4864
3
0
28 апреля
09:13
октябрь
2016

Допустим. Но сформулировать критерии оного не представляется сколько-нибудь возможным.

Был у меня друг, назовём его Саввой. Лет десять назад мы с ним много спорили, по всему, и его позиции были в целом ортодоксальнее. После очередного очень долгого ночного срача, кажется, за непротивление злу или что-то такое (позиции сторон не помню, вру, помню, но не скажу), Савва таки поинтересовался, как у меня дела. Я сказал, что хорошо, читаю Камю. "Камю не к добру" — было мне единственным ответом.

Вот. И с одной стороны, я могу сколько угодно говорить, что искусство по умолчанию нейтрально, и это правда, и оно так, но я не могу не признать, что я очень хорошо понимаю, что Савва имел в виду.

Проведём эксперимент. Представьте себе, что вам нужно описать окружающий мир, используя только слова "есть", "лишь" и "смерть". Как вы их ни крутите, модели выйдут понятно какими. Можно расширить этот вокабуляр до ста слов, но если там будут главным образом только синонимы изначальных, то и мир получится соответствующий.

Каждая книга, каждая картина, даже музыка и архитектура — предлагают нам собственный вокабуляр — не словесный, понятно, а концептуальный. Их всех можно оценивать по тому, что там есть, и чего там нет.

В вокабуляре Толстого, например, есть история, культура, страсть, выбор, есть концепция человеческой природы, и в ней — возможность личного спасения. В вокабуляре Камю нет ничего из этого — у него есть отстранённость, неспособность соединяться с другими людьми, неконтролируемость собственных действий, несконцептуализированность человека, а действие всегда происходит в текущем моменте, без прошлого и без будущего.

Всем очевидно, что Камю, тем не менее, не вреден — едва ли, прочитав Камю, вы немедленно застрелите араба. Но что будет, если взять вокабуляр Камю, и действовать, исходя из него?

Ведь в отсутствие собственного наработанного вокабуляра, у человека есть только тот, что он сознательно или несознательно получает из окружающего мира — от других людей, из телевизора, музыки, книг, игр. Абсолютное большинство людей говорит заимствованным языком, и именно язык очерчивает границы человеческого мира: то, чего вы не можете сформулировать, для вас всё равно что невидимо (а влиять оно всё равно будет).

Хорошее искусство — очень убедительно. Для человека, прочитавшего того же Камю в определённом возрасте, он на долгое время станет главным modus operandi. Его вокабуляр перевесит все остальные.

Проблема в том, что вокабуляр Камю намеренно ограничен. Такие вещи как "я тебя люблю", "прости меня" и "помоги мне" — в нём не сформулировать, а для человеческого, с позволения сказать, духовного выживания они необходимее, чем "сегодня маман умерла". Потому что путь героев Камю всегда довольно односторонний, и вместе с вокабуляром Камю, читатель принимает и этот путь. И давайте уж не вертеться, этот путь во всех отношениях вреден.

Это не значит, что Камю надо не читать. Читать надо, обязательно — потому что он соответственно даёт то, что не даст Толстой.

С этим просто нужно уметь работать. Искусство — это как очень долгий поход в горы. Не зная, как себя в нём вести, вы почти наверняка себе навредите.

80
7
апрель
2016

Что значит "вредное искусство"? Вредное для здоровья? Для психики? Для нравственных устоев? Для общества целиком или отдельных его членов? Эстетика, которая развращает? Посмотрел кино, да и решил стать преступником? Задайте себе эти и другие уточняющие вопросы и вы сами поймете, что постановка вопроса не имеет смысла. Неужели коррупция - это результат увлечения опасной живописью, а домашнее насилие - следствие просмотра неправильного перформанса? Или вот такой вопрос. Что вреднее для человека: увлечение панк-роком или жизнь в городе, где нет ни музея, ни театра, ни студии бальных танцев?

Само по себе искусство ничем навредить не может. Во всяком случае, не более, чем какие-либо другие виды человеческой деятельности.

2
0
октябрь
2016

Искусство может быть вредным? Смотря для кого?
Приведу пример, когда уличный художник нелегально наносит граффити на поезда метро, такое положение дел наносило большой ущерб метрополитену города Нью-Йорк в 80х годах. Конечно не все это называют искусством, но в кругах граффити художников это ценится. 
Имя BANKSY долго оставалось на слуху благодаря его нелегальным провакационным работам, на которых высмеивались абсурдные поступки государственных служб. Но тем не менее, работы оценивались тысячами долларов.

-3
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта