ, «Аль-Каидой» в Ираке. Этот мятеж отчасти был вызван гневом из-за попыток ИГ навязать свое видение ислама несогласным с ним мусульманам.

То, как ИГ видит мусульманскую жизнь, чуждо исламской традиции. Исламский фундаментализм — так же как и почти любой религиозный фундаментализм — это современное явление. Экстремистские религиозные группировки, разочаровавшиеся в современной политике, возвращаются к идеализированному исламскому прошлому, которого, на самом деле, никогда не существовало. Жестокий радикализм в духе «Аль-Каиды» и ИГ появился благодаря писателям XX века, вроде идеолога египетской ассоциации «Братья-мусульмане» Сайида Кутба, а не из-за исторического исламского халифата.

Почему же тогда сунниты, которые не согласны с теологией ИГ и которым не нравится жить под его правлением, не организуют на этой территории восстание? Ответ на этот вопрос связан с политикой. Как в Сирии, так и в Ираке правят шииты. Сунниты плохо представлены в обеих государственных системах, и их часто активно вытесняют.

Политическое инакомыслие, на выражение которого у них есть законное право, часто встречается насилием: Башар Асад расстрелял протестующих на улице во время демонстраций Арабской весны 2011 года, нарочно убив суннитов, предпринимая, как оказалось, успешную попытку превратить эти демонстрации в межконфессиональную гражданскую войну. В 2013 году бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики также отреагировал насилием на протестное движение суннитов.

Поэтому логично, что сунниты в этих странах чувствуют себя притесненными и что у них нет выбора. Когда ИГ пришло на их территорию, многие решили подождать и посмотреть, будет ли жизнь хуже при правлении их товарищей суннитов из ИГ. Правление ИГ ужасно во всех отношениях: группировка оказалась совершенно некомпетентной в организации работы правительства, которое должно обеспечивать жителей такими услугами, как электричество и здравоохранение. Однако сунниты до сих пор не знают, есть ли альтернатива лучше: режим Башара Асада все еще кровавый, сирийцы, придерживающиеся умеренных взглядов, слабы, а иракское правительство работает заодно с некоторыми довольно агрессивными вооруженными сектантскими формированиями шиитов.

Более того, Исламское государство безжалостно подавляет любой мятеж. Когда местные группировки суннитских племен, вроде Абу-Нимр в иракской провинции Анбар, пытаются восстать, ИГ устраивает массовые расстрелы. У суннитов, изначально видевших в ИГ союзника в борьбе против ужасного правительства, остался выбор: мирно терпеть правление ИГ или умереть — от рук ИГ или его более жестоких врагов." 

16
0
декабрь
2016

Цели ИГИЛ симпатичны для простых мусульман,особенно среди суннитов.Это всего лишь стирание границ среди мусульманских стран и возврат к "чистому" исламу.Некий ,если можно так сказать,аналог Евросоюза и у него есть свои границы.Сторонники этой организации есть во всех мусульманских странах,да и не только,они есть везде где существуют исламские общины.Поэтому,вот так просто окружить,блокировать и ликвидировать не представляется никакой возможности.Можно по бомбить их в Сирии и Ираке,там где они взялись за оружие,но блокировать даже там не представляется возможным-у ИГИЛ много друзей начиная от нефтяных шейхов до простого пастуха.А вот противники ИГИЛ условны-то начинают бомбить их,то прекращают,то вводят войска,то выводят.Но в любом случае этих людей не победить оружием,идею нельзя победить танками,тюрьмами.Есть только один путь-переговоры.И заставить сесть за переговоры в данном случае может оружие.Есть Китай,который является просто наблюдателем,руки их чисты в этом вопросе.В странах,где существование государства ИГИЛ расценивают как угрозу сложившегося миропорядка,ИГИЛ объявлен террористической организацией.Хотя мы знаем примеры,когда сегодня террорист,а завтра Нобелевский лауреат мира,всё дело под каким соусом это всё подать.  

2
1
показать ещё 5 ответов
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта