«Снежка мало в эту сволочную морду»
В Волоколамске с начала марта проходят митинги против местного мусорного полигона «Ядрово». 22 марта в центральную больницу города попали более 130 детей. Жители верят, что причиной массового отравления стал газ со свалки. Читайте репортаж с места локальной экологической катастрофы.
6 вопросов
1. Что хотят жители Волоколамска?2. Правда ли, что в Волоколамске так сильно воняет сероводородом, что дети попадают в больницу?3. Почему в Волоколамске воняет только ночью или утром?4. Правда ли, что митингующих подкупили?5. Уезжают ли люди из Волоколамска?6. Как дети страдают от «Ядрово»?

22 марта я побывала в Волоколамске. Тухлыми яйцами воняет уже в районе Дубосеково, всего одна станция до моей конечной остановки. В самом городе запаха нет. Старый полигон, который тут называют просто «телом», расположен в 2,5 км от Волоколамска. Туда меня подвез на снегоходе местный активист Дмитрий.

От смрада кружится голова и тошнит. Тут кажется, что чудовищный запах источает не гора мусора за хлипким забором, а ручей темно-коричневого цвета. Фильтрат через почву просачивается в реку Городня, впадающую в реку Ламу, воды которой попадают в Москву. 

Дмитрий рассказал мне, что жители Волоколамска сейчас добиваются закрытия и рекультивации полигона. Для рекультивации по голландской технологии надо на плоской площадке тела создать небольшой купол именно из мусора, чтобы достичь нужного угла для установки труб, потом засыпать все грунтом и высосать ядовитый газ. После дегазации его вывозят в контейнерах и сжигают. 

Губернатор Андрей Воробьев пообещал закрыть полигон, но ничего не сказал про новый, который уже строится по соседству. Он обещал, что там будет установлена специальная мембрану для защиты почвы от свалочного фильтрата, но жители не хотят нюхать еще одну свалку. Они решили не пускать мусоровозы на полигон и потребовали отставки губернатора.

2/6 Правда ли, что в Волоколамске так сильно воняет сероводородом, что дети попадают в больницу?

Это началось сегодня около 6 часов. Такие выбросы начались регулярно с 23 февраля в вечернее время. Это происходит (по данным людей которые партизанят)в то время, когда сливают запрещеную химию на полигон. Закрываем окна но ничего не помогает, средства хим защиты нам никто не выдал. Нас не информируют о замерах воздуха! нет информации о приездах комиссий и работе полигона
Мчс и газеты местные такие как ВК дезинформируют население: «все хорошо».

У населения массово отравление. С утра в больницу потянулись люди, школьники массово теряли сознание, задыхались, харкались кровью. Привозили машинами еле живых детей. Я попала туда со своим грудным ребенком, у него была рвота и тошнота. Всю ночь беспокойство и сбивчивое дыхание

Скорая не поставила диагноз и мы пошли прямиком в Центральную больницу. Там мы были уже не первые. Женщины с детьми в слезах, с аллергией и отравлениями, детей несли, вели за руки, взрослые люди сидели еле живые. Нас осмотрели, выписали лекарство, взяли кровь и отпустили, сказали прийти на повторный прием в пятницу. 

Ничем помочь кроме смекты и каплей не могут. Сейчас ребенок более менее оклимался, а я сижу с тошнотой и болью головной, к сожалению ничего сделать нельзя. Потому что в таких случаях, кроме как уехать, ничего не остается, а возможности уехать сейчас нет. 

Вы представляете, чтобы власти добровольно эвакуировали город, как в Чернобыле? Признали свой грязный бизнес и провал. Людей в Чернобыле держали 3 дня под радиацией, а нас из за газа и хим отравлений вывезут? Нет, тем временем, когда 200 человек в больнице, они расширяют свалку до нескольких тысяч тонн.

Фото из больницы:

Были слухи, это не достоверная информация, что якобы есть жертвы с летальным исходом. Двое детей погибло от отравления, но власти все скрывают. Нам перекрыли вообще доступ к какой-либо информации. Мы долбились во все двери и инстанции- либо отписки либо посылают по кругу и у города просто глюк

Я участвовала на митингах в Ядрово, обязательно согласованных у администрации. На них работает наша полиция, все мирно. Пригнали на один из митингов омон московский. И они избивают людей: не местные сотрудники, а московский омон. ребенка 7 летнего загребли даже, сидит в отделении без родителей! 7 лет девочка, выцепили и утащили.

Это 5000 митинг у адиминистрации:

Я не знаю как жить дальше. Мы ничего не можем сделать, плачем и пьем сорбенты.
Бежать некуда... Нас проигнорил даже президет, и Песков дал отписку, люди сходят с ума. Это реальность. Еще неделя максимум и будут волнения. Народ разьярен, очень страшно, что у людей в такой ситуации порвет крышу и будет захват администрации и т.д. Все хотят жить, никто не хочет умирать! А человек, который борется за жизнь — это страшная сила. А если выйдут все с вилами, я думаю, это будет бойня о которой никто не узнает. Это опять же скроют от народа.

Последствия от таких выбросов: отравления, мутации,летальный исход. Народ устал. Я не удивлюсь, если начнутся радикальные меры и мусорные бунты по области. Мы не одиноки. Клин так же с нами. У нас самое тяжелое положение, у них более менее еще, у нас вообще жутко.

3/6 Почему в Волоколамске воняет только ночью или утром?

Это обычная физика. Днем теплее, и воздух поднимается вверх от свалки. Температура тела полигона внутри всегда 70 и выше градусов. Соответственно, идет испарение. Почва пористая, все поднимается вверх, в атмосферу. Когда вечером температура понижается, то все газы, находящиеся в атмосфере, остывают и опускаются туда, куда дул ветер.

Так как наш Волоколамск находится в низине по отношению к полигону, мы чувствуем себя как в газовой камере. Ничего не продувает. У нас исторический Волоколамский район, и не было ни одного вредного производства по одной простой причине: от нас идет роза ветров. Советские руководители это просчитали, поэтому вредного не строили. А весной у нас роза ветров меняется до глубокой осени. И весь этот смрад пойдет на Москву.

4/6 Правда ли, что митингующих подкупили?

Получается очень забавно. Мы и в Сирии, и на Украине, и везде первые — всех нагнули. А свое родное Подмосковье... Люди хотят, чтобы у них что-то изменилось, и одновременно ничего не делают. 

Очень многие города согласовывают митинг с местной администрацией, но чиновники им отказывают. На что люди думают: «Ну, ладно, я подожду, пока за меня кто-нибудь это сделает». Не сделает.

Ничего не изменится, пока ты не оторвешь свою попу от дивана и не пойдешь на митинг. В Клине тоже были недавно народные волнения, и глава района назвал всех нас рейдерами и заявил, что все проплатил Госдеп. Говорил, что мы хотим Майдан, расшатать страну, а свалка — это только предлог, цель наша гораздо круче. Ты им пытаешься показать результаты экспертизы фильтрата, а они: «Вас подкупили».

5/6 Уезжают ли люди из Волоколамска?

Сейчас бы спохватилась и уехала! Но в нашем Волоколамском районе цена на жилье, которое можно продать, упала на 50-70 процентов. Дома, которые продавались возле Ядрово, прекрасные трехэтажные дома, даже там с частным бизнесом, с шашлычной, шаурмой, цена с 4 млн упала до 500 тысяч рублей. Мужик продает просто за копейки. Мы все здесь готовы продать и уехать! Все, особенно с больными детками! Но у нас нет таких средств. Кто у нас купит их теперь? Нашу помойку знает вся уже страна, что мы здесь сдыхаем! 

А с какими мы тогда деньгами поедем. У нас в районе 80 процентов безработных, мы за гранью бедности здесь живем. Что там Воробьев говорит, что у нас тут средняя зарплата чуть ли не 50 тысяч? Зачем врать, у нас как было 7-14 тыс, так и есть! У нас пенсионеры получают 7-14 тысяч и здоровые люди нормального возраста, я уже не говорю о 40-50 лет, которым вообще работу не найти никогда в жизни. 30-35 лет, а сидят на зарплатах 18-20 тыс и рады до смерти, что хоть сколько-то получают. Обиднее всего, что за такую зарплату они держатся, сидят на местах и боятся поднять головы, что их выпрут с этой работы. 

«Энергосбыт», например — обычная организация, сетевая, обычная организация! К администрации не имеет никакого отношения! Во время такого чудовищного выброса все сидят вниз головой, сидят в этом помещении, в котором глаз не видно, друг друга не видно, сказали: «А нам нельзя выходить на улицу! Нас с работы выгонят, и мы здесь нигде не устроимся». Это самый настоящий геноцид нашего народа! 

Вот новые сведения, это видел лично мой муж: женщина на площади сегодня подошла к мужу и рассказала, что она не может больше, сидит там и за копейки работает. И сказала следующее: «"ТРИ М" — наша организация, расположенная в Волоколамском районе, по заказу главы администрации Гаврилова, 1000 штук респираторов угольных с "Три М" забрал и проверил качество, просертифицировать и раздал на администрацию своего района эти угольные респираторы. Почему, если у нас ничего нет, то все хорошо? Да, потому что работники администрации попросили: "Вы хоть нас-то обеспечьте! Детей наших!"». Тысяча респираторов в администрацию поехало. Дело идет к войне, однозначно, к войне!

Поверьте, я знаю, что такое растить больного ребенка.  Стоя на баррикадах, я могла тогда горло перегрызть. Снежка оказалось бы мало в эту сволочную морду!

К нам едет воробьевский канал «360», который дует ему в одно место. Он такую чушь говорит! Такую гадость! Мы жители Волоколамска, мы гоним их взашей! Пинками гоним, а они спрячутся где-нибудь за домом, прикрывают свой логотип и бегают с микрофонами.

Кому принадлежит эта свалка, что ее защищает ОМОН, по шесть машин, полиция? Это разве нормальное явление, когда утром просыпаешься, везешь ребенка в школу, а везде проезжают автобусы с ОМОНом. Это нормальная жизнь? У нас что, военное положение в городе?

6/6 Как дети страдают от «Ядрово»?

Нам абсолютно беспрепятственно наша детская поликлиника выдала справку о том, что мы попали под раздачу свалочных газов, что у нас настоящий астматический приступ. Они выписали нам справку и сказали обращайтесь в суды, прокуратуру, не сидите. Даже сам врач сказал: «Идите и обращайтесь!». Но это не в ЦРБ. Это наш педиатр сказал как. Потому что у ребенка абсолютная бледность кожи, прям даже не чувствовалось, что у него там живой организм. 

Вся гортань горела огнем. Задыхался, дышать нечем, скрючился на кровати. Он спать не мог. Это была трагедия, я приняла все меры, чтобы снять приступ. До меня еще не доходило отравление, что трагедия уже по всему городу. Это было 21 марта ночью, к утру уже это все распласталось по всему городу. Разговор пошел, что сначала дети отравились, что уже все дети пачками в приемном покое. Мы не знали этого масштаба, и в это время боролись дома, потом мы помчались к врачу. Заранее записались, поэтому успели. 

Принимал только один дежурный врач, остальные уже все были в ЦРБ. Там уже было полно народу. Там дети страдали, плакали, рыдали, чесались все, блевали. Нам уже наши следственные органы сказали, что давайте что-то писать, что-то делать. Говорят, что тут баллончики разбрызгали перцовые, дети разбрызгали, побаловались. Как можно на весь город разбрызгать баллончик? Что за чушь! Интерфакс, такая знаменитая, известная, солидная служба написала первой, что отравились дети, 20 человек со школы, распылен баллончик перцовый. И вот мы сегодня родители вынуждены ходить и доказывать, отчего это у нас? Потому что всем ставят немыслимые диагнозы: дерматит, пищевое отравление, ротавирусная инфекция. Это все в ЦРБ. 

Причем чушь несут на уровне министров. Вчера эти наглые морды сидели и доказывали, что все у нас хорошо, замечательно, это детские шалости. Ну, и что они ждут? Пока мы их всех на вилы не посадим? Посадим! Ситуация стрессовая, патовая. Не хочется ни работать, ни чем заниматься. Мы постоянно у телевизора, у телефона, у компьютера. Мы постоянно на связи у всех знакомых. А что? Мы бросили соображать, у нас только одна мысль — наши дети. Просто невозможно жить дальше. Мы не живем, а существуем. Мы боимся спать ночами, мы боимся каждой новости. А не пострадал ли еще ребенок? А не увезли ли еще кого-нибудь? А не умер ли, кто у нас в городе? А самое страшное: когда мы вчера услышали от Воробьева от такого наглого, бессовестного губернатора, что нам никуда не деться  от этих свалок. Это дословно, из новостей, из вестей. Программа «Вести», федеральный канал «Россия» сказала о том: будьте типа на чемоданах, мы будем вывозить ваших детей, когда это все будет происходить, а происходить это будет постоянно! И никуда от этого не денемся. Это что такое? Это что за слова губернатора? У нас нет больше слов, просто нет слов! 

Я вам точно говорю, если сейчас не будет принято к Воробьеву никаких мер, то мы возьмемся за вилы. Вы не понимаете, что это такое! Это дети. Мы говорим всем, на весь мир: глотку передерем за наших детей. Перервем! Просто зубами выдернем!