Роман Волобуев: «На следующем фильме всем уже будет плевать, критик я или не критик»
В этом году бывший кинокритик Роман Волобуев выпустил свой дебютный фильм «Холодный фронт». Начинающий режиссер рассказал, помогает или мешает снимать кино профессия кинокритика, почему герои его картины русские и чем хороши плохие фильмы Вуди Аллена.
9 вопросов
1. Почему герои "Холодного фронта" - русские? Это важная деталь? Почему вы не сделали их лишенными любой национальной идентификации, как герои "Лобстера"?2. Почему фильмы кинокритиков выходят такими плохими?3. Ваше прошлое кинокритика вам больше помогает или мешает в смысле продвижения фильма?4. Рецензия на самого себя - это такой классный ход, чтобы заранее сказать за критиков все их аргументы и поставить их в глупое положение или просто шутка?5. Зачем вообще молодому режиссеру сейчас снимать полный метр, а не сериал?6. На какие блоги о кино подписаться?7. Какое у вас главное guilty pleasure в области кино?8. Какое самое недооцененное русское кино нулевых?9. Почему сейчас так мало хороших фильмов ужасов и в каждом из них одни же штампы?

Они русские потому же, почему русский я — мы здесь родились, это судьба. У них беда с самоиндентификацией, как у многих молодых «русских европейцев», которые любят притворяться, что они на самом деле иностранцы какие-то — и мне эту часть характеров не хотелось терять. То есть можно было, наверно, как у Звягинцева в «Изгнании» сделать — назвать их всех Марк, Алекс, Ева, Флора и Фауна (Устинова точно бы была Фауной), но тогда надо было снимать на английском, и Света бы не смогла кричать: «Эй, французы!». А как без этого.

2/9 Почему фильмы кинокритиков выходят такими плохими?

Я бы не обобщал. У Годара с Оливье Ассаясом, может, и плохие. У нас с Пак Чан-Вуком и Трюффо — нормальные.

..................................

3/9 Ваше прошлое кинокритика вам больше помогает или мешает в смысле продвижения фильма?

В практическом смысле, конечно, оно нам помогло. У «Холодного фронта» было такое количество прессы, которое редко бывает у маленьких русских дебютов — если бы я был выпускником ВГИКа или пришел из рекламы, нами бы, наверно, сильно меньше интересовались. К тому же, ну, я прекрасно помню, как трудно начинать заметку — а тут сразу готовое: «Как известно, бывшие кинокритики...». Но мы сейчас, к счастью, этот кредит израсходовали. На следующем фильме (если он будет) всем уже будет плевать, критик я или не критик.

4/9 Рецензия на самого себя - это такой классный ход, чтобы заранее сказать за критиков все их аргументы и поставить их в глупое положение или просто шутка?

Это была идея издателя Meduza Ильи Красильщика — он меня встретил в баре и попросил написать к премьере заметку, и обязательно ругательную. Я согласился, в общем, из циничных соображений: у нас был нулевой рекламный бюджет, мы не могли себе позволить никакую рекламу вообще — ни наружную, ни по радио, нигде. И поэтому пробовали что-то придумывать, что будет само собой расползаться по интернету — вот клип с Аней Чиповской, например, был для этого сделан. И понятно было, что авто-рецензию, хотя бы из болезненного любопытсва, много людей прочитает. Я старался быть честным, и записал там какие-то вещи, которые меня самого в фильме разрадражают, но это, конечно, не самая лучшая рецензия — по двум причинам. Во-первых мне самому «Фронт», как легко догадаться, скорее нравится, так что разгром был довольно формальный. А во-вторых — я правда не очень могу буквами про него рассказать. Если бы мог — не имело бы смысл фильм снимать, можно было бы рассказ написать или пост в фейсбуке.

5/9 Зачем вообще молодому режиссеру сейчас снимать полный метр, а не сериал?

У нас очень иделизированное представление о сериальном производстве, потому что мы все смотрим то, что делают Netflix, AMC и HBO — то есть, выражаясь языком маркетологов, самый премиум, самые сливки. Там творятся чудеса, но это, несмотря на миллионны зрителей, сравнительно маленькая резервация, сильно отличающаяся даже от эфирного американского телевизора, не говоря уже про русский. Даже великий сериал The Wire, с которого начался сериальный ренессанс в Америке — ну, про него в американских газетах до сих пор так и пишут: «выдающийся, но увы, малоизвестный». К тому же сериал делается год-два, это изначально компромиссный продукт — ты месяцами сидишь с продюсерами и офицерами канала, и вы пробуете придумать что-то, что и тебе самому будет нравится и не пройдет потом с нулевыми рейтингами. Это тоже интересно, но зачем с этого начинать? В фильме, особенно маленьком, можно сделать всё, как тебе хочется. Нужно ли это кому-то будет — другой вопрос.

6/9 На какие блоги о кино подписаться?

Я лично подписан на Дэвида Бордвела (davidbordwell.net), Гленна Кенни (typepad.com), Front Row Ричарда Броди (newyorker.com) и сайт издательства Criterion (criterion.com). И, конечно, на Стивена Содерберга в твиттере (@Bitchuation) — чтоб учиться и завидовать.

7/9 Какое у вас главное guilty pleasure в области кино?

Неудачные фильмы Вуди Аллена, от которых иногда даже больше радости, чем от удачных, и то, что Бессон сейчас снимает и продюсирует. Еще мы с женой недавно посмотрели «Ультраамериканцев» со Стюарт и Айзенбергом, это по всем признакам безобразное кино — но сколько же радости.

8/9 Какое самое недооцененное русское кино нулевых?

«Сердца бумеранг» Николая Хомерики, это мой самый любимый русский фильм последних лет.

.............................................................

9/9 Почему сейчас так мало хороших фильмов ужасов и в каждом из них одни же штампы?

Плохого вообще снимают больше, чем хорошего — это закон неубывания энтропии. Но я не соглашусь про хорроры: в 2015 был, как минимум, гениальный It Follows и «Костяной томагавк» сейчас в кинотеатрах ещё идёт, полюбопытствуйте.