Карандаш как оружие
Charlie Hebdo выпустил номер, посвященный теракту в Париже. Пользователи TheQuestion задаются вопросами об этом еще недавно малоизвестном журнале. А также — о запретных для творчества темах
7 вопросов
1. Есть ли табуированные темы в искусстве?2. Есть ли примеры сатиры в изобразительном искусстве античности?3. Как люди в средние века обсуждали табуированные обществом темы?4. Существовала ли политическая сатира в искусстве Средних веков?5. Всё ли можно высмеивать карикатурой или есть вещи, над которыми нельзя шутить?6. Некоторые российские либералы открыто поддерживают журнал Шарли в его издевательствах над жертвами авиакатастрофы над Синаем, они нормальны?7. Почему Charlie Hebdo не делал карикатуры на смерть своих сотрудников в январе 2015?

Слово "табу" в нашей обычной речи употребляется не в строгом этнографическом значении "священный запрет, скверна, харам", а как часть изобретенной Фрейдом пары "Тотем и табу" (книга Фрейда 1913 г.), иллюстрирующей пару "я и сверх-я", и в конце концов косвенно восходящей к конфликту чувства и долга в трагедии эпохи классицизма. Поэтому табу понимается не как осквернение искусства, а как невыполнение долга. Я бы употреблял слово "табу" в его действительном смысле, и сказал бы, что табу в искусстве -- писать как Александр Шилов или Никас Сафронов, так как у данных художников оскверняются сами принципы искусства, прежде всего, принцип подражания и принцип идеализации.

Если же речь идет о темах, то так как в искусстве тема не столько тезис, сколько повод, то разумеется, нарушения табу так же могут стать темой изображения, как и их соблюдение: достаточно вспомнить все живописные изображения Лота с дочерьми.

К слову сказать, карикатуры Шарли Эбдо принадлежат не к сфере юмора, а к сфере политического памфлета, заведомо грубого и непристойного, образцом которого можно считать некоторые из "Разговоров Запросто" Эразма Роттердамского, письма Мартина Лютера и другие важные документы европейской культуры, где как раз нарушение привычной вежливости мотивировано самими задачами памфлета как письма, самим посылом этой формы затронуть, задеть адресата или подразумеваемого собеседника.

2/7 Есть ли примеры сатиры в изобразительном искусстве античности?

Примеры сатиры в изобразительном искусстве античности встречаются.

Обычно они были связаны с актуальными политическими событиями: скажем, "тройная" победа греков над персами у реки Эвримедонт под руководством Кимона (466 г. до н.э.) нашла отражение в снабженном подписью "Я - Эвримедонт" изображении на вазе, где представлен грек, намеревающийся совершить сексуальное насилие над персом.

Известен афинский остракон, поданный за изгнание видного политика Каллия с надписью "Каллий, сын Кратия, мидиец", на котором Каллий изображен в непристойном для эллина виде - в персидских штанах. Число подобных примеров, вероятно, можно умножить, однако говорить о существовании (политической) карикатуры в античности как отдельного жанра, пожалуй, не приходится.

3/7 Как люди в средние века обсуждали табуированные обществом темы?

Мне кажется, что формулировка этого вопроса содержит анахронизм, то есть приписывает средневековой культуре качества, которые на самом деле ей не были присущи. Очевидно, у вопрощающего есть некое представление о том, как "табуированные темы" обсуждаются сегодня, и он хочет узнать, собирались ли средневековые интеллигенты на кухне, чтобы поругать правительство.

Казалось бы, средневековое общество было строго иерархизированно, во главе государства стоял единоличный правитель, значительная часть населения не имела никакого влияния на политические процессы. Сплошная несправедливость, средневековые интеллектуалы не могли этого не замечать! Действительно, например, ученик Фомы Аквинского Птолемей Лукский выделял два типа монархии, "деспотическую" и "политическую". Но считал ли он, что деспотическая монархия - это плохо, несправедливо и не имеет права на существование? Нет. Правление короля-деспота, единовластного, опирающегося только на свое собственное понимание законов и справедливости, он считал оправданным, потому что оно подобно тому, как Господь единолично правит миром.

Резюмирую: не нужно думать, что антиправительственные политические идеи были запрещены, а на их обсуждение налагалось табу; скорее всего, значительная их часть средневековыми мыслителями просто не осознавалась и не проблематизировалась.

А что касается тем, табуированных по причине своей пикантности и постыдности, хорошим примером может послужить описание быта деревни Монтайю. Распространение сплетен, изъяснения в чувствах между любовниками, обсуждение возможной поддержки катаров - все это происходило за таким интимным занятием, как выискивание вшей. Привожу цитату из книги Э. Ле Руа Ладюри "Монтайю, окситанская деревня (1294–1324)" (Стр.166):

"В Монтайю почти не бреются, умываются лишь слегка, ... зато много ищутся, давить друг у друга вшей было знаком доброй дружбы, замешанной на ереси или чисто мирской, приятельской. Пьер Клерг побуждает искать у себя вшей своих любовниц, Беатрису де Планиссоль и Раймонду Гийу. Действие происходит в постели, у очага, у окна, а то и на верстаке сапожника. Попутно кюре использует случай, чтобы преподать своим милым поучительный урок, на свой лад излагая начала катарства и донжуанства. Раймонда Гийу, привлеченная domus Клергов для борьбы со вшами, демонстрирует свои таланты и на сыне, и на его матери. ... Не прекращая давить паразитов, она пересказывает пациентке свежие деревенские сплетни. ... Среди бела дня в дверном проеме благотворительница Гийеметта выискивает вшей в голове Бернара, попутно уговаривая его оделить хлебом «совершенных». Будучи безумно влюблен в Раймонду, дочь Гийеметты, Бернар, разумеется, спешит исполнить пожелания своего дезинсектора. В конечном счете, без того чтобы поискаться, не обходятся и «салонные» беседы по-монтайонски. С этой целью устраиваются на солнышке, на плоских крышах невысоких, смежных или стоящих напротив друг друга, похожих как две капли воды домов"

С другими подробностями о жизни в Монтайю можно ознакомиться здесь: arzamas.academy

4/7 Существовала ли политическая сатира в искусстве Средних веков?

Конечно, существовала.

Несмотря на то, что смех как проявление праздности подчас подвергался осуждению со стороны Церкви, в народной культуре Средневековья развивались и пользовались популярностью карнавалы и многочисленные жанры юмористических произведений, например фаблио (стихотворные новеллы, призванные развлекать и воспитывать слушателей), соти (пародии, которые шуты исполняли якобы от лица чиновников и клириков) и фарсы (небольшие пьесы с комическими сюжетами). Подобные низкие жанры тяготеют к оппозиционности, поэтому политические проблемы в них освещались нередко. Особенно часто высмеивались пороки сословий.

Известнейшим сочинителем соти и фарсов был Пьер Гренгуар (да, у персонажа "Собора Парижской Богоматери" есть реальный исторический прототип).

Еще один прекрасный пример средневековой политической сатиры - "Роман о лисе". Его главный герой, лис Ренар, предприимчивый горожанин, противостоит - и весьма успешно - волку Изергиму, олицетворяющему рыцарство, медведю Брену, олицетворяющему богатых феодалов, ослу Бодуэну, символизирующему клир и даже льву Ноблю, в образе которого нетрудно узнать короля. На примере этих животных авторы высмеивали пороки различных групп общества.

Ваганты, писавшие очень смелые и фривольные стихи, часто высмеивали Церковь за стяжательство и отход от апостольской бедности.

Черты политической сатиры обнаруживаются и, например, в "Зерцале глупцов", поэме XII века, главный герой которой, осел Брунеллус (вот его портрет на полях bl.uk), сбежавший от хозяина, лечится во врачебной школе в Салерно, учится богословию в Сорбонне, а затем основывает собственный монашеский орден. Он преуспевает во всем, будучи глупцом, благодаря чему высмеиваются пороки тех заведений, которые он посетил.

Примеров средневековой политической сатиры можно привести множество. Про смеховую культуру "Средневековья вообще" полезно почитать Бахтина gumer.info

И упомянутые источники, конечно. Они уморительные.

5/7 Всё ли можно высмеивать карикатурой или есть вещи, над которыми нельзя шутить?

Мой ответ короткий: высмеивать карикатурой можно всё, что угодно.

Границы здесь устанавливаются прагматически. Если эти границы и задаются, то это происходит произвольно и конкретными субъектами в конкретных обстоятельствах. Границы не являются чем-то предметно данным. Они не являются субстанцией. Границы — это представления, совокупность договоренностей, определение меня через тебя.

Другими словами, это то, что задается в отношениях между людьми. В это связи если границы нарушаются, то это означает только одно. Не то, что нарушены какие-то исконные, от века данные священные границы. А означает это лишь то, что для кого-то эти границы являются святыми, а кто-то их нарушает: сознательно или не сознательно, целенаправленно или случайно. И после этого начинается тяжба о представлениях — конкуренция различных субъектов за обладание гегемонией в том или ином понятийном поле.

6/7 Некоторые российские либералы открыто поддерживают журнал Шарли в его издевательствах над жертвами авиакатастрофы над Синаем, они нормальны?

Может быть, я что-то пропустил, но я не встречал российских либералов, которые считают, что очень здорово смеяться над жертвами авиакатастрофы или что Charlie Hebdo опубликовал на эту тему бог весть какие талантливые карикатуры. Сарказм журнала, насколько я понимаю, обращен не в сторону жертв катастрофы, а в сторону российского военного вмешательства в Сирии, которое Западом осуждается и, по мнению Запада, привело к теракту на борту лайнера. Но суть не в этом, а в том, что все движение в поддержку Charlie Hebdo заключалось в выражении одной мысли: нельзя убивать за карикатуры, шутки, слова. Можно не покупать журнал, призывать к его бойкоту, подавать на него в суд, брать карикатуры на Януковича и подписывать шрифтом Times New Roman, а вот врываться в редакцию с автоматами — нельзя. Также нехорошо запрещать кому-то его читать. «Я Шарли» означает «я признаю право людей публиковать свое мнение, каким бы отвратительным мне оно ни казалось, и уверен, что реакция на это мнение не должна быть насильственной и репрессивной». И больше ничего.

7/7 Почему Charlie Hebdo не делал карикатуры на смерть своих сотрудников в январе 2015?

Конечно, Шарли делали карикатуры после нападения на их редакцию.

Выпуск поступил в продажу 14 января (всего 7 дней спустя!).

На первой полосе нарисован пророк Мухаммед с табличкой "Je suis Charlie", а заголовок гласит "Всё прощено".

Но интересно посмотреть на те карикатуры, которые были опубликованы на последней странице. Это классическая рубрика Шарли - карикатуры, которых мы, читатели, "избежали" на первой полосе. Те, которые в итоге не были выбраны. Кстати, именно в этом разделе были опубликованы карикатуры, связанные с терактом и крушением российского Боинга, летевшего из Египта.

Самая большая карикатура с центре разделена на две части: в верхней мы видим художника-сатирика за работой и надпись "Карикатурист в Шарли Эбдо - 25 лет работы", в нижней изображены террорист с подписью "Террорист - 25 секунд работы". И вывод: "Террорист - работа для лентяев и дрочил"

Или вот ещё одна, про лицемерие: в ряд стоят все те, кого в Шарли беспощадно осмеивали. И у каждого на груди табличка с известной всем надписью.

А вот смерть с косой, которая от души смеётся, читая выпуск Шарли, где она сама же изображена на обложке, и говорит "Всё, оформляю подписку!"

А рядом - один из погибших во время терактов карикатуристов, Жорж Волински, которому на тот момент было 80 лет. Он в раю, за спиной у него крылья ангела, а передний край его ангельских одежд явно топорщится. "Волински шлёт вам благодарность!" написано сверху, а сам он на картинке радуется: "У меня снова стоит!" Очень в духе Шарли.