Почему Сахаров служил Советскому Союзу, сделал бомбу, а потом внезапно начал говорить о правах человека? Почему он стал либералом зная о последствиях?

1313
2
0
14 мая
19:46
май
2016

Приведу отрывок из статьи Владимира Чеботарёва «Сахаров: Последнее испытание», опубликованной в №8 газеты «Совершенно секретно» за 2008 год, в которой даётся объяснение трансформации политических воззрений академика.

Историю, запустившую механизм переоценки его взглядов, Сахаров запомнил навсегда и позже подробно записал. Это случилось 22 ноября 1955 года. Военный руководитель испытаний и заместитель министра обороны СССР маршал М.И. Неделин устроил банкет для узкого круга высокопоставленных ученых и инженеров по случаю удачного завершения работы. Первый тост маршал предложил произнести Сахарову.

— Я предлагаю выпить за то, — сказал Андрей Дмитриевич, — чтобы наши изделия взрывались так же успешно, как сегодня, над полигонами и никогда — над городами.

За столом повисло молчание, как будто академик произнес нечто неприличное. Все замерли. Неделин усмехнулся и, тоже поднявшись с бокалом в руке, сказал:

— Разрешите рассказать одну притчу. Старик перед иконой с лампадкой, в одной рубахе, молится: «Направь и укрепи, направь и укрепи». А старуха лежит на печке и подает оттуда голос: «Ты, старый, молись только об укреплении, направить я и сама сумею!» Давайте выпьем за укрепление.

Даже через три десятилетия Андрей Дмитриевич не смог забыть пережитое в тот ноябрьский вечер. «Я весь сжался, — вспоминал он, — как мне кажется — побледнел (обычно я краснею). Несколько секунд все в комнате молчали, затем заговорили неестественно громко. Я же молча выпил свой коньяк и до конца вечера не открыл рта. Прошло много лет, а до сих пор у меня ощущение, как от удара хлыстом. Это не было чувством обиды или оскорбления. Меня вообще нелегко обидеть, шуткой — тем более. Но маршальская притча не была шуткой. Неделин счел необходимым дать отпор моему неприемлемому пацифистскому уклону… Смысл его рассказа (полунеприличного, полубогохульного, что тоже было неприятно) был ясен мне, ясен и всем присутствующим. Мы — изобретатели, ученые, инженеры, рабочие — сделали страшное оружие, самое страшное в истории человечества. Но использование его целиком будет вне нашего контроля. Решать («направлять», словами притчи) будут они — те, кто на вершине власти, партийной и военной иерархии. Конечно, понимать я понимал это и раньше. Не настолько я был наивен. Но одно дело — понимать, и другое — ощущать всем своим существом как реальность жизни и смерти. Мысли и ощущения, которые формировались тогда и не ослабевают с тех пор, вместе с многим другим, что принесла жизнь, в последующие годы привели к изменению всей моей позиции».

В отношении Андрея Дмитриевича к Неделину не было личной неприязни. Наоборот, он подчеркивает, что маршал производил впечатление человека очень неглупого, энергичного и знающего. Неделин был Героем Советского Союза, в Великую Отечественную командовал артиллерией многих армий и фронтов.

Через пять лет главный маршал артиллерии, главнокомандующий ракетными войсками стратегического назначения Неделин погиб при испытаниях межконтинентальной баллистической ракеты. Он отказался перенести утвержденный высшим руководством страны срок запуска, когда ему доложили о сбоях автоматики. Вместе с ним погибли двести человек. Включившиеся при аварии автоматические кинокамеры бесстрастно засняли агонию сгоравших заживо людей.

Вячеслав БабайцевОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
47
0
май
2016

Практически все "отцы-создатели" советской атомной программы были идеалистами и поборниками прав человека. В конце 1950-х гг. И.Курчатов выступал против продолжения ядерных испытаний. В 1938 г. Л.Ландау был арестован за антисталинскую листовку и освобождён на поруки по просьбе Н.Бора и П.Капицы. Когда стало известно о смерти Сталина, со словами "я их больше не боюсь" Ландау прекратил работу по атомному проекту.

Но и визави наших атомщиков в США занимали сходные позиции. Дж.Р.Оппенгеймер, занимая официальное положение, добивался в начале 1950-х гг. запрета на распространение ядерного оружия и прекращения гонки ядерных вооружений с СССР, за что пострадал в кампанию маккартизма, когда его лишили доступа к секретной информации и фактически отстранили от работы, дозволив только продолжать преподавание и научную деятельность.

Андрей АвраменкоОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
11
0
май
2016

Я не очень знаком с личностью Сахарова, но насколько могу судить, он ничего не делал внезапно и не менял в себе резко и радикально и точно не считал себя либералом. Он всегда делал то, во что верил. Сначала это было служение своей стране в качестве создателя бомбы, потом в качестве борца за права человека, которые в СССР, по официальным документам типа конституции, должны были быть на высоком уровне... Он был идеалистом, отчасти наивным, но последовательным и несгибаемым.

4
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта