Поделитесь историями о ваших дедах/прадедах, которые прошли войну?

896
9
0
8 мая
09:46
май
2016

Мой дед по отцу умер, когда мне было 11 лет. Последние годы он тяжело болел. Поэтому было как – то не до расспросов о войне. Из документов и фотографий знаю, что дед был призван в октябре 1943 года в возрасте 17 лет. Сначала в боях не участвовал. Был шорником – изготавливал сёдла, уздечки и ременную упряжь для лошадей. По обрывочным рассказам, дед также занимался сбором тел погибших после боёв в составе специальной команды. Самому повоевать ему довелось только в конце войны. В 1945 году в качестве сержанта – автоматчика он участвовал в боях на территории Восточной Пруссии. Затем несколько лет служил в Кёнигсберге (Калининграде). Демобилизовался в 1949 году. Потом переехал в Подмосковье, женился и несколько десятилетий работал на Мытищинском машиностроительном заводе.

Дед по матери был призван в начале войны. Он служил миномётчиком. Был ранен в руку, стал инвалидом. После войны ещё долго трудился на том же предприятии, что и дед по отцовской линии. Он был скромным человеком и на публике никогда не афишировал, что является ветераном. Не пытался на этом основании добиваться для себя особых льгот и привилегий, даже в тех случаях, когда это было возможно. На моей памяти, дед только один раз попросил водителя маршрутки подвезти его бесплатно, сказав, что является участником войны. Тот без колебаний ответил: «Садись, отец».

О войне он рассказывал, в основном, во время праздничных семейных застолий, после пары рюмок спиртного. Но это было, скорее, на уровне баек. Как подбил самолёт из винтовки, как видел Жукова и тому подобные истории.

Тяжёлых рассказов о войне слышал от деда мало. Только один раз он говорил о том, как был ранен. Их часть вела бой в лесополосе. Прилетел немецкий самолёт и сбросил на советские позиции несколько бомб. Одна из них разорвалась недалеко от деда. Он в это время держал у груди мину и готовился зарядить орудие. Осколки авиабомбы прошили ему правую руку. Затем, отрикошетив от мины, они отлетели в сторону. Дед говорил, что ему невероятно повезло. Если бы он не держал мину в тот момент, все осколки попали бы в грудь. Кроме того, снаряд каким – то чудом не сдетонировал от удара. В госпитале деду сначала собирались ампутировать кисть руки, но он упросил врача не делать этого. Его прооперировали и комиссовали из армии по ранению. Однако часть мелких осколков оставалась у него в руке до конца жизни. Было видно, что ему трудно двигать травмированной конечностью. Рука плохо сгибалась и работала хуже, чем левая.

Ещё дед однажды рассказал, что после демобилизации хотел написать свои воспоминания о войне. Но бабушка настояла на том, чтобы он этого не делал. Она сказала, что в существующей политической ситуации такие записи могут в итоге обернуться против него самого. Также, по рассказам моей матери, бабушка неоднократно одёргивала его, когда он начинал критиковать советскую власть, со словами: «Ты что забыл, как к соседям приходили и забирали?!».

Надо сказать, что дед до конца жизни оставался убеждённым антикоммунистом и постоянно повторял: «Во всём виноваты Маркс и Энгельс». Его отец, по отрывочным рассказам, был донским казаком – белогвардейцем и умер от ран в годы Гражданской войны. А мать, оставшуюся с несколькими детьми, раскулачили во время коллективизации. Сам он в постперестроечное время поддерживал Ельцина и всегда активно голосовал на выборах, чтобы не позволить коммунистам прийти к власти.

Дед умер в марте 2000 года. После него настоящих фронтовиков в нашей семье не осталось. Был ещё родной брат моей бабушки по отцовской линии, который скончался пару лет назад. Он в конце 1940 – х годов в составе войск МГБ участвовал в боях с УПА на Ровенщине. Но это уже немного другая история.  

Вячеслав БабайцевОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
21
0
май
2016

Самый короткий рассказ о войне в этой теме.

У моего дедушки в 1940 году было 17 братьев и сестер, а у бабушки 11 (итого 30 человек). В 1945 в живых осталось 15 человек.

P.S. После сталинских лагерей - 5

11
0
май
2016

Расскажу о воспоминаниях моего деда о войне.

Когда началась Великая Отечественная война, моему дедушке было 8 лет. Он жил с родителями и двумя сестрами в деревне Воротынь Бобруйского района Могилевской области. 

Родители дедушки были бабтистами, поэтому их религиозные обряды отличались от религиозных обрядов православных, которых в их деревне было немало. В красном углу их дома стояла Библия, которую его отец привез из плена в Польше во время Первой Мировой войны, где был и крещен в баптисты американскими миссионерами. Иконы отдали православным соседям. Дедушка обращал внимание и на то, что их семья не ходила в церковь, а молилась дома.

То, что война несет непосредственную угрозу собственной жизни и жизни близких дедушка понял, когда впервые увидел немцев: в их деревне они появились на четвертый день войны, 26 июня. Также он слышал тревожные разговоры родителей о старшем брате Михаиле, который учился в Ленинградском железнодорожном техникуме и до конца лета от него не было никаких известий (зетем выяснилось, что он, добавив себе год возраста, записался в народное ополчение и оборонял Ленинград со стороны Ладожского озера).

Первыми фашисты убили коммунистов, 5 человек. Ребята из деревни, в том числе и мой дед, бегали смотреть на убитых. Было очень страшно и не понятно, что такое плохое они сделали, за что их нужно было лишать жизни.

Во время войны не хватало продуктов питания, одежды, обуви, лекарств. Многие болели тифом и умирали. Немцы забирали у жителей деревни свиней, коров, домашнюю птицу, продукты питания, теплые вещи, подушки, одеяла.

В один из осенних вечеров тетка Анна, сестра матери, сказала, что видела в Бобруйске развешанные на столбах листовки, в которых сообщалось, что немцы дошли до Москвы, а в Ленинграде страшный голод. Мать деда от этих слов окаменела. А его отец сказал: «Лухта Гэдельс (Геббельс) брэша, а вы, бабы, верыце. Не можа быць такога. Куды ж знікла савецкае войска?»

Давно ходили слухи, что военнопленных немцы забирают в концлагерь. Уже после войны стало известно, что в Бобруйском концлагере фашисты уничтожили более 80 тысяч военнопленных. В один из вечеров, после семейной молитвы, родители дедушки решили помогать военнопленным. Весь следующий день мать пекла хлеб, а вечером отец резал его на части, дети клали между кусками сало и обкручивали бутерброды льняными нитками. Когда работа закончилась, отец сказал: “Дзеці, гэты хлеб заўтра аднясе маці ваеннапалонным”. Дети начали плакать. Тогда мать сказала: «Калі мы дапаможам гэтым людзям, то і Бог дапаможа нашаму сыну, вашаму старэйшаму брату». Днем мать пекла хлеб, а темным утром носила хлеб военнопленным. Она знала, что если не помогать друг другу, то мир начнет разрушаться. 

 В 1944 году в доме дедушки всю осень-зиму вместе с их семьей жили еще 6 семей, эвакуированных с линии фронта, которая находилась у Днепра (всего 40 человек).

Во время войны школы продолжали работать. Программа была антисоветской направленности: в учебниках все написанное про СССР стиралось, затушевывалось. Дети, кроме школы, помогали по хозяйству, в свободное время играли, общались. В основном, это были игры и разговоры на военную тематику.

Несмотря на трудности, голод, болезни дедушка надеялся остаться живым. Он был уверен в том, что Советская армия сильная. Веру в победу вселяли приходившие, хоть и редко, письма с фронта от брата, который был танкистом и участвовал в битве на Курской дуге, воевал в Прибалтике, Кенигсберге; отца, который ушел на фронт в 1943 году в качестве вольнонаемного сапера; односельчан, ушедших на фронт.

Деревня дедушки была освобождена от фашистской оккупации летом 1944 года. Через его деревню проходили солдаты, просили дать им немного еды, сообщая, что немцы убегают. Все домашние радовались и говорили, что скоро вернутся с войны их брат и отец.

Во время войны никто из жителей деревни Воротынь не пошел в полицию, никто не попал в гетто. Только двое парней были вывезены на работу в Германию, но после войны они вернулись домой. 

Со своим военным детством дедушка связывает следующие эмоции и переживания: отзывчивость, смелость, терпение, любовь к Родине, чувство уважения и гордости к отцу, Прокопчику Прокопию Денисовичу, который дошел до Берлина и участвовал в разминировании рейхсканцелярии Гитлера; к брату Михаилу, который был тяжело ранен в Маньчжурии и чудом остался жив. 

9
3
показать ещё 8 ответов
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта