Алан Билаонов
апрель 2016.
121

Имеет ли право история как наука отвечать на вопрос "почему это произошло"? Ведь все события, даже недавние, имеют множество трактовок. Отсюда один субъективизм

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

История вполне имеет на это право. Главный вопрос истории именно не "когда?", а "почему?".
Скорее речь не о праве науки отвечать на этот вопрос, а о компетентности конкретных исследователей.
Тем более почти ни когда не существует единой точки зрения, среди историков, всегда есть место научному спору.
Определенные "усредненные трактовки", приняты для общего удобства и начального\среднего образования.
Но даже в разных странах они могут радикально отличаться. 

2

Отвечая на вопрос "почему", историки (мои наблюдения в институте, публичные лекции) в своей массе выбирали объяснения и трактовки исходя из собственных идеологических представлений. Соответственно, если в аудитории было бы два историка одинаковой компетенции, но разных идеологических взглядов, то они бы спорили до бесконечности. У каждого были бы свои доводы. И я не берусь их осуждать, так как невозможно изучать историю, полностью абстрагируясь от своих устоявшихся взглядов. В связи с этим, как мне кажется, история при попытке ответить на вопрос "почему" (а делает она это устами историков с присущими им субъективными взглядами) превращается из науки в нечто напоминающее исторический роман. Но это мой взгляд дилетанта.

0
Ответить

У любой науки есть методология. Публичные лекции и споры профессуры это зачастую весело и познавательно. Но первые предназначены для популяризации истории, а вторые носят во многом личный характер.
Если же читать статьи и монографии, то там исследователь куда больше старается абстрагироваться от личного.
Когда мы говорим о науке, то подразумеваем использование научного метода, у истории тоже есть своя методология, только подобные знания редко покидают профессиональный цех)

+1
Ответить
Прокомментировать
Ответить