Граждане, не задерживаемся
28 января в России пройдет акция в поддержку «забастовки избирателей», объявленной Алексеем Навальным, которого не допустили к выборам 2018 года. TheQuestion подготовил памятку о том, что делать при задержании
9 вопросов
1. Как в полиции организован процесс задержания на митингах?2. Если я приду на митинг с ребенком, насколько уменьшается вероятность того, что меня задержат?3. Что делать или как юридически себя обезопасить, если меня задержали на митинге?4. Как и чем простой гражданин может помочь задержанным на акции протеста?5. Как человеку, которого забрали в ОВД, вести себя, чтобы полиция подумала, что с ним лучше не связываться, и отпустила?6. Что будет, если я пойду на митинг, а мое лицо заснимут полицейские операторы?7. Куда помещают задержанных в отделении полиции?8. Почему после митингов с массовыми задержаниями не было заведено ни одного уголовного дела за превышение должностных полномочий сотрудниками ОМОН и Росгвардии?9. Полицейские искренне считают, что хорошо так поступать с митингующими?

Административный кодекс и правила задержания предполагают, что первичный документ, то есть рапорт о том, что гражданин задержан, должен быть написан сотрудником полиции, который производил задержание. Рапорт – это и есть та бумага, вокруг которой строится знаменитое кредо российских судей «у нас нет оснований не доверять сотрудникам полиции». В рапорте сотрудник полиции излагает обстоятельства задержания.

Но в реальности при больших митингах, где полиция заранее настраивается на то, что называется массовое «винтилово», этим винтиловым занимаются не кто угодно, а специально обученные люди, те, кто проходил тренировку, те, кто специально экипирован (на них, как правило, бронежилеты, каски «джетта» и т.п.). Если бы натренированные сотрудники полиции работали точно по административному кодексу, тогда им надо было бы «свинтить» гражданина, потом отвести его в автобус, а потом с каждым поехать в отделение полиции и написать рапорт о задержании. Производительность их труда была бы при этом очень низкой, и на каждого задержанного уходило бы до пяти часов времени одного специально натренированного сотрудника. Так они бы не выполнили план по задержанию.

Довольно давно полиция освоила другой метод работы: они разделили сотрудников на тех, кто проводит задержание и тех, кто производит оформление документов. Те сотрудники, которые работают «в поле», то есть непосредственно занимаются физическим задержанием, отводят людей только до автозака, после чего возвращаются обратно на исходную точку и ждут команду «винтить следующего», и так далее. Эти сотрудники в отделение полиции не едут. Но кто-то должен написать рапорт, поэтому в отделении полиции садятся специально назначенные начальником группы два полицейских, иногда три и более, но не меньше, потому что задержание проводят два человека, чтобы считалось, что те, кто задерживал, те рапорты и пишут. Назначенные сотрудники пишут рапорты от своего имени, как если бы задержания проводили они сами, при этом, они могут и не бывать на месте, где все происходило. Но если те, кто пишут рапорты и присутствовали на митинге, они заведомо пишут не только про тех, кого задерживали они лично, но и про всех остальных, доставленных в то же ОВД. 

Чтобы организовать работу таким образом, нужен шаблон рапорта. Шаблон рапорта часто представляет собой заранее подготовленный бланк, в который описание действий человека уже вписано. Там будут слова: «Имярек, несмотря на неоднократные требования сотрудников полиции разойтись, прорывал оцепление, вызывающе вел себя, выкрикивал лозунги» – то есть не подчинялся полиции – ст 19.3 Кодекса об административных правонарушениях. До 15 суток ареста. Разумеется, при таком подходе юридическая квалификация нарушения не зависит от того, что в реальности делал или не делал человек, только от того, какой шаблон используют в этом конкретном ОВД. У двух людей, которые вели себя совершенно одинаково и которых схватили рядом, будет написано разное, только потому что одного посадили в автозак, идущий в ОВД Нагорное, а другого – в ОВД Богородское. Иногда рапорта вообще пишутся на бланке, где все написано заранее и остается только внести имя задержанного. Где-то это переписывают от руки с какого-то одного образца, часто возникают разные ошибки. Так было, например, с людьми, привезенными в ОВД Метрогородок, двоих из которых я защищал.

Например, когда митинг 26 марта в 2017 года проходил на Тверской, многие прилегающие улицы были перекрыты. На Страстном бульваре полиция перекрыла движение кордоном из машин, когда несколько человек решили перейти эту улицу по проезжей части, за ними побежали сотрудники полиции, кого-то задержали. Их отвезли в ОВД Метрогородок, и, видимо, тот полицейский, который писал изначальный рапорт, ставший шаблоном, имел плохой почерк. Потому что «Страстной бульвар» при переписывании превратился в итоге в «Сретенский бульвар. Так, у более чем десятка человек в рапортах и протоколах о задержаниях появилась фраза: «задержан, когда прорывал оцепление в районе дома номер 2 по Сретенскому бульвару». И это целая проблема, потому что, во-первых, на Сретенском бульваре 26 марта в 17 часов заведомо не могли происходить те события, которые описаны в рапорте. Это другой район Москвы, там не было митинга и неоткуда было взяться оцеплению. А во-вторых, Сретенский бульвар – это территория другого суда. А все дела о митинге автоматом передавали в Тверской суд, на чьем участке Пушкинская площадь.

Поэтому когда утром 28-го числа автозак из ОВД Метрогородка приехал в Тверской суд и первый из судей начал изучать ситуацию, он увидел, что он не может судить людей, которых ему привезли. Стали оформлять на всех постановления о передаче всех этих дел в Мещанский суд, и в дальнейшем всеми этими делами занимался уже судья Мещанского суда. Тем временем, пока людей возили из одного суда в другой, истекли 48 часов с момента задержания. 48 часов – максимальный срок, который человека могут держать без решения суда. Сразу задержанных людей не отпустили, задержанные начали бунтовать, а адвокаты начали писать жалобы в электронные приемные, в прокуратуру, в Мосгорсуд. Задержанных продержали под конвоем лишних 40 минут, после чего завели в здание суда, сказали, что вы, граждане, теперь свободны, но паспорта им не отдавали. Предложили забрать их самостоятельно у судьи. Все дела расписали одной и той же судье Мордвиновой. Уже ближе к вечеру судья, которая и так перегружена обычными делами, и на которую внезапно свалился десяток внеплановых административок, наконец покончила с остальными и начала разбираться в том, что ей привезли из Метрогородка. А привезли ей такое, что либо закрывать глаза на все эти нестыковки, либо возвращать протоколы в полицию для исправления этого «Сретенского», и снова направлять их в Тверской суд. В итоге почти все из Метрогородка (кроме человека, у которого были неоплаченные штрафы по ст. 20.2 за предыдущие митинги, что считается «рецидивом») получили штрафы от 500 до 1000 рублей. При том, что по беспределу именно Метрогородок был на первом месте – в первую ночь туда не пустили к задержанным ни одного адвоката.

2/9 Если я приду на митинг с ребенком, насколько уменьшается вероятность того, что меня задержат?

С детьми задерживают, конечно, реже, чем без, но такие случаи всё равно бывают. Вообще, по наблюдениям ОВД-Инфо, на несогласованных акциях больше всего задерживают высоких мужчин. 

Брать ли ребенка на несогласованную акцию – вопрос неоднозначный. Законом это не запрещено, но нельзя сказать, что это полностью безопасно. Это должно быть решением подростка и/или его семьи. Задержание ребенка на акции протеста отличается от задержания взрослого тем, что об этом должны уведомить прокуратуру, а также могут поставить ребенка на учет. 

Вот что делать в таких случаях: https://ovdinfo.org/profuchet

3/9 Что делать или как юридически себя обезопасить, если меня задержали на митинге?

Не паниковать. Прежде всего, позвоните нам: +7 (800) 707-05-28 (бесплатный, в том числе для регионов) или +7 (495) 374-66-75 – мы поддержим, проконсультируем и попробуем помочь с юристом в случае необходимости. И о вашем задержании будет знать не только полиция, но и СМИ. Не забудьте зарядить телефон перед походом на акцию.

Задержание, по крайней мере в первый раз, часто предполагает административное дело, но оно далеко не всегда заканчивается протоколом, судом и наказанием, даже если акция «не согласована» (на всякий случай, напоминаем – организатор, по закону обязан лишь уведомить о проведении). Хотя, будут задерживать или нет, зависит от «установки» полиции.

Есть смысл заранее изучить несколько статей КоАП, чтобы понять, на что рассчитывать при самых худших раскладах. Прежде всего, это статья 20.2. (Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования – на участников чаще всего оформляется часть 5).

Также иногда используются статья 19.3 КоАП (Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции), и «хулиганка» – статья 20.1 КоАП– по ним небольшие сроки, но возможен арест до пятнадцати суток. Но это надо сильно заслужить.

Что касается сроков пребывания в полиции – до трех часов, если статья не арестная, если арестная – то до 48 часов, дальнейшее задержание незаконно. Можем только добавить, что по прибытии в отдел полиции надо требовать от дежурного записи в книгу доставленных с указанием времени. 

4/9 Как и чем простой гражданин может помочь задержанным на акции протеста?

Рассказываю с позиции человека, который несколько раз проделывал эту процедуру:

Прежде всего, нужно распространять любую известную вам информацию о новых задержанных по социальным сетям. Таким образом, при помощи поиска по ключевым словам, люди смогут опознать своих друзей, родственников и знакомых.

Далее необходимо сверять данные с сайтом ОВД-инфо, где всегда публикуется информация о задержанных людях на тех или иных акциях. Обычно в информации указываются имя, фамилия и ОВД, в котором они находятся. 

Дальше вы включаете свои навыки пользования социальными сетями и ищете любую информацию по вопросу, например, найдя в том же фейсбуке человека из списка (он, как правило, оповещает о  происходящем там), или используя те же ключевые слова (ОВД, задержанные, автозак и т.д.) Чаще всего задержанным нужны вода и еда, причем ни в коем случае ничего в стеклянных банках или тарах и никаких скоропортящихся продуктов. Собственно, остается только приехать к нужному ОВД и передать продукты. 

И особо важно! В случаях, если появляется информация о том, что человека ОСТАВЛЯЮТ НА НОЧЬ, заводят на него АДМИНИСТРАТИВНОЕ или, не дай бог, УГОЛОВНОЕ дело, необходимо максимально широко распространить эту информацию по всем возможным ресурсам. И если у человека нет адвоката - помочь найти ему адвоката.  Адвокат может также понадобиться в случаях, когда задержанных не пускают в туалет/не дают пить воду/когда поступает информация о серьезных правонарушениях (потому что по факту ваше задержание - это уже правонарушение) со стороны сотрудников полиции.

Поверьте, ваша помощь в таких ситуациях – бесценна. 

Пользователю можно написать личное сообщение вBadoo
5/9 Как человеку, которого забрали в ОВД, вести себя, чтобы полиция подумала, что с ним лучше не связываться, и отпустила?

Чаще всего в полицию попадают люди с виктимной внешностью. Крепкие и высокие мужчины встречаются в отделениях полиции редко, или уж если конкретно что-то отчудили. Чаще задерживают субтильных юношей с длинными волосами, от которых не ждешь отпора. С другой стороны, если человек хорошо одет и по нему видно, что у него есть деньги, то всегда читается, что у него есть знакомые, возможности и связи. Я не видел, чтобы люди в кашемировых пальто ночевали на полу в полиции. На митингах такие люди попадаются, а в отделениях полиции – почти нет. То ли потому что они действительно связи пускают в ход, то ли потому, что полицейские нутром чувствуют, что здесь вот не надо винтить – могут быть неприятности. 

Женщин очень мало среди задержанных, это можно назвать позитивной дискриминацией, но по статье 19.3. с митинга оставлено ночевать девушек в отделениях полиции почти не было. В этот раз люди среднего и пожилого возраста составляли меньшую, чем обычно, часть среди всех пришедших на митинг. Но их обычно меньше и берут в ОВД, потому что полицейский понимает, что если ты кого-то задержал, а человек умер от инфаркта в автозаке, то всю свою оставшуюся полицейскую жизнь ты будешь писать объяснения по этому поводу. 

Как еще повысить шансы на то, чтобы вас отпустили из отделения полиции, стоит или не стоит качать права и говорить, что вы будете звонить своему адвокату – тут я советовать не берусь, потому что на разных сотрудников полиции это «качание прав» действует по-разному. Но обобщая, больше всего шансов провести 15 суток в приемнике после митинга у мужчины от 18 до 45 лет, некрепкого телосложения, просто одетого.  

6/9 Что будет, если я пойду на митинг, а мое лицо заснимут полицейские операторы?

Возможны разные варианты. С большой вероятностью – ничего, ваше лицо просто будет в полицейских видеоархивах. Которые, скорее всего, составляют многие сотни часов. Или же, наоборот, раз в пару лет копы их ликвидируют за ненадобностью как материал, с которым работать нереально. 

Но может получится и так, что съемка с вами будет подшита к какому-нибудь оперативному досье на вас – если таковое ведется. Либо ваше лицо появится в «антимайданных» сетевых базах. Если вы опасаетесь засветки, можно рекомендовать одеть какой-нибудь головной убор, очки, которые как бы «частично скроют» ваше лицо, сделают менее узнаваемым. За маски на митингах сейчас задерживают – в соответствии с соответствующим законом. И таких задержанных точно переписывают и фиксируют.

7/9 Куда помещают задержанных в отделении полиции?

Изолятор временного содержания (ИВС, ранее — камера предварительного заключения, КПЗ, жарг. — обезьянник, каталажка, кутузка) — В СССР, Российской Федерации, Украине и других странах постсоветского пространства — места заключения (камеры) при территориальных органах внутренних дел или органах пограничной охраны, предназначенное для временного содержания лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления.

ИВС относятся к спецучреждениям системы МВД РФ и не входят в структуру ФСИН. Они не предназначены для постоянного содержания заключённых под стражей. После принятия судом решения об избрании задержанным меры пресечения в виде заключения под стражу они переводятся в СИЗО и при необходимости переводятся из СИЗО в ИВС только на время проведения следственных действий и слушания в суде, но не более чем на 10 суток в течение месяца.

Размеры и принципы организации работы ИВС зависят от размера ОВД и от количества заключённых. ИВС может быть мелким, средним и крупным. 

1. Мелкий ИВС, как правило, представляет собой несколько камер (не более пяти), которые, зачастую, расположены возле входа в ОВД. 

2. Средний ИВС представляет собой от 5 до 10 камер, которые, чаще всего находятся в подвале здания ОВД. 

3. Крупный ИВС представляет собой отдельное здание, в котором расположены от 10 до 40 камер. Административно-арестованные содержатся в спецприёмниках МВД РФ.

взято из википедии. 

подробно текст здесь:

Что понимается под изолятором временного содержания, сроки пребывания в нем. Порядок и правила внутреннего распорядка ИВС. Режим содержания в ИВС. Порядок осуществления передач, запреты и ограничения.

подробнее видео здесь:

8/9 Почему после митингов с массовыми задержаниями не было заведено ни одного уголовного дела за превышение должностных полномочий сотрудниками ОМОН и Росгвардии?

Думаю, потому, что у нас, к сожалению, давно де-факто существует презумпция законности действий сотрудников полиции. Та самая, которую недавно предлагалось оформить де-юре. Кроме того, лично мне очевидно, что сотрудники «органов» на данных митингах получили карт-бланш на задержания, пресечения и т.п. Для возбуждения подобных дел властям нужно признать незаконность действий отдельных сотрудников, на что власть, желающая посеять страх перед выходами на митинги, пойти не хочет.

9/9 Полицейские искренне считают, что хорошо так поступать с митингующими?

Не стоит забывать, что эти люди исполняют свои должностные обязанности в соответствии с федеральным законодательством, ведомственными нормативными актами. Будучи обязанными исполнять приказы своего непосредственного и вышестоящего руководства, сотрудники полиции и Росгвардии лишены свободы выбора действий. 

Объективно говоря, в случае, если массовое мероприятие не согласовано с местными властями, но проводится, тем самым нарушая установленный законом порядок проведения подобных мероприятий, граждане, участвующие в нем, являются правонарушителями и подлежат задержанию и доставлению в территориальный орган МВД. Методы и средства задержания данных лиц не всегда соразмерны угрозе общественном порядку, но это издержки нашей системы правоохранения. 

Таким образом, субъективное отношение того же сотрудника ОМОН к проводящемуся массовому мероприятию может не соответствовать такому же мнению его руководства, он даже может разделять идеи собравшихся. Однако этот сотрудник обязан пресекать совершаемые правонарушения, во имя какой бы благой цели они не совершались. 

Поэтому то, что сотрудники полиции, Росгвардии, управления "Э" МВД РФ думают при исполнении своих служебных и должностных обязанностей, никак не должно влиять на их действия.