Black Devil
май 2016.
903

Ведёт ли несвоевременно предоставленная свобода к порабощению?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
2 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Надо тогда полную цитату Ильина привести: «Оказалось, что либералы не предусмотрели, что крайняя или несвоевременно и неуместно предоставленная свобода ведет к разнузданию и порабощению; они не предугадали, что человек, не созревший для свободы, может злоупотребить ею в разнуздании и продать ее за личный или классовый интерес, за чистый прибыток; что в мире встанут поработители, которым он и отдастся в рабство; они сумеют зажать разнуздавшихся, извести людей чести и совести, сорганизовать злых, заставить своих новых рабов служить себе за страх пуще чем за совесть – и тогда посягнут на порабощение и всех остальных народов, всего мира. Либералы с ужасом поняли, что они хотели совсем иного: они готовились к идиллии, а настал разврат... И даже самые крайние – либералы, анархисты – с отвращением увидели безобразное буйство черни и живой ад тоталитарного коммунизма (князь Петр Кропоткин). Но было уже поздно. Безмерная свобода есть или ребяческая мечта или соблазн дьявола, а в жизни – то и другое вместе. Зло скрывается совсем не «в принуждении» и не в «государственности», как проповедовал Лев Толстой, а в безбожной и злой человеческой воле, которой безумно предоставлять «свободу». И потому всякая свобода должна иметь свою меру и форму и притом у каждого народа – свою особую...» ---конец цитаты---

Если с чем можно согласиться, то это с тем, что любая крайность, любая крайняя позиция мышления в итоге порабощает. Свободно такое мышление, которое признаёт собственную ценность равной ценности других отличающихся, пусть даже и не всегда совпадающих с реальностью, позиций. Мир цельный, он состоит из связей между людьми, из взаимных уступок. Если какая-то часть мира начнет игнорировать связи и пытаться вести себя без ограничений своей свободы, без ответственности перед остальным миром, проявляя крайнюю свободу, несогласованную с другими частями, это рано или поздно приведет к реакции цельной природы мира, и таким образом эта часть будет поставлена обратно на своё место. Поэтому свободу ограничивать нужно. Но не насильственными методами, а прежде всего методами воспитания в людях самодисциплины. Воспитания четкого видения рамок, за которые заходить нельзя, чтобы не причинить вред другим людям и миру в целом.

9
-1
Прокомментировать

Послушаем Макиавелли: Народ, привыкший жить под монархической властью и каким-нибудь случаем освободившийся, с трудом удерживает свободу. Множество примеров, представляемых древними историками, доказывают, как трудно народу, привыкшему жить под монархической властью, сохранять потом свободу, если он даже приобрел ее по какому-нибудь случаю, как приобрел Рим по изгнании Тарквиниев.

Трудность эта понятна, ибо подобный народ не что иное, как грубое животное, которое хотя свирепо и дико, но вскормлено в тюрьме и в рабстве. Если его вдруг выпускают на свободу в поле, то оно, не умея найти ни пастбища, ни пристанища, становится добычею первого, кто вздумает снова овладеть им.

Впрочем, эти затруднения встречаются тому народу, который все-таки еще не вполне развращен, потому что окончательно развращенный народ не только не может просуществовать сколько-нибудь времени свободно, но не может даже и освободиться, как докажу ниже; вот почему я буду говорить здесь только о народах, которые еще не вполне развращены и в которых больше доброго, чем злого.

Для Рима было большим счастьем, что цари его скоро развратились и их можно было выгнать, пока разврат еще не проник в недра города. Вследствие неиспорченности Рима все бесчисленные возникавшие в нем смуты приносили Республике не вред, а пользу, потому что намерения граждан были честны.

Из всего этого можно сделать тот вывод, что для общества неразвращенного не вредны никакие смуты и беспорядки.

1
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью