Чем является высшее, чего может достичь человек, проявляемое в реальном мире?

106
2
0
26 апреля
17:38
апрель
2016

Как много слов.

Все плывет, колышется, и покоится в неподвижности. Нет ни времени, ни вечности. Нет ни пространства, ни пустоты. Нет ни утверждения, ни отрицания. Есть Ты и Я как вариант Тебя, и Ты как вариант Меня. И ни Тебя, ни Меня нет, и Мы — есть. Получается сплошной хаос. И в то же время нет ни хаоса, ни порядка. Нет ничего, нет никого. И все есть, и есть всё. Все понятия и утверждения, слова-вербализмы тонут...

Поэты могут так использовать слова, что высекают искру понимания.

И это хорошо. Значит, не все потеряно. Значит, есть пророки. Значит, мы живем.

Правда, это не отменяет правды многосмысленности каждого высказывания. Каким бы оно однозначным не было. В принципе, именно эту многозначность, полисемантику и называют индусы майей, иллюзией. В то же время само понятие майи — многозначно. Нет иллюзии без истины.

Впрочем, и понятие истины исходит от слова «есть», «существование». Мы с тобой просто разные стороны этого «есть». Возможно, не очень-то и разные стороны. Возможно, и сторон нет. И каждая сторона — это сто ворон, разлетающихся в испуге от слова «истина»...

Испуганы ли мы? Не потому ли вынуждены общаться? И что такое грусть? И что такое печаль? И зачем эти глупые вопросы? И зачем эти важные вопросы? И зачем мы? И зачем вопрошать? И зачем отвечать? И почему вопрос есть обратная сторона ответа? И нет вопросов. И нет ответов. И никогда не было ни одного вопроса. И никогда не было ни одного ответа.

И мы безответные... И мы безвопросные... И мы... Мы ли?

Наша реальность — большая сказка.

Каким бы глубоким ни было переживание, оно всегда будет игрой. Со всеми атрибутами серьезности и игривости. С другой стороны, подлинная реальность более полно познается через некоторое погружение в субъективность, до определенной степени объективную субъективность. Это относится ко всяким религиозным и мистическим переживаниям. Нужно уметь смотреть на них как на истинный опыт и в то же время видеть в них не более чем инструмент развития. И если надо, то и вовсе о них забыть, какими бы они великолепными и истинными не были. Всякий опыт есть не более чем метафора. На самом деле все, буквально все зависит от познающего субъекта. Это страшно. Весь мир зависит, включая Бога. Самая глубокая Истина зависит. И именно поэтому мы страшимся этого и уходим от прямого познания. Хватаемся за метафоры. Боимся потонуть в безобъектности. Боимся потонуть в бессубъектности. Боимся языка своего и радуемся его величию. Величию человека. Величию реальности.

Слово — наш инструмент на века. Бог — наш инструмент на века. Трудно быть Богом. Потому что приходится быть человеком. Иной раз это потруднее, чем быть Богом. Понятия цели, средства, инструментария — тоже неоднозначны. В определенной точке мышления (есть ли оно?) все сливается в точку. И любое слово становится истиной. И любое слово мерцает ложью. И ложь преобразуется в ложе для Истины. Надеюсь, не прокрустово :).

Радуйся словам своим, ибо они не только твои.

-2
0
апрель
2016

Попадание в рай в этой реальной собственной жизни и избавление от всех проблем. Для этого необходима психологическая смерть при жизни в живом теле и, таким образом, достижение реального бессмертия. Познание смерти есть достижение бессмертия и, таким образом, вечной жизни, даже после смерти конкретного тела.

-2
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта