Откуда пошла традиция российских судов в своих решениях не цитиривать профессиональную литературу?

48
3
0
1 июня
14:29
июнь
2016

Потому что в Российской Федерации доктрина не является источником права; основным его источником является нормативный правовой акт. Ученые-правоведы обычно не претендуют на то, чтобы заниматься правотворчеством: они изучают те или иные государственно-правовые явления, анализируют их и делают определенные выводы, что находит отражение в их научных трудах.

Суд - это не университет и не академия наук, он существует не для того, чтобы изучать правовую природу тех или иных явлений; его основная задача - урегулировать споры путем применения к ним релевантных норм права (как уже было сказано, в основном это НПА). Здесь обычно исходят из того, что нормы, закрепленные в правовых актах, идеальны и лишены субъективизма (хотя это далеко не всегда так: вспомните хотя бы печально известный "закон о защите чувств верующих"); правовая же литература может содержать личный взгляд автора на анализируемые им явления.

Кроме того, тут встает еще вопрос, что считать "профессиональной литературой": один раз на развале у Белорусского вокзала, я обнаружил книгу 2008 года издания на юридическую тематику, большая часть которой представляла собой ссылки на утратившие силу нормы. Если суды начнут еще и это цитировать, тот трэш, который происходит сейчас в судебной системе России (особенно в судах общей юрисдикции), примет терминальный характер.

Артур КолесовОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
2
0
июнь
2016

Все правильно написано. Из опыта могу сказать, что редкие судьи прислушаются к доктрину, скорее посмеются.) Никто Вам не запрещает найти отражение доктрины в судебной практике РФ, а лучше в ее обобщениях. Тогда да, будет веский аргумент.

0
1
июнь
2016

сколько самодовольных долбоебов в мире. 

Без полемики, но источник права и профессиональное (доктринальное)  толкование это "две большие разницы". Суд может при интерпретации нормы рассматривать аргументы приводимые в литературе. Так делают суды - даже конституционные - во многих странах. Дело скорее в традиции. Российские же суды иногда просто прямым текстом цитируют кого то без указания источника, выдавая чужую юридическую мысль и стилистику за свою (которые ксати и авторским правом защищены).  

Кроме того арбитражные суды например регулярно ссылаются на письма минфина, которые источниками права или аутентичным толкованием также не являются.

Пример на вскидку из Германии, где - как и во всех остальных странах мира - мнение мужей  ученных источником права ни в коей мере не является. Верховный суд взвешивая за и против цитирует комментарии, юридические журналы и мнение нижестоящего суда по похожему делу.

"[...] Senatsurteil vom 13. Februar 1974 I R 218/71, BFHE 111, 416), die für die Tatbestandsmäßigkeit von § 9 Nr. 3 Satz 1 GewStG 2002 allein maßgebend ist (vgl. z.B. Blümich/Gosch, § 9 GewStG Rz 218; Ham/Rätzer, Deutsches Steuerrecht 2015, 2650; Kahlenberg, Internationale Steuer-Rundschau 2015, 380; Lüdicke, Internationales Steuerrecht 2015, 770; Becker/Loose, Die Unternehmensbesteuerung 2015, 520; anders FG Köln, Urteil vom 7. Mai 2015 10 K 73/13, EFG 2015, 1558)."

0
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта