Какие сходства и различия c реалиями Средневековья есть в фильме Ингмара Бергмана «Седьмая печать»?

607
4
0
28 мая
18:00
май
2016

Я согласен с Павлом. Фильм Бергмана замечателен, о чём я даже написал в своём блоге, однако он не про историю. История там выбрана, с моей точки зрения, в качестве антуража, сеттинга. Ведь очень хорошо видно, что фильм – экранизация пьесы 1954 г., а в отличие от некоторых пьес Шекспира (в частности, посвящённых Войне Роз) или романов Вальтера Скотта, работа Бергмана на историчность не претендует. Поэтому, сравнивая с тем же Шекспиром, вопрос сам по себе не верен. Какие сходства со средневековыми реалиями в "Гамлете"? Да никаких, к реальному принцу Амледу пьеса отношения не имеет, Шекспир писал о вечном, и помещал действие в свою эпоху. Или также, как с "17 мгновениями весны": сам Юлиан Семёнов, по свидетельствам друзей, писал не о нацистской Германии, а о Советском Союзе, и показанные им там реалии гораздо больше подходят сталинскому СССР.

Антураж в "Седьмой печати" – некоторые стереотипные, архетипические представления о средневековье. Если рыцарь – то благородный, если оруженосец – то простолюдин. Собственно, об этом я и написал по ссылке выше, что фильм Бергмана популяризовал и укрепил в массовом сознании некоторые сцены из средневековья (возвращение домой из крестового похода, игра в шахматы, сомнения в существовании бога, мудрость рыцаря и проч.).

Если говорить о конкретных натяжках, то можно выделить, с моей точки зрения, следующие.

  • Как рыцарь и оруженосец попали в Швецию? Фильм начинается со сцены, где они просто оказываются на берегу, причём кажется, что они потерпели крушение, но нигде в фильме об этом не говорится. Понятно, что это сценическая условность, что в реальной жизни они должны были бы высадиться в каком-нибудь порту.
  • В фильме нельзя однозначно сказать, по каким правилам в шахматы играют Антониус и Смерть. Антониус лишь один раз упоминает коня и слона в качестве фигур, однако судя по расстановке фигур можно предположить, что они играют по современным правилам, что, конечно же, анахронизм. Более или менее привычные нам правила оформились только веку к XV, и то сохранялись местные особенности (а Смерть в фильме даже не спрашивает, по какием правилам они будут играть), а без устойчивых правил тактические объяснения Антониуса в целом имеют забкие основания. Впрочем, это только мои спекуляции.
  • Совершенно непонятно, куда делать прислуга в замке Антониуса – когда главные герои добираются до него, там только его жена. Она одна управлась с таким хоязйством? Непонятно также, если Антониус – владелец замка, почему он путешествует с одним-единственным оруженосцем? По всему он гораздо более походит на представителя низшего слоя рыцарства, готовый поступить на службу к сеньору за феод или жалование – он даже "опускается" до того, чтобы говорить с каким-то путешествующими актёрами. Либо у него не может быть замка, либо он должен иметь приличную свиту (либо же нужно как-то объяснить, куда она делась).
  • Можно попридираться к реквизиту: Антониус ходит в тряпичных доспехах, фибула на его плаще вообще ни на что не похожа, а меч в его руках не соответствует ничему из того времени.
  • Антониусу Блоку с историчностью повезло меньше всего. По фильму, он рыцарь-иоаннит, возвращающийся домой из крестового похода в середине XIV в. Начнём с того, что в это время никакого крестового похода не было, последний был в 1272 году. Далее, даже если Антониус участовал в каком-то крестовом походе где-нибудь в Европе, крайне маловероятно, чтобы он был госпитальером. Госпитальеры перебрались из Палестины на Кипр в 1291 году, и после этого были вовлечены в средиземноморские дела. И более того, если Антониус был рыцарем-иоаннитом, у него не могло быть своего замка: обычно члены духовно-рыцарских орденов отказывались от своего имущества при вступлении в орден. Следовательно, вообще вся коллизия с тем, как рыцарь-госпитальер возвращается домой, абсурдна: у вступившего в орден нет дома.
  • Наконец, духовные терзания Антониуса можно поставить под большой вопрос. Нельзя, конечно, думать, что в Средние Века люди не задумывались о вечном – если судить по литературе, только об этом они и думали, отсюда же и всевозможные ереси. Но чтобы простой рыцарь возводил выражаемые им сомнения в кредо, как это следует из фильма – тут у меня "не верю" Станиславского. Рыцарь – это профессиональный воин, бóльшую часть времени упражняющийся с оружием, участвующий в делах своего сеньора, охотящийся, воюющий и проч. – в такой обстановке философствованиям Антониуса просто неоткуда взяться. Чтобы привести аналогию, представьте, что такими проблемами мучается какой-нибудь современный майор или капитан. Я не хочу обидеть военных, но будем честными, строевые офицеры философских диссертаций не защищают (что, кстати, хорошо показано в прозе Куприна), это люди простые, но практичные, down to earth. При этом не стоит думать, что боязни смерти, мыслей о боге и подобного у рыцарства не было. Но решали они подобные проблемы быстро и по-военному – перекладывали заботы о душе на плечи церкви, за что вознаграждали её земными богатствами. Ещё бы, им самим некогда молиться и поститься, им воевать нужно. Поэтому терзания Антониуса гораздо больше подходят какому-нибудь клирику или теологу (например, Вильгельму из "Имени Розы" У. Эко), у которого на это есть время и побуждения.

Ещё раз, я считаю, что перечисленные "несуразности" не стоит считать за "расхождения с реалиями средневековья", потому что фильм (а на самом деле – пьеса, конечно) не про средневековье. Он про эсхаталогические проблемы.

9
0
май
2016

Самое-самое главное, что, на мой взгляд, очень удачно показал на экране Ингмар Бергман - психология человека того времени.

Это, в первую очередь, совершенно эсхатологические настроения. Каждое поколение людей было уверено, что именно на их веку случится Конец света. Постоянное ожидание Апокалипсиса изматывало душу. Когда начинались какие-то эпидемии - сомнений в его приближении вообще никаких не оставалось.

Кроме того - страх перед естественными силами природы и отсутствие должного критического мышления. Люди боятся проявлений стихии, которые не в состоянии объяснить с научной точки зрения. Они же - запросто верят в рассказы про ведьм и детей с пёсьими головами. 

Роман ЖигунОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
4
7
май
2016

Вы немного не по адресу. Бергман не занимался подробной и достоверной экранизацией средневековья. Он решал свои задачи, задачи художественные и философские. Он снимал авторское кино. Подробное средневековье снимается для других зрителей и на другие бюджеты.

Детализация средневековья это не Бергман, пусть и щепитильный к некоторым деталям. Но тут можно писать перечень из полсотни фильмов минимум, где есть смысл обсуждать степень историзма и соответствия реалиям. Зачем это делать с фильмами Бергмана, я не понимаю.

 Это должен быть жанр сугубо исторического фильма, или фильмов на основе исторических биографий.

3
1
показать ещё 2 ответа
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта