Собственность в офшорных юрисдикциях не является противозаконной, а с этической точки зрения, иметь активы в офшорах – это сомнительно или нейтрально?

416
4
0
10 мая
13:41
май
2016

На мой взгляд, этот вопрос можно перефразировать иначе: "Признаете ли вы налогообложение своей страны справедливым, а свою обязанность платить установленные налоги не принуждением, а сознательным актом проявления социальной ответственности". В такой форме, мне думается, вопрос становится более личным, а не отстраненным. Ведь во всеобщем представлении офшоры - это про плохих богатых дяденек, которые наворовали, а теперь прячут свои деньги где-то далеко, дабы их не декларировать. И кажется, что вопрос как бы и не про нас вовсе, а о ком-то другом, далеком и, без сомнения, плохом. Но это не так. Это все тот же вопрос о признании необходимости существования налоговой системы, веры в справедливое перераспределение ресурсов, а также о желании сознательно в этой системе участвовать лично в полном объеме, установленном государством. Это вопрос веры в государство всеобщего благосостояния, если хотите. И вот в такой формулировке на этот вопрос становится ответить намного труднее, так как этическая составляющая вопроса начинает касаться каждого человека лично. Приходится задуматься: "Вот зарабатываю я 30 тыс.рублей и государство забирает у меня около 42% доходов (в различной форме) на мое медицинское страхование, очевидную или неочевидную, но пенсию. И я, в принципе, понимаю для чего плачу налоги. А если у меня доход 200 000 рублей и государство, которое платит моим бабушкам по 12 000, хочет забрать у меня 84 000 рублей. Значит разницу я отдаю чужим людям? А зачем? П если у меня доход 2 млн. в месяц? А если 40 000 000?". И в такой формулировке этическая часть вопроса состоит в следующем: сколько я готов отдать государству (безликому и мне непонятному), дабы оно, по неведомым мне принципам, перераспределило мои деньги между неизвестными мне людьми, да еще и поглотило часть по пути, в недрах своего аппарата? Хотя каждый человек понимает в той или иной степени, что делиться со слабыми надо и хорошо, но на каком-то этапе он начинает задумываться: "А почему, собственно, налоги слабых идут почти в 100% объеме на их же нужды, а мои, вопреки моей воле, идут на нужды этих же слабых? Я же должен отдавать больше только потому, что лучше умею зарабатывать. Это почти равносильно тому, что у талантливых художников будут забирать каждую пятую картину и приписывать ее авторство случайному человеку, не умеющему рисовать". Как раз на этапе подобных рассуждений возникает вопрос о вере в государство всеобщего благосостояния и индивидуальной социальной ответственности.

Когда ты начинаешь рассматривать свое или чужое отношение к офшорам через такую призму, то начинаешь понимать, что все рассуждения упираются в банальный конфликт элит и народа, который существовал во все века, был причиной революций и, к сожалению, до сих пор не разрешен. В какой бы степени человек не обладал высоким самосознанием, но, по мере перемещения из группы платящих налоги для себя в группу платящих налоги для других, у него неизбежно начинают возникать мысли о справедливости изъятия его средств в определенном объеме в пользу чужих людей, о квалифицированности и эффективности распределительной системы (ведь чем больше ты зарабатываешь, тем более высоко оцениваешь свою личную способность перераспределять свои средства внутри общества. Например, начинаешь думать, что лучше сам отдашь деньги нуждающемуся, чем пустишь их в государственную машину, где их часть потеряется). Несомненно, все эти размышления должны быть скорректированы на понимание, часть налогов идет на поддержание инфраструктуры, обороны и т.д. Тех благ, которыми ты пользуешься пропорционально с остальными, но не способен обеспечить без участия государства. Дальнейшее отношении зависит от внутреннего восприятия масштабов социальной ответственности, которую человек готов на себя взять, его личного взгляда на то, должен ли он делиться с обществом своим благосостоянием, зачем и в каком объеме и форме. Хотя демократия предполагает свободу воли, но лишает человека этого выбора: делиться/не делиться. Большинство требует, чтобы с ним делились, причем, в строго регламентированном объеме. Офшоры этот выбор возвращают. Это как бы дает "художнику" прятать свою каждую 10 или 15 картину по его выбору, потому что отдать одну "картину" случайному человеку и поделиться, чтобы он почувствовал себя лучше - это одно, а отдавать ему каждую пятую, тем самым позволив ему устраивать персональные выставки за твой счет, это уже слишком. 

 Конечно, в России один из мотивов владения собственностью в офшорной зоне - это попытка спрятать то, что по логике общественности не должно принадлежать человеку. Т.е. то, что украдено из чужих налогов и присвоено, а потом еще и спрятано. Тут этика совершенно другого рода. Это вопрос не об этичности офшоров, а об этичности воровства. Где спрятать ворованные деньги не так важно. Офшоры, конечно, дают такую лазейку. Но признавать их неэтичными, потому что у нас в России воруют, это путать причину со следствием.

Кирилл СаенкоОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
17
0
28 января
00:12

Если эти активы оставлены в рамках закона, то никто ничего и не скажет. Допустим на Мальте реально сделать даже гражданство при вложении определенного количества средств. Я даже читал в статье спам что правительство этой страны полностью проверяет все средства как они пришли к вам и если что могут дать отказ в получении таких документов. 

-1
0
27 января
18:02

Мне кажеться, что нейтрально..........................................................................................................................

-1
0
показать ещё 2 ответа
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта