Почему люди безучастны к мужским трагедиям, как история Алексея Ухина - работы нет, долги по кредитам, взялся за пистолет, захватил отделение банка и был убит?

520
2
1
20 мая
19:53
Фотография: lioppa-begenoth.livejournal.com
май
2016

От кого-то неподалеку повеяло безысходностью и упадническими настроениями? Сматывай удочки. Сию тему на первый взгляд не назвать вопиющим триггером, да и состояние половинчатое: гром не грянул, человек не опустился совсем уж капитально. При взгляде на него мелькнет ощущение, что что-то с ним не так, но потеряно еще не всё. А значит, сам выкарабкается. Безысходность мужская болезненна вдвойне, хоть и эклектична. Даже во времена строительства коммунизма существовала унисексуальная (агендерная?) статья за тунеядство; всем памятны рассказы икон отечественного рока о том, как те трудились кочегарами, дворниками и т.д. Звериный оскал капитализма не только демонтировал прежние социальные институты, но и не предложил взамен ничего путного.

А вот безработица — триггер, который детонирует сильнее, чем пластид, чем пуд тротила, чем ядерная бомба. Особенно — и чаще всего — применительно к самцу гомо сапиенса.

До тех пор пока в ходу гендерный атавизм, что мужчина обязан быть добытчиком и кормильцем, иначе ай-яй-яй, не исчезнет ни агрессия, ни молчаливое сведение счетов с жизнью, ни прочие гадости.

Если девушка (дамы, простите) может подняться в жизни благодаря супругу, конвертировав фертильность в «видного жениха отхватила», то парню податься некуда. Мантры, что нынешний патриархат — это исключительно про «какого-нибудь мужика под боком»,— плод воспаленного воображения. Даже из армии парней дожидаются не все: попадаются рассказы, как еще в учебке (не прошло и полгода) приходят СМС известного содержания — и телефоны летят в стену. 

Такое чувство, что патриархат пошел на новый, многажды более жесткий виток. Наш ответ Чемберлену. Предоставление женщинам аж век назад после революции права на образование и равный труд с мужчинами вылилось на практике — и по прошествии столетия — в половинчатую, амбивалентную эмансипацию.
― Я мальчик, я не хочу ничего решать, мне опостылела эта бессмысленная война за то, чтобы быть не просто достойным человеком, а за титул чемпиона дня, исполинского гегемона, самого мужественного мужчины.
― Ну вот, опять я одна всё тяну.

Меж тем история Алексея Ухина дает нам обильную пищу для размышлений.

Хотелось бы надеяться, что по крайней мере эта трагедия инспирирует какую-никакую дискуссию о положении мужчин, отброшенных на задворки. История Алексея Ухина, по мнению авторов канала «Незыгарь» в Telegram, явственно напоминает сюжет знаменитого романа Достоевского.

Я понимаю боль, которая сподвигла убитого на бунт против системы. Лично мне не сломаться и не тронуться в момент безнадеги помог спорт и бокс. «Царапаться до гонга надо». Для амбициозного парня потерять пусть не всё, но многое, став безработным на обочине жизни,— это даже не серпом по яйцам. Это более изощренная экзекуция. Без анестезии, когда ты вдобавок подавлен и скован по рукам и ногам. Ты рыдаешь навзрыд от нахлынувшего чувства бессилия. Даром что кулаком можешь отправить человека средней комплекции в нокдаун…

Со мной случалось подобное падение: сделав нехилую карьеру к моменту окончания провинциального вуза, я был уверен, что с руками и ногами оторвут на местном рынке. Но попутно совершил несколько ошибок в смысле HR и собственного позиционирования, близких к фатальным, посему, уволившись пару раз, застрял в неизвестности. Ожидаемо, что на безрыбье от меня отворачивались девушки. В родном Воронеже в двух крупных компаниях, когда я собеседовался на пресс-секретаря, мне прямым текстом заявляли: «Вы знаете, вашими предшественницами у нас были женщины»; словно нет ни Сергея Ястржембского, ни Алексея Громова, ни Дмитрия Пескова. Кроме того, кидали на деньги, пытались кинуть, мерялись амбициями и эго, подставляли ради собственной выгоды или потому, что сами были пешками в чужой игре. А шерше ля фам… ну что шерше ля фам: на кой вам сдалось это убожество, зачем тщетно надеяться, будто угробите молодость на сей медный таз, и он засверкает? «Вы достойны лучшей (читай более презентабельной партии) доли».

Хвалиться тут нечем. Но вымораживает чрезвычайно однобокое представление о мужском благополучии априори. О том, будто общество на нас ни капли не давит. Оное пестуется и конформными патриархальными женщинами, и — сюрпрайз — даже теми, кто в Сети причисляет себя к феминизму. И те и другие не собираются отказываться от патриархальных механизмов стигматизации и фильтрации нежелательных мужчин (альфонс, нарцисс, потенциальный абьюзер, мямля). Невзирая на искалеченные судьбы; просто не все мужчины находят в себе смелость на столь специфичную исповедь аутсайдера.

Странно, конечно, что некоторые женщины, якобы свободные от гендерных предрассудков, тем не менее не горят желанием проявлять эмпатию к таким мужчинам. Кое-кто в пылу революционной борьбы/ресентимента и проекций вообще начинает охоту на ведьм либо отрицает необходимость поддержки в отношении мужчин:

А попытки завести конструктивный диалог превращаются в моноспектакль с постоянными отсылами к «стеклянному потолку», вопреки тому что женщинам, конечно, всё еще платят в среднем меньше мужчин, и это отвратительно, тем не менее дамы на управленческих постах — это не так чтобы редкость в наше время, согласно исследованиям. По данным Grant Thornton International, Россия лидирует (!) на планете по проценту женщин в топ-менеджменте. Аж 40% насчитали:

Перефразируя Паллада, «всякий мужчина — зло, но дважды бывает хорошим: или на ложе любви, или на смертном одре».

Мужская слабость — под запретом.

Потуги дезавуировать патетику о кризисе мужественности (каковую при этом искусно подменяют маскулинностью), судя по всему, обречены на лютый хайп (со стороны женщин, заколебавшихся быть сильными среди слабого и ненадежного русского мужичья) и на то, что альтернативной поведенческой программы не будет. «Зарабатываю больше мужчины или вообще поддерживаю его в сложный период? Стыдобища, позора не оберешься. Он вдобавок облюбует диван и давай лапшу на уши вешать, знаем мы таких». А суть сегодняшней маскулинности состоит в том, чтобы, стиснув зубы, карабкаться на гору. Сделай паузу — и «Твикс» ты успеешь скушать, но вниз тебя опрокинут не менее голодные соплеменники.

Разумеется, феминистки, знакомые с гендерными исследованиями или занимающиеся ими, наоборот, вносят свою лепту в кампанию по гендерному просвещению и рассказывают о нелегкой ноше маскулинности:

«В каждом обществе существует несколько моделей маскулинности — от доминантных до маргинальных. Доминантная (гегемонная) маскулинность выражает норму или идеал — это, как правило, “маскулинность тех мужчин, которым принадлежит власть” (Майкл Киммел). Общество поощряет следовать этому образцу, хотя далеко не все мужчины могут и хотят ему соответствовать. К так называемым маргинальным моделям маскулинности относят те, которые существуют в национальных, социальных или сексуальных меньшинствах, среди людей с ограниченными физическими возможностями. Мужчины-носители такой маскулинности часто воспринимаются как ущербные и подвергаются дискриминации и стигматизации.

<...>
В настоящее время проблемы маскулинности рассматриваются также в связи с необходимостью более глубокого и всестороннего осознания гендерных ролей в обществе и анализа мужской “составляющей” гендерного равенства. Это включает критический анализ доминирующих в обществе стереотипов, ценностей и норм маскулинности, а также выявление и решение проблем, с которыми сталкиваются мужчины (низкая продолжительность жизни, производственный травматизм, большая подверженность таким заболеваниям, как алкоголизм, наркомания, ВИЧ/СПИД, туберкулёз). Не следует также забывать о необходимости развития и поддержки той позитивной роли, которую мужчины играют, участвуя в решении вопросов гендерного равенства».

Но ведь даже на TheQ мужчин, которые по тем или иным причинам не орлы, всячески стремятся вычеркнуть из социума, издеваются над ними или попросту игнорируют:

Сергей Безруков написал для «Русского пионера» замечательную колонку о том, что право на счастье есть у каждого:

Вернемся к Алексею Ухину.

Отчаявшийся парень, которому, видимо, уже было не у кого просить помощи, который упал на социальное дно (почти 30 лет, безработный, судимость, живет с родителями, набрал кредитов), исполнил Родиона Раскольникова — от усталости быть «тварью дрожащей». Возможно, подлила масла в огонь и неустроенность в личной жизни. Кому нужен тунеядец и якобы «великовозрастный инфантил, неспособный к тому, чтобы съехать от родителей»?

У нас мужская проблематика совершенно не исследована — за исключением усилий отдельных энтузиастов, излагающих свои мысли в нейтральной стилистике (труды женоненавистников и ретроградных приверженцев патриархата благоразумно оставим за скобками). Поэтому жизненный путь мужчин состоит из марафона по граблям маскулинности. Жаловаться на проблемы — зазорно и западло. Жестокая патриархальная (вернее, кириархальная — патриархат как система власти мужчин+лояльные ему женщины) среда ежедневно сталкивает тебя с цветными витринами го́рода-сказки, симулякрами dolce vita и бравадами о том, будто «всё легко и просто» и «у нас море возможностей». Мы превратились в потребителей иллюзий. И мужчинам вписаться в тренд несоизмеримо сложнее. Хотя в какой-то степени и проще одновременно.

Попытки отрефлексировать состояние современных мужчин нужно предпринимать в тишине, поскольку публичная дискуссия распадается на атомы из-за двуличия общественного мнения. Доморощенные кириархальные оппортунистки готовы смешать с грязью, обвинив во всех смертных грехах (рохля, нытик, альфонс, «омежка», аутсайдер, который хочет быть андердогом; тухлый хрящ; латентный абьюзер). Сочувствия от мужчин тоже ждать не приходится: кому охота делиться ресурсами с каким-то там мутным голодранцем? В плутократической реальности самцы человека чуть ли не вусмерть рубятся друг с другом за ресурсы и фактически за выживание. За продвижение вверх по социальной иерархии. Многие за то, чтобы не угодить на дно, заплатили огромную цену. Кто-то, напротив, в силу разношерстных факторов начисто лишен представления о том, что такое бедность и лишения (пардон за тавтологию). Или же просто не желает замарывать свое светлое имя таким вот неприглядным меценатством. 

Дескать, две руки, две ноги, голова на плечах есть? Что ж ты придуряешься тогда? Ты, что, немощный, что ли?.. Ишь, нюни распустил, сатана

«В интервью “Лайфу” [отец убитого] Юрий заявил, что сын обладал спокойным и уравновешенным нравом. Последний раз он видел Алексея в понедельник, 16 мая, а его супруга разговаривала с сыном накануне захвата заложников, 18 мая. “Он сказал, что поехал на работу, может задержаться и вечером перезвонит”,— рассказывает отец.

По данным ГУВД Москвы, Алексей Ухин ранее участвовал в ограблении и был судим по 161-й статье УК РФ. “Газета.Ru” нашла несколько объявлений о поиске работы, которые размещал Алексей Ухин. Так, в январе 2015 года он пытался устроиться инспектором службы безопасности. “Контроль потерь и хищений; Проведение и организация работы, направленной на предотвращение и сокращение потерь товарно-материальных ценностей, контроль приемки и списания товара. Выявление фактов воровства покупателей и собственного персонала, контроль работы охранников, анализ движения товара в универсаме, контроль соблюдения правил внутреннего распорядка сотрудниками”,— говорится в его характеристике. Желаемый уровень зарплаты — 60 тыс. рублей.

В июле 2015 года Ухин также искал работу, но уже снизив зарплатный потолок до 50 тыс. рублей.

На этот раз он хотел устроиться персональным водителем. Себя он характеризовал “ответственным, честным, вежливым, пунктуальным”. Опыт вождения — более трех лет, стиль вождения спокойный. “Готов работать не только персональным водителем, но и семейным, офисным и с VIP-клиентами”,— писал он.

Также Ухин отмечал, что его рост — 178 см, вес — 69 кг, прописан он в Наро-Фоминске, но живет в Москве на станции “Речной вокзал”. “Не состою в браке, детей нет”,— указано в семейном положении. У Алексея Ухина, согласно данным резюме, есть опыт работы семейным водителем и инспектором службы безопасности. В 2014 году Алексей Ухин искал “инвестора для взятия займа”. “Перебрал уже сотни вариантов, но попадаются одни мошенники, если кто-то может помочь, пишите на майл”,— писал Ухин.

<...>

По данным следствия, на совершение преступления Ухин пошел из-за тяжелого финансового положения. У него было несколько непогашенных кредитов в одном из российских банков. Чтобы вылезти из долговой ямы, Ухин решился на ограбление. При этом следователи не исключают, что мужчина тщательно готовился к преступлению».

«Да, Ухина жаль — как жаль “маленького человека” Достоевского, сломленного,но способного на вызов. Но и обвинять полицию не будем — они ведь тоже выполняют свое дело и пусть, может, неловко (если можно называть неловкостью пущенную пулю в лоб), но спасли же тех 5 человек, которые вряд ли пожалеют Ухина. Морали у этой истории нет. Скорее — в ней все аморально. Но такова жизнь»,— этими словами завершают свой пост авторы «Незыгаря».

И они правы насчет аморальности. Однако надеюсь, что мы извлечем из этой трагедии уроки и перестанем с кондачка считать, будто у мужчин всё по умолчанию хорошо. Будто нельзя плакать, жаловаться — якобы по-прежнему западло («ты сильный, ты справишься», «нищеброд чё-то пищит из-под плинтуса», «помоги себе сам»), Будто в мужской социализации не бывает неустроенности. Перестанем развешивать ярлыки. Перестанем состязаться амбициями, дискриминациями (в зависимости от гендера и социального статуса). Ведь человек, прижатый к стенке, превращается в разъяренного зверя. V значит вендетта.

Обаятельный кинозлодей Вагит Валиев в сиквеле «Боя с тенью» произнес следующие слова: «Я — обычный человек, и я живу обычной жизнью, о которой Гоббс сказал: “Это война, все против всех”. Кто-то принимает эти правила, кто-то не принимает, и тогда всю жизнь на брюхе ползает, страдает, правду ищет там, где ее нет. А когда загибается, то в непонятках, а где все то, про что ему все детство втирали? А? Добро, любовь? А? Нету! Ничего нету! Пустыня. Волки и те честнее живут, они хотя бы не притворяются». Справедливости ради, Гоббс утверждал, утрирую, что именно государство способно прекратить «кровопролитие», предложив гражданам нечто вроде общественного договора.

Не хочу включать демагогию, но что если в следующий раз среди заложников окажутся ваши близкие? Злоумышленник снова будет третирован и назван «отверженным маргиналом», несмотря на то что всё могло сложиться иначе? Или опять, потупив взор, мы примемся на следующий день после катастрофы строчить колонки о кризисе маскулинности (с одной стороны) и с другой — пасквили о вертихвостках и т.п. упадке нравов, якобы потому что мужчины скурвились и пошли на поводу у обнаглевших гетер?

Такие как Алексей Ухин должны проходить реабилитацию, общество не вправе отвергать их, но давать один-два шанса на исправление всё же обязано. Из тех, кто оказался в схожей ситуации, но не имеет проблем с законом, не стоит лепить аферистов и ушлых покорителей дивана только на основе того, что сейчас им трудно. Не стоит сваливаться в проекции и транслировать на них собственные комплексы с фобиями. Один в поле не воин, ёлки-палки. Да, есть те, кто лениво чешет пузо на диване или сутками напролет режется в игры, посылая близких в пешее эротическое путешествие. А есть те, кто прилагает усилия, чтобы выкарабкаться из пучины, и гложет себя изнутри за то, что не орёл.

Извините за эмоции, но мужчины — тоже живые люди. И нам, случается, морально бывает так больно, что… И мы держим эту боль в себе, потому что нельзя, потому что если социальный капитал резко просел, не изображай из себя андердога и не надейся на сострадание, нытик.

17
2
июнь
2016

Ну слушайте, не так уж и безучастны. Кто смотрел Финансовый монстр, тот поймет о чем я. Режиссер, кстати, этого гениального( на мой взгляд)фильма - женщина, небезызвестная Джоди Фостер. Заставили-таки сострадать и рыдать по парню, захватившего в заложники Клуни и Робертс. Помимо этого Фостер  ненавязчиво тычет, что мы безучастны не только к мужской трагедии, а вообще к трагедии. А по мне, когда плачет тот кто "не должен", самое страшное. Вы, мужчины, нас тоже поймите. Когда воспитываешься превознося отца, когда папа "может все что угодно", трудно поверить что у вас могут быть проблемы.  Помню каким шоком было для меня , когда папа плакал на похоронах у дедушки. Но сразу говорю, я не считаю что "мужчины не плачут" и если мой мужчина заплачет, буду утешать. Сама-то я воспитана "не плакать" :)

1
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта