Какие приоритеты России во внешней политике в ближайшие 5 лет?

169
2
0
4 мая
17:28
май
2016

В данный момент перед Москвой стоит задача выдержать давление со стороны США и их союзников. Одновременно Россия пытается уменьшить политическую изоляцию, адаптировать экономику к санкциям и низким ценам на нефть, противостоять Западу в информационном пространстве. С февраля 2014 года Кремль де-факто находится в «режиме войны», а президент Владимир Путин — в роли военного лидера. Пока Кремлю удается держаться на этих позициях.

Кремль утверждает, что будет следовать этим курсом и дальше, что не собирается идти на попятную и мириться с Западом за счет уступок и обещаний «исправиться». Как заявил министр иностранных дел Сергей Лавров, с политикой умиротворения Запада в ущерб национальным интересам России покончено. Более того, осенью 2015 года Россия снова бросила вызов миропорядку, основанному на гегемонии США, начав военную операцию в Сирии. Москва разрушила монополию Вашингтона на применение силы на международной арене и эффектно вернулась в регион, который покинула в последние годы существования СССР.

Главные внешнеполитические приоритеты России, и это доказывают ее действия на Украине и в Сирии, — блокирование дальнейшего расширения НАТО в Восточной Европе и подтверждение своего статуса великой державы за пределами постсоветского пространства. Стратегия Москвы — создавать такие условия, чтобы ее бывшие партнеры, а ныне соперники, и прежде всего США, были вынуждены признавать интересы России в сфере безопасности (так, как их видит Кремль, а не Вашингтон) и ее саму — как великую державу, с которой следует считаться на мировой арене.

Этими приоритетами Москва руководствуется в переговорах с Западом по Украине и Сирии, по иранской и северокорейской ядерным программам. С помощью соглашения «Минск-II», заключенного в феврале 2015 года, Москва надеется создать непреодолимые препятствия для вступления Украины в НАТО и внедрить в ее политическую систему пророссийский элемент. А в результате будущего мирного урегулирования в Сирии Россия рассчитывает, что США перестанут смотреть на нее свысока, что она вернет себе роль одной из главных внешних сил в регионе и сохранит Сирию в качестве своего геополитического и военного форпоста.

Готовность России взаимодействовать с европейцами по ситуации на Украине и ее предложение создать коалицию против самопровозглашенного «Исламского государства» в Сирии связаны с тем, что Москва хочет добиться отмены или постепенного ослабления санкций и восстановления, хотя бы на каком-то уровне, экономических отношений с Западной Европой. Россия рассчитывает, что деловые круги европейских стран — особенно Германии, Франции и Италии — вынудят свои правительства снять режим санкций. Москва с живейшим интересом наблюдает за нынешними событиями в Евросоюзе, надеясь, что усиление национальных интересов в политике стран ЕС откроет новые возможности для улучшения отношений с европейскими государствами по отдельности.

Из-за разрыва с Западом возросло значение связей с другими партнерами. Одна из главных задач здесь — повысить продуктивность отношений с Китаем, растущей мировой державой с крупнейшей в мире экономикой, которая не присоединилась к антироссийским санкциям. Однако у китайско-российской дружбы есть свои ограничения. Китай не хочет портить деловые отношения с Соединенными Штатами, а Россия старается не попасть в зависимость от экономически более сильного партнера; кроме того, интересы и стратегия двух стран не всегда совпадают. Таким образом, основные приоритеты в этом направлении — это укрепление связей с Китаем и сохранение дружественного характера двусторонних отношений, но не создание альянса с Пекином.

Вместо «Большой восьмерки» (ныне «семерки»), из которой Россию исключили, она входит в «Большую двадцатку» и БРИКС, а систему саммитов Россия — ЕС и Совет Россия — НАТО ей может заменить Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Таким образом, Москва, можно сказать, обустраивается в незападном мире. Ее основными партнерами становятся Бразилия, Вьетнам, Индия, Индонезия, Иран, Куба, Пакистан и ЮАР. Однако пройдет немало времени, прежде чем Россия сможет почувствовать себя комфортно в этой новой международной среде.

Москва утверждает, что один из ее приоритетов — развитие экономической интеграции в Евразии. На деле же экономический кризис, затронувший весь евразийский регион, и особенно саму Россию, а также ее политическая конфронтация с Западом отодвинули Евразийский экономический союз (ЕАЭС) в сфере внешнеполитических интересов Москвы на задний план, и такая ситуация, вероятно, сохранится до 2020 года. Однако поддержание близких двусторонних отношений с такими партнерами, как Белоруссия и Казахстан, будет иметь важное значение для России.

Перечислив цели, которые ставит перед собой Кремль, необходимо также упомянуть цели, которые он перед собой не ставит и даже не рассматривает. Так, Москва не намерена завоевывать страны Балтии или создавать там пророссийские анклавы, усугублять гуманитарную катастрофу в Сирии, чтобы «затопить» Евросоюз волнами беженцев и свергнуть германского канцлера Ангелу Меркель, а также не собирается захватывать Украину.

Полный текст публикации Дмитрия Тренина на сайте Московского Центра Карнеги

5
0
май
2016

Святая уверенность в своей правоте и глубокой осведомлённости нашей интеллигенции снова играет с ними злую шутку. Оппозиционный напор креативного класса, в действительности, подпитывается собственными ощущениями ("было лучше стало хуже, было плохо будет еще хуже") и подогревается соответствующими слоями нашего общества, увы, заинтересованными в политической дезинтеграции. 

Всякое инакомыслие, даже осведомлённое и подкреплённое сотнями фактов, не говоря уж о трезвом обозревании периодических экономических и геополитических процессов за последние 3 столетия, становится просто не возможным.

Ответ Дмитрия Тренина совершенно адекватен реальности, даже несмотря на то, что он не соответствует тому, что кто-либо хотел услышать. 

0
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта