«Я периодически обновляю завещание»
Как самостоятельно добраться до Северного полюса? Как живут полярники, и что они знают о жизни, чего не знают обычные люди? Путешественник Матвей Шпаро — о походах к вершине планеты.
7 вопросов
1. Каково это — побывать на Северном полюсе?2. Можно ли самостоятельно совершить путешествие на Северный полюс? Насколько это опасно?3. Что с личной жизнью, если приходится ездить в опасные экспедиции? Правда, что полярники пишут завещания?4. Сколько зарабатывают полярники, которые работают на Северном полюсе?5. Есть ли что-нибудь вкусное на Северном полюсе?6. Есть ли у полярников доступ к интернету во время экспедиции?7. Что полярник знает о жизни, чего не знают другие люди?

Для меня, для человека, который был там 15-20 раз, — я уже сбился со счета — это любимое место. Северный полюс и Арктика в целом умиротворяют и успокаивают, заставляют думать об окружающем мире, людях.

У каждого свой Северный полюс. В 2007 году я был гидом у князя Монако, мы шли на лыжах и собачьих упряжках до верхней точки планеты. Когда мы достигли полюса, он попросил оставить его на 15 минут наедине с собой, хотел побыть со своими мыслями, переживаниями. Какими именно — я не знаю. Может он думал о своем прадеде Альбере I, который тоже был арктическим путешественником, может о своей семье, жизни… В общем, у всех по-разному.

В 2008 году вместе с моим другом Борисом Смолиным мы на лыжах полярной ночью преодолели более 1000 километров от мыса Арктического, архипелаг Северная Земля, до Северного полюса. Поход занял у нас 75 суток и попал в Книгу рекордов Гиннеса. Это одно из самых сложных путешествий в мире.

Подготовка к нему длилась около четырех лет. Перед путешествием мы совершили несколько тренировочных походов — в районы с большой концентрацией опасностей, которые нас поджидали на полюсе. Это район Берингова пролива, который разделяет Чукотку и Аляску, и район пролива Лонга, разделяющий Чукотку и остров Врангеля. В этих местах очень быстро движется лед, а остров Врангеля считается «родильным домом» белых медведей — там их очень много. Встречаясь с опасностями в режиме тренировки, ты технически и морально готовишься к трудностям, которые можешь встретить в большом путешествии. Но есть и то, к чему невозможно подготовиться: человек уязвим, когда он спит, и ночью может случиться все, что угодно. Опыт — опытом, но природа бывает очень непредсказуемой.

2/7 Можно ли самостоятельно совершить путешествие на Северный полюс? Насколько это опасно?

Самостоятельно я бы туда отправляться не советовал — слишком опасно. Это требует серьезной подготовки, причем не только физической и технической (например, научиться хорошо ходить на лыжах и ориентироваться на местности), но и моральной. Надо быть готовым к холоду, лишениям, научиться быть наедине с собой продолжительное время. Поэтому лучше воспользоваться услугами гидов, которые организовывают коммерческие группы на полюса планеты. 

Да, сейчас 21 век, но на Северном полюсе можно встретить все то, что люди встречали 100-200 лет назад: пурги, дрейфующие льды, белых медведей, безумные ветра. Природа мягче на севере не стала, она, наоборот, стала жестче. Может быть это отчасти связано с изменением климата.

Подготовка к путешествию займет около трех-четырех лет. Ее можно в какой-то степени сравнить с подготовкой к подъему на Эверест. Сейчас я уже не готовлюсь к подобным путешествиям, так как я был на полюсе больше 15 раз. Мой опыт работает на меня. Но сначала, конечно, было сложно. Потому что, когда я отправлялся к Северному полюсу впервые, мне было 20 лет. 

3/7 Что с личной жизнью, если приходится ездить в опасные экспедиции? Правда, что полярники пишут завещания?

Родные всегда поддерживают, вдохновляют. Это заставляет идти вперед. Жена понимает, что это нужно и важно для меня, дети смотрят на это с любопытством и гордостью.

Конечно, у меня оно есть. Я периодически обновляю свое завещание. Вообще, это правильно – писать завещание. Независимо от того, полярник ты или нет, это нужная процедура, которая избавит близких от многих проблем.

4/7 Сколько зарабатывают полярники, которые работают на Северном полюсе?

Точных сумм я не знаю, наверное, тысяч 100 в месяц. Сумма не запредельная, но с учетом того, что там находишься на полном обеспечении, то деньги неплохие. Но люди работают там точно не из-за денег. Северный полюс — это другая жизнь.

5/7 Есть ли что-нибудь вкусное на Северном полюсе?

В путешествия мы берем с собой сало, очень его любим. И еще халву в шоколаде, всякие сухофрукты, орехи. А так питаемся сублимированными продуктами. Добавляем в них кипяток, даем настояться, и готово. Едим, например, кашу с мясом или борщ. На вкус так себе, зато быстро и питательно.

6/7 Есть ли у полярников доступ к интернету во время экспедиции?

Интернета на Северном полюсе почти нет. Зато есть спутниковая система, которая называется Iridium. Она позволяет разговаривать по телефону, посылать короткие смс, работает на специальном спутниковом телефоне. Если объединить несколько таких аппаратов, можно и к интернету подключиться, только он будет очень-очень медленным.

7/7 Что полярник знает о жизни, чего не знают другие люди?

Я думаю, что любое сложное путешествие, не только на Северный полюс, чему-то учит. Это хороший тренинг, метафора обычной городской жизни. Во время путешествия ты как-то все гораздо лучше понимаешь и четче воспринимаешь окружающий мир.

Чтобы достичь цели, нужно много трудиться, и тогда ты дойдешь до Северного полюса. Но это не какое-то глобальное знание, которое нельзя получить в обычной жизни. Просто часто мы не понимаем, как эти знания можно применить на практике. Когда окажешься в Москве, Северного полюса уже не будет, но будет другая цель.

Во время путешествия ты постоянно находишься в ситуации бесконечного выбора: пойти налево или направо, отдохнуть или пройти еще. Ты постоянно принимаешь решения, учишься нести ответственность за свой выбор. Например, каждый год в наш детский лагерь приезжают ребята, и наша цель не просто научить их разжигать костер или ставить палатку. Нет. Путешествия, походы делают их самостоятельными и ответственными за свои поступки. Этого, к сожалению, сейчас недостает многим молодым людям.