Почему сейчас так много людей интересуются науч-попом, и почему они хотят разобраться в науке лишь поверхностно?

2032
4
1
23 мая
17:58
май
2016

Здесь есть два вопроса: почему это происходит вообще, и почему это происходит сейчас.

За век двадцатый западная цивилизация достигла той степени насыщенности населения, образования и технологии, когда общество не может больше производить существенные качественные и количественные прорывы, и вступает в долгий период оптимизации. Тут можно провести параллель с эволюционным развитием мозгов: в какой-то момент наращивать ещё больше нейронов становится неэффективно, поскольку их всех нужно кормить, так что мозг перестаёт расти в размерах и начинает увеличивать количество связей между нейронами. Общество работает точно также.

Всё это вдобавок долго подогревалось аналитической философией, склонной скорее считать, чем интерпретировать, и в конце концов приведшей ея апологетов к заманчивому предположению, что если достаточно научно измерить всё окружающее, а затем достаточно оптимизировать человека и его быт, окружив его самым правильным количеством знаков, рычажков и давлений — то вот тогда и наступят свобода, равенство и мир во всём мире.

Аналитическая философия, разумеется, была долгое время в тени, пока сперва не выросло поколение, воспитанное в атмосфере космической гонки и бума научной фантастики, из которого и вышли самые известные нам популяризаторы науки, от Сагана и Доукинза до Хоукнга и Тайсона.

А потом подоспел интернет, и количество связей между людьми возросло тысячекратно.

Именно интернет, а затем мобильные технологии более всего вселили в рядового человека веру в научный прогресс и оптимизацию — потому что достижения космической гонки оному не очевидны, а до них главным театром технологий была, извиняюсь, мировая война. И не удивительно, что эта вера вытеснила и традиционные веры, и достижения континентальной философии, и культуру, которые всегда предостерегали перед излишним доверием к рационализму, а после войны и вовсе разочаровалась в науке как в дисциплине, способной дать человеку ну хоть что-нибудь.

Но у обывателя историческая память короткая и избирательная, так что мобильнику, как синице в руке, он доверяет больше. А значит — all aboard the hype train, транзитом через технокоммунизм к тепловой смерти вселенной.

(Ну и не стоит много расписывать, почему рядовому юзеру наука оказывается милее в разжиженном виде: смотреть снимки галактик все любят, а вычислять параметры гравитационной линзы — не очень.)

Отдельный вопрос — что будет дальше.

Человечество проходило этот путь уже раз двадцать в меньших масштабах, каждый раз, как появлялась технология, сильно сокращающая дистанции. Это было при появлении алфавита и колеса, печатного пресса и парового двигателя — все внезапно впадают в надежду, что вот-вот и наука спасёт весь мир, решит все вопросы, даст нам самого сытного хлеба и самых эффективных зрелищ, укроет нас от страха нощнаго и стрелы летящия во дни, и можно будет наконец выспаться.

За ней неизменно приходит разочарование, когда понимаешь, что на вопросы о том, как вообще жить с другими и самому с собой, кем быть, и что делать, и нахрена это всё вообще нужно — не ответят ни Гугл, ни Хоукинг, ни двигатель внутреннего сгорания. А ещё потому, что вскоре после технологического прорыва обычно происходит какая-нибудь очень большая война, как бы намекающая, что технологии может быть и становятся лучше, а люди — не очень.

И тогда обычно происходит возврат к культуре. Просто культура добрее. Она как мать, она всегда примет, и ничего от тебя не требует. И в отличие от науч-попа, на вышеупомянутые вопросы она таки может что-нибудь предложить. 

То же самое будет и в этот раз, и лучше бы нам не затягивать с этим возвратом, потому что если теперь опять дойдёт до войны, мы конечно выживем, но возненавидим науку и технологию до такой степени, что пройдёт очень и очень долгое время, пока мы снова решимся к ним обратиться. 

31
1
май
2016

Не знаю где вы увидели "так много". Я занимаюсь популяризацией науки уже более 5 лет, основал несколько научно-популярных проектов и не наблюдаю какого-то яркого тренда. Это просто информационная изоляция и не более того. 

Что касается поверхностного изучения. То скажите мне те области где подробное изучение чего-либо является нормой. Чтобы что-то изучать подробно нужна хорошая базовая мотивация и умение организовать себя. 

Научпоп же не претендует на образовательную функцию. Это попытка заинтересовать наукой и показать что наука - это круто! От науки зависит развитие нашего общества. Потом эти заинтересованные наукой люди с каким-то % конверсии углубляются в вопрос, какой-то очень маленький % возможно даже свяжет свою жизнь с наукой. 

Но если большинство людей принимает научную картину мира, то это однозначно хорошо, жаль что это только фантазия. О популярной науке можно говорить только в контексте конверсии, но чем сложнее материал, чем ближе он к образованию (систематическому материалу), тем меньше людей доходит до его изучения. Но нельзя сказать что это плохо, хорошо что этот процесс вообще существует. 

Опять же не стоит испытывать к необразованным людям презрение какое-то. Или считать себя некой элитой. Это называется на языке Лурка синдром "Я не быдло". Это очень плохой синдром. 

27
3
май
2016

У меня вопрос обратный: почему в среде ученых принято ненавидеть популяризацию? Чем для человека, далекого от науки, это так губительно и плохо? Популяризация – это мост на пути к настоящей науке. Как уже написал Илья Абилов, не всем достаточен поверхностный уровень, который дает популяризация. Скажу как гуманитарий, увлекшийся физикой, что в какой-то момент популяризация приедается, ибо в ней разными словами говорится одно и то же, а ты всё это уже слышал, читал, знаешь… и вот тут начинает тянуть к более глубокому изучению (в случае с физикой – к формулам), а это уже не поверхностный уровень.

Да и, элементарно, популяризация нужна для того, чтобы человек, далекий от науки, мог со здоровой долей критицизма относиться ко всему, что говорят ему знакомые (такие же далекие от науки), телевизор, Интернет, и учился, так сказать, «отделять зерна от плевел»: отличать настоящую науку от разных вариаций псевдонауки, коих сейчас развелось немерено. Ведь всяко лучше держать в руках Докинза или Хокинга, чем какого-нибудь Задорнова или Фоменко.

Если популяризации не будет совсем, то будет два лагеря: настоящих ученых, коих будет меньшинство, и псевдоученых, к которым примкнут и обычные, далекие от науки, люди, коих большинство, ибо происходящего в науке они не понимают, а доступным для них языком им о ней никто ничего не сказал. Популяризация учит объективному отношению к окружающей действительности и критическому мышлению – вот в чем одно из важнейших ее достоинств. 

11
0
показать ещё 2 ответа
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта