109
2
0
6 мая
10:51
май
2016

На самом деле я не думаю, что это продукт именно политический, мне кажется, тут вовлечён исключительно страх чего-то необычного (более того, абсолютно неизвестного!). Мы не знаем, что ждать от этих "других" людей, они абсолютно другие – со своей историей, культурой, часто у нас вообще нет ничего общего.

Могу привести пару примеров из моей жизни.
Моя жена – американка, но она европейских корней, и для неё латиноамериканцы/негры не так "страшны", отторжения нет – она их видит постоянно. В Китае же азиаты были для неё чем-то диковинным, и она чувствовала себя немного неуютно среди них. Для меня же азиаты не являются чем-то необычным – я их вижу каждый день, поэтому китайцы всего лишь немного другие, но по сути те же знакомые лица.

То же самое с моей сестрой, когда она училась в университете, у них были негры по обмену, и она, ни в жизни до этого их не видев, чувствовала какой-то внутренний дискомфорт, находясь рядом с ними.

Это не желание сделать их "низшей" расой, нет, просто страх, когда непонятно, чего ожидать – очень глубокий страх незнакомого.

2
0
май
2016

Человек не доверяет всему незнакомому, всему тому, к чему не привык, тому, что кажется ему странным и непонятным. На незнакомую, новую пищу в другой стране вы будете глядеть с опаской и пробовать её очень осторожно. А тут вдруг люди, не похожие, не такие. Наверно, что-то с ними не так. Отсюда берется первое чувство, неосознанное. А дальше опытные политики, ораторы, для получения контроля над толпами людей, для осуществления своих целей, подогревают это ощущение и заставляют его разрастись до ужасных размеров.

1
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта