Насколько справедлива критика Набокова в адрес Достоевского?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
3 ответа
Поделиться

Критика Набокова настолько объективна насколько критика Страхова объективна по отношению к Достоевскому. Страхов - этот тот человек, который в письме к Толстому обвинил Фёдора Михайловича в педофилии. Набоков - человек серебряного века, а серебряном веке было два полюса: Толстой и Достоевский (примерно также сейчас происходят споры между фанатами Marvel и DC - вот деградация!). Если тебе нравится один, то другого надо топить. Ну что ж, Набокову больше нравился Толстой - из всех классиков он его ставил выше всех. За этой "банькой с пауками" прячется куда более сложное отношение к творчеству Фёдора Михайловича. Достоевский же гениальным психологом был - препарировал души многих людей и находил в них то, что им владеет порок. Набоков и Бунин были умными людьми и про остальных людей они всё прекрасно знали и без Достоевского - отчасти именно поэтому им он не нравился, а импонировал Толстой. То, что в мире всё ужасно, и из газет можно узнать, а, чтобы найти прекрасное, надо усилия приложить.

25
-1
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

У Владимира Набокова был своеобразный взгляд на своих современников и классиков литературы. Так, про Чехова он говорил, что тот не способен был написать большой роман или шедевр драматургии, Тургенева прозвал «не великим писателем, хоть и очень милым», а Максима Горького называл наивным неугомонным моралистом.

Но особую «любовь» Набоков питал к Федору Достоевскому. Чем Достоевский так не угодил Владимиру Владимировичу, в чем принципиальная разница их творческого взгляда на мир и почему эти два писателя связаны сильнее, чем многие думают?

«Достоевский писатель не великий, а довольно посредственный, со вспышками непревзойденного юмора, которые, увы, чередуются с длинными пустошами литературных банальностей».

Сложно говорить об объективности, когда речь идет об отношениях (пусть и односторонних) двух творческих людей. Владимир Набоков часто резко и негативно высказывался как о русских классиках, так и об авторах мировой величины. Принимать ли его точку зрения — дело каждого.

Конечно, он никак не мог пройти мимо такого колоритного автора, как Федор Достоевский. Будучи лектором, Владимир Набоков составил «табель о рангах», в котором расположил русских писателей. Ученики должны были заучить этот рейтинг. Выше всех Набоков оценил Льва Толстого — на «пять с плюсом», Достоевскому же досталась оценка «три с минусом или два с плюсом».

Критики не раз замечали в работах этих авторов схожие детали:

  1. крайне мало описаний природы, зато особое внимание уделяется городским пейзажам (вспомним «желтый Петербург» Достоевского и «Камеру Обскура» Набокова без длинных описаний природы);
  2. повторяющиеся темы игры (роман «Защита Лужина», как считает биограф Нора Букс, является пародией на «Игрока»), поединка с судьбой, размышления над мироустройством («Под знаком незаконнорожденных» и «Бесы»);
  3. акцент на внутреннем психологизме, борьбе добра со злом в душе персонажей;
  4. сходство в стиле, в том числе особое внимание деталям;
  5. некоторые сравнивали сладострастных героев из романов Достоевского и «Лолиты» Набокова, в том числе в пользу этого сходства высказывался Станислав Лем.

Несмотря на то, что даже сам Жан-Поль Сартр отмечал, что Набоков пользуется приемами Достоевского, Владимир Владимирович всегда это отрицал:

«В моём представлении о литературоведении в нём вообще нет места "духовному сродству"».

Подобные размышления, пожалуй, только еще больше раздражали писателя.

«Безвкусица Достоевского, его бесконечное копание в душах людей с префрейдовскими комплексами, упоение трагедией растоптанного человеческого достоинства — всем этим восхищаться нелегко».

Между тем различий в творчестве этих двух творцов тоже немало. Набоков, например, никогда не пытался быть моралистом или реалистом — а эти два понятия присущи творчеству Достоевского.

Во время лекций в университете Набоков то и дело говорил, что романы нужно рассматривать как культурное явление и показатель личного мастерства. Феномен успеха автора «Преступления и наказания» был непонятен Владимиру Владимировичу. Его раздражала идея прихода через грех к Христу и вообще излишняя религиозность в творчестве Достоевского. Так же как и излишняя «болезненность» персонажей, слишком уж много среди них неврастеников и душевнобольных, которые находят спасение в боге.

«Преступление и наказание», как и «Братья Карамазовы» для Набокова — детективные романы, а не психологические, так как, с его точки зрения, герои этих книг не меняются внутренне.

Все это претило Набокову, который всегда старался создать сложных, внутренне терзаемых и изменяющихся персонажей.

Нельзя не отметить предвзятость по отношению к творчеству классика со стороны Владимира Владимировича. Набоков находил недостатки и мало говорил о достоинствах Достоевского. Может быть, слишком велика разница в их подходе к литературе, а может, он просто раздражался от частых излишних сравнений с этим автором. В любом случае, знатоки творчества Владимира Набокова утверждают: всю внешнюю показную нелюбовь к Достоевскому можно воспринимать как игру, за ширмой которой прячется уважение к мастеру.

«Мне только после третьего прочтения стало понятно, что это – замечательная игра, принцип которой заимствован Набоковым у Достоевского – «от обратного». И как в монологе Инквизитора – «шедевре ораторского искусства» – «отрицательная аргументация вдруг оборачивается положительной: обвинительная речь становится величайшей в мировой литературе теодицеей», так и лекция В. Набокова, представляя всю немыслимо отрицательную аргументацию неприятия мира Достоевского, является хвалебным гимном великому русскому гению» (с) Е. А. Осокина

8
0
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

Прочел об отношении Набокова к Достоевскому и удивился насколько мое отношение к Достоевскому совпадает с Набоковым. Толстой пишет о муках совести, которая живет в народе, а Достоевский о том, что нельзя уклоняться от христианского пути, который обозначен Библией. Это путь другого народа, а не нашего, поэтому не находит отклика в душах. Достоевский этого не замечает. Вот Вам великий психолог.

0
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью