2950
1
0
1 июня
08:14
июнь
2016

Онегин циник. У него хватает ума чтобы быть чуть выше происходящего вокруг, понимать людей и их мотивации, вести себя как надо и как не надо — но проблема в том, что подо всем этим у него нет никакого морального фундамента, никакой основы, которая могла бы это уравновесить.

Пушкин любил Байрона, и любил байроновского героя — человека над обществом, человека самого в себе, действующего, способного, чей полудобровольный бунт вызывает уважение как минимум своей полной бескомпромиссностью. Глядя на этот бунт, по крайней мере понимаешь, что что-то за ним лежит.

Что лежит за презрением Онегина? Долг, честь, совесть, какой-нибудь свод морально-этических соображений, страсть к действию, само действие, хоть малейшая дерзость, anything? Там ничего нет. Онегин может презирать общество за его фальшь и инертность, но ему нечего предъявить взамен — он фальшивей и инертней их всех, потому что его действия осознанны и мотивированы одной лишь той же самой скукой, праздностью и мелким тщеславием, желанием хоть как-то себя развлечь.

Именно поэтому Онегину так сильно противопоставлены и Татьяна, и Ленский. У Татьяны есть свой фундамент. Она молода и ничего ещё не понимает, но она рано или поздно научится. Она станет Онегиным, каким он мог бы быть. Каким мог бы стать и Ленский, над которым Пушкин тоже иронизирует, но в конечном итоге Пушкину его жалко.

Онегина Пушкину тоже жалко — Пушкин привык сочуствовать всем — но бездеятельный цинизм, неспособный ну хоть как-то проникнуться невероятной красотой мира — это Пушкин всё-таки ненавидит (в первую очередь в себе в свои собственные циничные и бездеятельные моменты). Неудивительно, что он лишил Онегина способности писать: все его задатки растеряны, и если сравнить письмо Татьяны Онегину и Онегина Татьяне, видно насколько последнее невыносимо пошло. Онегин вдруг обнаружил себя в ситуации, где он совершенно бессилен, и судорожно пытается притвориться Ленским. А он не Ленский. 

Отдельный вопрос — почему, собственно, Онегин именно такой. Ведь Пушкин мог бы написать поэму о действующем герое, но написал о бездействующем.

Пушкин, конечно, не разочаровался в байроновском герое как таковом, но он разочаровался в том, как этот байроновский герой реализует себя в реальности: что внутренний критический аппарат, как modus operandi, доступен многим, но когда за ним ничего не стоит, он функционирует из пустоты, из блажи, и вместо пассионария получается циник. Пассионарий может взять этот критический аппарат, и что-то из него сделать. Циник — разбирает, но не собирает. Его рефлексия в лучшем случае бесполезна, в худшем случае она убивает Ленского.

И поэтому совершенно невозможен почему-то так любимый школьными учителями вариант, в котором Онегин с какого-то хрена присоединяется к декабристам: у него нет ни единой черты им свойственной, ни одного пересечения с их идеалами, ни малейшего резона там оказаться. Декабристы выйдут, и будут сосланы, и останутся в истории, совершив спорный, неоднозначный, но всё-таки бунт, а Онегин проживёт весь свой остаток жизни, так ничего и не сделав.

75
4
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта