Иван Белоусов
июнь 2016.
1572

Почему российские переводчики так любят переводить имена собственные(особенно это касается "Гарри Поттера" и "Властелина колец")?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

Перевод "говорящих" имен собственных в художественной литературе -- это норма. Если имена, которые должны служить, по задумке автора, характеристикой героя, оставить без перевода, перевод произведения не может считаться полным и эквивалентным.

И знают об этом не только риссийские переводчики. Давайте возьмем для примера "Ревизора" Гоголя -- в комедии все имена служат для характеристики личности героев -- безалаберный Ляпкин-тяпкин,  аферист Сквозник-Дмухановский, полицейский Держиморда. Напоминаю, что "Ревизор" -- пьеса, а значит, возможностей для пространного описания характеров у автора (и его переводчика) как таковых нет. 

А теперь представьте, что вы обычный инглишспикинг гражданин, заинтересовавшийся вдруг великой русской литературой. Вы открываете, можно сказать, культовую комедию 19 века и читаете там "Derzhimorda", "Lyapkin-Tyapkin". "Ничего себе фамилии у этих русских", -- думаете вы. -- "хрен выговоришь". Вы же не верите, что именно такие мысли пытался вызвать у читателей Гоголь, давая своим героям имена?

Что касается перевода Гарри Поттера от М. Спивак, который, очевидно, вдохновил вас на этот вопрос, ошибка переводчика и издателей в том, что они не учитывали предыдущие переводы. Потому что это вопрос привычки, главным образом. Если бы с самой первой книги все привыкли, что Дамблдор -- это Думбльдор, никаких вопросов и петиций сейчас не было бы. Ну и надо, конечно, еще немного думать, когда "креативишь" с новыми -- переводными -- именами. Немного не вышло, со всеми бывает...

Эмма Каироваотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
15
0

Ну слушайте, вот что-то не помню, чтобы говорящие имена персонажей зарубежной литературы (ориентированной на взрослого читателя) переводились. В "Улиссе" Блум остаётся Блумом, а герой Флауэрс — Флауэрсом. Да точно так же и с переводом русской литературы! В переводе "Преступления и наказания" Лужин становится Luzhon'ом, а не Puddling'ом. Лучший вариант — сноска с комментарием, разъясняющим тайну имени.

-1
Ответить

Лужин в "Преступлении и наказании" куда лучше характеризуется своими поступками и словами, чем фамилией. Если Достоеский и подчеркивал таким образов его мутность и мелкость, то намек не сказать, чтобы сильно очевиден и может считаться в контексте всего произведения прям сильно значимым. "Улисса" я не читала -- не мое, ничего не могу сказать о степени "говорящести" приведенных имен и объективной необходимости их переводить. У Диккенса часто имена "переводят", у Пратчетта что-то было, помнится. А вот бурлений по этому поводу не помнится. 

Если есть любители художки со сносками и комментариями в художественной литературе -- у каждого свои извращения, конечно. Но, как по мне, задача художки все же вовлечь и втянуть в сюжет, а не в процессы, проходящие в голове у автора при написании.

Поэтому лучший вариант -- здравый смысл. Был и остается. Перевод -- не единственно возможный вариант даже в таких случаях. Это один из приемов, а как уж своим арсеналом переводчик воспользуется... Переводчики бывают разные, как и все остальные специалисты. Вам как читателям остается голосовать рублем, покупая или не покупая книгу. 

Но не рассуждать только о "любви российских переводчиков к переведу имен", не зная и не понимая, что такое перевод. Изнутри выглядит очень по-дилетантски. Сразу хочется спросить, откуда эта любовь у российских граждан с экспертным видом рассуждать о вещах и процессах, в которых они не разбираются от слова "совсем".

+4
Ответить

Единственное, чем мне не нравится "каноничный" перевод книг Роулинг, так это тем, что обычную английскую фамилию Лонгботтом перевеликак Долгопупс.

ШТО, простите?

+1
Ответить
Ещё 1 комментарий

Да, покоробили меня, юного толчка, тогда Всеславур, Светозар и Гнилоуст...

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью