Почему английские слова right и left (правый и левый) также обозначают "правильный" и "оставленный"? Есть ли здесь связь?

2834
1
6
20 мая
12:14
май
2016

Вопрос чуточку наивный, но мне было интересно покопаться в формах и параллелях.

"Правый" и "правильный" имеют связь почти во всех индоевропейских языках, а вот "левый" и "оставленный" – случайное совпадение. История понятий "левый" и "правый" в английском интересна тем, что оба современных слова для их обозначения – left и right – развили это значение только в среднеанглийсом, хотя в древнеанглийском существовали их предки, унаследованные ещё от прагерманского состояния и имеющие "кузенов" в других языках.

Cо словом right всё более или менее понятно. Происходит оно от древнеайглийского riht "правильный, справедливый, подходящий", которое развилось из прагерманского *rekhtaz (к нему же восходят древнефризское riucht, саксонское, древневерхненемецкое и англское reht, голландское и немецкое recht, древнескандинавское rettr, готское raihts), а оно в свою очередь – от протоиндоевропейского *reg- со значением"двигаться по прямой" и "направлять" (отсюда, например, также идея "управления" в индоевропейских языках: лат. rex и гэльское – "царь"). К нему же восходят и греческое orektos "выпрямленный, вертикальный, удлинённый", и латинское rectus "прямой", и древнеперсидское rasta "прямой" и aršta- "исправлять", древнеирлансдкое recht "закон", валлийское rhaith и бретонское reiz "справедливый, мудрый, правильный".

Слово left – это потомок диалектного кентского и нортумбрийского lyft: "слабый, глупый" (родственное восточно-фризскому luf и диалектному голландским loof). При этом left никак не связано с немецким или голландским словами для обозначения "левой стороны" – link и linker соответственно. Они происходят от корня -slinc/slink, которому родственно древнеанглийское slincan и современне slink "ползти, красться". Слово lyft могло быть эвфемизмом, если происходит от проиноевропейского *laiwo- "подозрительный". К нему, в частности, восходит и русское "левый", и латинское laevus

Как же эти слова стали обозначать "левый" и "правый"?

В древнеанглийском за "правую сторону" отвечало слово swiþra, дословно "более сильный" (от swyþe – "очень", "весьма", "сильно"). Слово "левый" в древнеанглйиском – winestra, родственное древнескандинавскому vinstri (ср. дат. venster), дословно "более дружеский" (от wyne – "друг"; ср. в др. сканд. vinr "друг"). Это слово для обозначения "левой стороны" – эвфемизм, унаследованный ещё с праиндоевропейских времён. Оба слова, left и right, вытеснили winestra и swiþra только в XII-XIII в., это одна из многочисленных новаций среднеанглийского, связанная, по-видимому, с отсутствием наддиалектной литературной нормы, о чём я рассказывал здесь, когда более "простые" эвфемизмы вытеснили более "сложные". Любопытно, что "верность" за словом right фиксируется только в 1580-е в выражениях вроде You are right. А как вопрос Right? впервые задокументирован в 1961 г. 

Учитывая, что right в значении "правая сторона" фиксируется позже, чем left с противоположным, можно предположить, что первоначально left стало использоваться для обозначения "левый" по принципу аналогии, то есть какое-то время было прямое противопоставление: "правый" (swiþra) – "более сильный", "левый" (left) – "слабый". 

Вообще, в индоевропейских культурах наблюдается интересный семантический переход: для понятия "левый" используются эвфемизмы с положительным значением (так, в "Авесте" vairyastara "слева" происходит от vairya "желанный), однако самая идея "левости" была протипоставлена "правости", т.е. "левый" было связано с отрицательными значениями. Возьмём латинское обозначение "левого" – sinister и laevus. Римские авгуры изначально становились лицом к югу во время гадания, восток у них был слева, а знаки с восточной стороны считались благоприятными, поэтому оба слова в жреческой практике имели соответсвующее значение "благой". Однако под греческим влиянием авгуры стали становиться лицом к северу, и всё "обломалось в доме Смешанских": теперь восток был справа и левая сторона стала несчастливой – отсюда современное значение слова "ужасный" sinister в романских языках и заимствованиях. Однако именно в религиозных контекстах sinister и laevus имеют положительные коннотации. Чудеса чудесоватые.

Мы видим, что значение "левый", связанное с "плохим", не уникально в английском. Однако не уникально и развитие идеи "правости" из идеи "прямоты" и "правильности". В протоиндоевропейском за "правость" отвечал корень *dek-, от которого, в частности, происходит и латинское directus "прямой", которое дало французское droit "правый". Пралавянское *prāvъ, от которого просходят современные слова для обозначения "правой стороны" в славянских языках, восходят к индоевропейскому *pro- со значением "прямой". Так что развитие этих идей в английском совершенно не уникально.

Итак, почему "правый" и "правильный" обозначаются одним словом right – понятно: это общая тенденция. Почему же "левый" и "оставленный" имеют одну форму?

Это банальное совпадение, не первое и не последнее в английском. Слово "левый", как мы выяснили, восходит к среднеанглийскому lyft. Слово же "оставленный" – это страдательное причастие прошедшего времени от глагола to leave. В современном английском этот глагол "неправильный", то есть имеет нерегулярную форму образования причастия и прошедшего времени: to leave – left – left. В свою очередь глагол to leave происходит от древнеанглийского предка læfan, где он был слабым глаголом, то есть образовывал форму прошедшего времени и страдательного причастия через дентальный суфикс -ede-: læfan – lefde. В среднеанглийском этот глагол, как и некоторые другие (такие, как будущие have, make, send, sell, tell), перешёл в разряд "сильных", которые дали нам современные "неправильные" глаголы.

Если очень сильно упрощать, то сначала отпало окончание и вместо -an на конце звучит шва, которая на письме передаётся через e. Одновременно с этим происходит изменение гласной в корне, к XV в. /æ:/ перешло в /e:/, а после Великого сдвига гласных /e:/ перешло в /i:/, на письме же закрепилось написание leave, где ea в середине слова и e на конце обозначает долготу гласного. Однако форма прошедшего времени имела короткую /e/ (потому что следом два согласных), на которую не повлияли эти изменения. Кроме того, раньше согласный в середине слова был звонким, потому что за ним шёл гласный a. После отпадения окончания -an согласный стал глухим, а это в свою очередь оглушило и согласный в суффиксе/окончании -de (и сегодня мы знаем, что звонкость или глухость окончания /id/ в правильных глаголах связана с последней фонемой в корне). Из-за этих изменений эта форма на слух перестала восприниматься как регулярное изменение глагола – так глагол leave стал "неправильным".

В транскрипции эти измнения можно записать так:

  • leave: др. англ. /læ:van/ → ср. англ. /le:və/ → совр. /li:v/
  • left: др. англ. /levde/ → ср. англ. /levd/ → совр. /left/.

Совпадение же форм left произошло случайно: /e/ в left как "левый" произошло из древнеанглийского /ie/ в результате стяжения дифтонга – др. англ. /lyft/ → /lieft/ → совр. /left/.

Итак, подытоживаем.

  1. слова left и right стали обозначать "левый" и "правый" довольно поздно, только в среднеанглийском, вытеснив древнеайнглиские winestra и swiþra; все четрые слова были эвфемизмами, но первые два – более разговорными, а вторые – более "литературными";
  2. слово right изначально обозначало "правильность, справедливость", а значение "правая сторона" приобрело позднее – это явление общее для большинства индоевропейских языков;
  3. слово left как "левый" совпало по форме и звучанию со страдательным причастием прошедшего временеи глагола to leave случайно.

Всю основную информацию я взял с весьма полезного сайта http://www.etymonline.com, на который я в будущем Вам и советую заходить, когда возникают подобные предположения в духе "народной этимологии".

ОФФТОП. "Народная этимология" всегда довольно забавна. Давеча одна "коллега" на TheQuestion объясняла, что слово tense для обозначения английских времён можно объяснить через его "второе" значение "сжатый". И хотя ей несколько раз указали, что это случайное совпадение разных латинских слов в английских заимствованиях, она всё равно предерживалась мнения, что именно так, через неверную этимологию, нужно и можно объяснять ученикам "времена". Другой господин мне недавно в комментариях на YouTube с пеной у рта доказывал, что русские имена Олег и Ольга исконно-посконно славянские и происходят от слова "воля" и "льгота", а ни от какого ни от "этого вашего" скандинавского Helgi – это всё выдумки и измышления "норманнистов" из РАН. Ни ссылки на то, что слова "воля" и "льгота" никак не связаны даже в русском и имеют совсем разную этимологию, ни ссылки на то, что "в" в белорусском "Вольга" возникло уже в белорусском в связи с протезой (так же, как "вулица"), и что даже в приведённом белорусском будет Алег, а не "Волег" – на этого товарища не работали, а все ссылки на скандинавский материал отвергались по принципу "всё записано поздно под христианским влиянием". А.А. Зализняк приводил другой пример подобной "народной этимологии" в шутку: алкоголик – это человек с красным лицом, "ал кого лик". Посему вывод: уважаемые пользователи этого вашего интернета, ходите в этимологические словари =)

74
1
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта